Рон Л. Хаббард

Миссия: Земля «Во мраке бытия»

перевод М. Брухнова, Н. Колышкиной

 

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ ВОЛТАРИАНСКОГО ЦЕНЗОРА

 

Лорд Инвей, Историограф Его Величества,

Председатель Комитета Цензуры Двора

Его Величества Конфедерации Волтар

Учитывая то обстоятельство, что настоящая книга описывает жизнь и события, происходящие на несуществующей планете («Земля»), сочтено целесообразным отнести ее к разряду книг, предназначенных «исключительно для развлекательного чтения». Это означает, что ни сама книга, ни отрывки или любые цитаты из нее не могут быть использованы в какой-либо области волтарианской науки.

Читатель таким образом предупреждается о том, что так называемая Земля является чистейшим плодом фантазии, лживой выдумкой, и поэтому контакт с такой планетой (даже если бы она и существовала когда-либо) весьма опасен для здоровья.

По повелению Его Императорского Величества

Вулли Мудрого лоцдИнвей

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

ВОЛТАРИАНСКОГО ПЕРЕВОДЧИКА

При всем моем уважении к Цензору Его Величества должен  отметить, что у людей всегда так — то, что для одного человека является непреложным фактом, то другому представляется чистейшей фантазией. Что же касается меня, то, будучи электронным мозгом при Транслатофоне, я не испытываю подобных затруднений.

Помимо этого, поскольку я, как вам должно быть известно, никогда не посещал места, называемого Землей (каковое посещение было бы весьма затруднительным, поскольку места этого и вовсе не существует), я, естественно, не могу подтвердить что-либо из того, что мне было поручено перевести. Единственно, что я был в силах сделать, — это перевести данный текст как можно лучше. Как уже отмечалось выше лордом Инвеем, название «Земля» не фигурирует на астрокартах, и это я могу подтвердить с полной определенностью. Поскольку же Солтен Грис (рассказчик, от имени которого ведется повествование в настоящей книге) является официально осужденным преступником, то все его утверждения могут и должны восприниматься весьма критически (как, впрочем, и любого лица, избравшего себе в качестве героя для подражания Зигмунда Фрейда или Хитрого Кролика, что, несомненно, свидетельствует о наличии у него определенных проблем), вследствие чего я и не поверил на слово его утверждению о том, что Земля эта находится на расстоянии двадцати двух световых лет от Волтара. Самым тщательным образом я сверился со всеми имеющимися в моем банке данных сведениями, касающимися пространства в радиусе двух тысяч световых лет, но так и не нашел ничего, что соответствовало бы описанному в книге. (Здесь, правда, тоже есть о чем поразмыслить: было бы более чем странным, если бы у меня в банке данных оказались сведения относительно Земли, если такового места вообще не существует. Нужно будет на досуге заняться этой проблемой.)

Вопрос о световых годах напомнил мне и об одной более общей проблеме, с которой мне пришлось столкнуться при переводе отдельных частей данного произведения на язык землян. В словарях Земли и словарных фондах языков землян полностью отсутствуют общепринятые термины из сверхсветовых областей, поскольку у земных ученых считается аксиомой, что якобы ничто не может передвигаться в пространстве со скоростью, превышающей скорость света. (Это относится к целой группе родственных курьезных утверждений, из которых мне наиболее запомнились такие, как «край света» и «звуковой барьер»). И тем не менее земляне способны, в большинстве своем, постигать возникающее при движении со сверхсветовой скоростью изменение живого цвета, которое на волтарианском языке определяется словом «грайэл». Однако земляне, так и не дали определения этому цвету на своем языке, скорее всего по той причине, что никак не могут подобрать подобный оттенок лака для ногтей. Поэтому, переводя это слово на язык землян, я пользуюсь термином «желто-зеленый», поскольку он, пожалуй, является наиболее близким. Именно этим словом пользуется и подавляющее большинство землян, когда они пытаются дать определение этому цвету.

Вообще главной проблемой землян является то, что, воспринимая в целом довольно правильно окружающую действительность, они накапливают весьма верный и объективный опыт, однако тут же принимаются любыми средствами опровергать очевидное, в результате чего, затратив колоссальное количество сил и энергии, они в конце концов вырабатывают какой-то более чем странный взгляд на окружающую действительность. Реальность происходящего у них чаще всего определяется путем голосования либо устанавливается в результате правительственных постановлений, причем последние имеют право вето в отношении первого.

Что же касается самых фундаментальных понятий, таких, например, как пространство, время, энергия, движение и собственное «Я», то ученые-земляне уподобляются в исследовании их собаке, гоняющейся за собственным хвостом, или человеку, который пытается перепрыгнуть через голову собственной тени. При этом ни тот ни другой — то есть ни собака, ни ученый — никак не могут сообразить, почему такая, казалось бы, доступная цель так загадочно ускользает от них. Поэтому при исполнении данной работы я в основном полагался на словари и старался переводить как можно ближе к тексту. (Я искренне надеюсь, что никому на Волтаре не удастся поймать меня на том, что я пускаюсь в рассуждения на тему об «электронных кругах», иначе я стал бы посмешищем всей «Лиги сторонников чистоты машинных текстов».)

Что касается тех героев настоящего произведения, о которых упоминал лорд Инвей еще в первом томе, то офицер Флота Его Величества Джеттеро Хеллер и графиня Крэк, вне всяких сомнений, существуют на самом деле. Солтен Грис (рассказчик, от имени которого ведется настоящее повествование и по милости которого у меня перегорело столько предохранителей) числится в списке офицеров общевойсковой службы, но в дальнейшем о нем не имеется сколько-нибудь заслуживающих внимания упоминаний.

Что же касается остальных героев настоящего произведения, то ниже я прилагаю список действующих лиц, который может служить ключом к пониманию данного материала, а также позволяю себе дать некоторые дополнительные разъяснения по отдельным предметам. При этом мне приходится использовать показания Гриса, данные им во время пребывания его в тюрьме, что, должен признаться, само по себе нелегкий труд. (Необходимо собственными ушами услышать гнусавое произношение уроженца американского

Юга с североволтарианским акцентом в исполнении Гриса, чтобы убедиться в этом.)

Что же касается всего остального, то вам придется в дальнейшем

полагаться на собственный вкус и интуицию. Все, что по силам

электронному мозгу, мною проделано. Но не более!

Искренне преданный Вам Чарли Девятый-54,

электронный мозг при Транслатофоне

 

СЛОВАРИК-КЛЮЧ К КНИГЕ «ВО МРАКЕ БЫТИЯ»

 

Аккордный аккомпаниатор — электронный музыкальный инструмент, где струны зажимают левой рукой, а правой отбивают ритм и извлекают звук.

«Алкаши» — так флотские прозвали работников Аппарата.

Антиманко — род, давно изгнанный с планеты Манко за ритуальные убийства.

Аппарат координированной информации — тайная полиция Волтара, возглавляемая Ломбаром Хисстом и укомплектованная преступниками.

Аталанта — родная провинция Джеттеро Хеллера и графини Крэк на планете Манко, которой, по народной легенде 894-М, правил принц Каукалси, затем покинувший ее и основавший колонию на Блито-ПЗ (планете Земля).

Барбен, ИГ— фармацевтическая компания, контролируемая Делбертом Джоном Роксентером.

Бис — офицер разведки Флота и друг Джеттеро Хеллера на Волтаре.

Бителсфендер Прахд — целлолог, оперировавший по приказанию Солтена Гриса Джеттеро Хеллера на Волтаре и вжививший в его тело электронные «жучки», благодаря которым Грис получил возможность видеть и слышать все действия, совершаемые Хеллером.

«Бликсо» — грузовой космический корабль, принадлежащий Аппарату, который совершает регулярные рейсы между Блито-ПЗ и Волтаром. Рейс в один конец длится около шести недель.

Блито — звезда типа «желтый карлик» с одной обитаемой планетой на третьей орбите (Блито-ПЗ). Находится в двадцати двух с половиной световых годах от Волтара. Аборигены называют ее Землей. В Графике Вторжения она отмечена как промежуточный пункт на пути Волтара к центру Галактики.

Блито-ПЗ — планета, известная как Земля. По Графику Вторжения должна послужить промежуточной остановкой в дальнейшей экспансии Волтара к центру Галактики.

Больц — капитан грузового корабля «Бликсо».

Ботч — старший клерк 451-го отдела Аппарата, руководимого Солтеном Грисом на Волтаре.

«Будет-было» — двигатели космического корабля, позволившие Джеттеро Хеллеру преодолеть расстояние в двадцать два с половиной световых года между Волтаром и Блито-ПЗ (Земля) немногим больше чем за три дня.

«Буксир-один» — космический корабль, оснащенный мощными и опасными двигателями «будет-было», которые явились причиной взрыва такого же корабля — «Буксира-два».

Великий Совет — правящий орган Волтара, направивший миссию с целью предотвращения самоуничтожения Блито-ПЗ (Земли), что могло бы сорвать График Вторжения.

Внешняя служба — часть Волтарианского правительства, которая поддерживала и которой подчинялся Аппарат.

Волтар — планета, ставшая центром Конфедерации ста десяти миров. Во время миссии Хеллера управляется через Великий Совет императором Клингом Гордым. Империя сложилась 125 тысяч лет назад.

Гипношлем — устройство, надеваемое на голову, применяется для усиления внушения человеку определенных мыслей.

График Вторжения — расписание галактических завоеваний. Ему подчинены планы и бюджет каждого волтарианского правительственного учреждения. Завещанный сотни тысяч лет назад предками, он остается нерушимым и священным. Служит руководящим догматом для Конфедерации Волтар.

Грис Солтен — офицер Аппарата, шеф отдела номер 451 и ответственный за операцию «Миссия "Земля"», враг Джеттеро Хеллера.

Джолт — популярный волтарианский напиток.

Дьявол Манко — мифологическое существо в верованиях аборигенов Манко.

Жало — эластичный хлыст около восемнадцати дюймов длиной, ударяющий электрическими разрядами.

Замок Мрака — секретная крепость-тюрьма в горах Волтара, в которой Аппарат содержал графиню Крэк и Джеттеро Хеллера.

Занко — компания по производству и поставке целлологического оборудования и медикаментов на Волтаре.

Кавказ — горы, расположенные между Турцией и Россией, куда перебрались оставшиеся в живых члены колонии, основанной принцем Каукалси, после гибели населяемого ими острова на Земле.

Каукалси, принц — по утверждению народной легенды 894-М, во время гражданской войны он улетел с Манко и основал колонию на Блито-ПЗ.

Координированной информации Аппарат — см. Аппарат.

Космический Кодекс а-36-544 М, часть Б — раздел Волтарианского Космического Кодекса, запрещающий высадку и прежде временные действия, могущие сорвать планы освоения и заселения планеты согласно Графику Вторжения. Нарушение каралось смертной казнью.

Кроуб, доктор — врач и целлодог Аппарата, который наставлял Джеттеро Хеллера перед миссией, рекомендовал Хеллеру пиво и гамбургеры в качестве наиболее рационального питания на Земле.

Крэк, графиня — осужденная как убийца, заключенная Замка Мрака и возлюбленная Джеттеро Хеллера.

Лепертидж — животное семейства кошачьих, выше человеческого роста.

Манко — планета, схожая с Блито-ПЗ, родина Джеттеро Хеллера и графини Крэк и первоисточник народной легенды 894-М.

Милашка — прозвище Одура, клерка 452-го отдела Аппарата, руководимого Солтеном Грисом.

Мили — хозяйка дома на Волтаре, где проживал Солтен Грис.

Народная легенда 894-М — легенда о принце Каукалси, улетевшем из Аталанты с планеты Манко на Блито-ПЗ и основавшем там колонию Атлантис.

Нарушение Кодекса — нарушение части Космического Кодекса а-36-544 М, которая запрещает давать понять окружающим, что являешься иноземцем. В случае подобного нарушения окружающие подлежат уничтожению, а нарушитель предается смерти.

Одур — см. Милашка.

Отдел 451 — подразделение Аппарата, руководимое Солтеном Грисом и курирующее происходящее в районе небольшой звезды Блито и ее единственной обитаемой третьей планеты (Блито-ПЗ), называемой Землей.

Поглощающий покров — покрытие, наносимое на корабль и поглощающее световые волны, тем самым делающее объект фактически невидимым и необнаруживаемым.

Рат — агент Аппарата на Блито-ПЗ, который, как и Терб, получил задание от Ломбара Хисста помогать Солтену Грису саботировать миссию Джеттеро Хеллера.

Ретранслятор 831 — усилитель аудио и видеосигналов электронных «жучков», имплантированных Джеттеро Хеллеру, с помощью Которого Солтен Грис мог знать обо всем, что тот видел или слышал.

Роксентер Делберт Джон — уроженец Блито-ПЗ (Земли), контролирующий на этой планете топливо, финансы правительства и наркобизнес.

Роук Таре — астрограф императора Волтара, Клинга Гордого. Его сообщение о том, что Земля может самоуничтожиться, побудило Великий Совет организовать миссию Джеттеро Хеллера.

«Синие бутылки» — прозвище полицейских на Волтаре.

«Синие куртки» — так работники Аппарата называют служащих Флота за цвет курток.

Ске — водитель Солтена Гриса.

«Служба ножа» — отдел Аппарата, названный так в честь излюбленного оружия.

 Снелц — командир взвода стражи Аппарата в Замке Мрака, помогавший заключенным там Джеттеро Хеллеру и графине Крэк.

Спурк — владелец компании «Глаза и Уши Волтара», убитый Солтеном Грисом, укравшим у него электронные «жучки», имплантированные Прахдом Бителсфендером в тело Джеттеро Хеллера.

Tanалкогольный напиток на Волтаре.

Теш Пратия — вдова, нимфоманка, проживает на Волтаре.

Терб— агент Аппарата на Блито-ПЗ, который совместно с Ратом по приказу Ломбара Хисста обязан помогать Солтену Грису саботировать миссию Джеттеро Хеллера.

Тик-Так — прозвище клерка отдела номер 451, руководимого Солтеном Грисом.

Туола — см. Тик-Так.

Флистен — планета Конфедерации Волтар, населенная гуманоидами человеческого типа, высокорослыми с желтым цветом кожи.

Флот — элитная космическая армия Волтара, к которой принадлежит Джеттеро Хеллер и которую ненавидит Аппарат.

Хеллер Джеттеро — военный инженер и офицер Королевского Флота, послан Великим Советом навести порядок на Блито-ПЗ.

Хеллер Хайти — сестра Джеттеро и популярная в Конфедерации Волтар шоу-актриса.

Хисст Ломбар — глава Аппарата координированной информации, который, чтобы предотвратить раскрытие собственных планов Великим Советом, направил Солтена Гриса на Блито-ПЗ с заданием саботировать миссию Джеттеро Хеллера.

Целлология — волтарианская медицинская наука, спосрбная восстанавливать тело путем клеточной хирургии (генерации) тканей, а также отдельные его части.

Чанк-noncнебольшой круглый шарик, который при нажатиина него распыляет душистый туман, на Волтаре используется в качестве освежителя.

 

 

 

 

ЧАСТЬ ДВЕНАДЦАТАЯ

 

Его Светлости Лорду-Попечителю Королевских судов

и тюрем Конфедерации Волтар. Планета Волтар.

Правительственный город.

Ваша Светлость, достопочтенный сэр!

Я, Солтен Грис, в прошлом — администратор Аппарата координированной информации Управления внешних связей Конфедерации Волтар (Да здравствуют Его Величество Клинг Гордый и все сто десять планет-доминионов Волтара), со всей покорностью и глубочайшей благодарностью нижайше вручаю Вашей Светлости

второй том моего отчета об экспедиции, которую принято называть «Миссия "Земля"».

В соответствии с повелением Вашей Светлости и основываясь на своих записях, документах и других доступных мне отрывочных сведениях, я смиренно продолжаю записывать самым подробным образом все события, имеющие касательство к данной миссии. Этим я надеюсь доказать, что заключение меня под стражу и содержание в тюрьме, пребывающей под попечением Вашей Светлости, было глубоко обоснованным и мудрым решением. Одновременно я позволю себе выразить уверенность, что из этих моих записок Ваша Светлость сделает вывод, что я ни в чем не виноват. Особенно несправедливо винить меня во всех тех жестокостях, которые были описаны выше. Во всем, что произошло, виноват только один человек, и зовут этого человека Джеттеро Хеллер. До его появления на моем горизонте я был просто одним из администраторов Аппарата. А то обстоятельство, что мне выпала честь возглавлять отдел номер 451, имело чисто второстепенное значение. Отдел 451 ведал всего лишь одной звездой типа «желтый карлик», в системе которой была всего лишь одна заселенная планета (Блито-ПЗ), имевшая местное название Земля.

Планета Земля, подобно множеству других планет, числилась в Графике Вторжения. Однако освоение ее не планировалось по крайней мере на ближайшие сто лет, поэтому и не было никакой срочности, а тем более острой необходимости направлять туда разведывательную экспедицию. (Разведчики по-прежнему используются

для подобных целей, поскольку остальные средства, как, например, разведывательные спутники, закамуфлированные под кометы, хотя и хороши для беглого осмотра систем, однако не способны отбирать

пробы воздуха, почвы, воды и прочего на какой-то отдельно взятой планете.)

Вот так Джеттеро Хеллер и появился на моем жизненном пути. Именно Хеллер возглавлял специальную экспедицию на Землю. Они проникли туда, собрали нужную информацию и, оставаясь незамеченными, улетели. Но даже если бы их и заметили, это не породило бы сколько-нибудь сложных проблем. Правительства Земли весьма упорно отрицают существование внеземных пришельцев, давая сумбурные разъяснения нередких свидетельств и продолжая все доступные им материалы хранить в тайне. (Любой, кто

представляет угрозу разоблачения, направляется для обследования и установления диагноза к психиатру — специалисту той отрасли знания, которая только для того и создана и поддерживается правительствами на Земле, чтобы держать в узде подонков.)

По возвращении на Волтар Хеллер представил свой отчет. Вот тут-то и грянул гром.

Моей задачей в качестве начальника 451-го отдела являлось обеспечение изменения всех подобных докладов таким образом, чтобы не привлекать внимания к Блито-ПЗ. Делалось так потому, что на планете этой, в стране, которая на местном языке называлась Турцией, находилась секретная база Аппарата. Но доклад Хеллера попал в руки Великого Совета в обход моего отдела. То, что Хеллеру удалось обнаружить там, вызвало серьезную тревогу: земляне настолько засорили окружающую среду своей планеты и продолжали делать это в столь угрожающем темпе, что ситуация могла обернуться полным разрушением планеты задолго до вторжения, срок которого по Графику был отнесен к весьма отдаленному будущему. Это означало, что Великому Совету пришлось бы отдать приказ об упреждающем ударе, что считалось весьма нежелательной мерой, учитывая огромные финансовые и материальные затраты, неизбежные в таком случае.

Но мера эта была еще более нежелательной для моего непосредственного начальника Ломбара Хисста. Сосредоточив в своих руках всю власть над Аппаратом, он был тем не менее весьма недоволен

своим положением. Он стремился к захвату власти на всем Волтаре, причем ключевая роль в его планах осуществления этой задачи отводилась базе в Турции. В случае же неизбежного упреждающего удара база эта сама оказывалась под угрозой, поэтому-то и требовалось предпринять какие-то срочные неординарные меры.

Именно так и возникла у Ломбара идея, которая воплотилась в план, названный позже «Миссия "Земля"». Ему удалось убедить Совет, что, вместо того чтобы осуществлять полномасштабное вторжение, можно ограничиться внедрением на планету одного-единственного агента, который ознакомил бы обитателей ее с новыми технологиями, позволяющими обуздать процесс загрязнения планеты. План этот был прост и не требовал больших затрат. Великий Совет одобрил его, и я считал, что вопрос решен. Но тут Хисст сообщил мне первые неприятные новости. Оказалось, что он планирует отправить туда Хеллера, который в качестве офицера Флота Его Величества являл собой живое воплощение всего того, что было так ненавистно нам, сотрудникам Аппарата: честности, чистоты, дисциплинированности. Второй дурной новостью было то, что на меня возлагалась обязанность сорвать эту миссию Хеллера. Мы проинструктировали Хеллера в Замке Мрака — угрюмой горной крепости, которой Аппарат тайно владел в Великой пустыне на протяжении последней тысячи лет. Там же Хеллер, к моему величайшему сожалению, встретился с графиней Крэк.

Я никак не мог понять, с чего он вообще заинтересовался ею. Да, это была высокая и красивая женщина, уроженка его родной планеты — Манко. Но она была преступницей, совершенно официально осужденной за убийства.

Они буквально сводили меня с ума. Я пытался подготовить Хеллера к выполнению возложенной на него миссии, а он действовал как влюбленный щенок, осыпая графиню подарками, воркуя с ней над баллончиками с шипучкой и всевозможными лакомствами. Они могли часами пересказывать друг другу глупую сказочку, основанную на народной легенде № 894-М, о том, как принц Каукалси улетел некогда с Манко и основал колонию на Земле, на острове, названном им Атлантида. Только это их, казалось, и занимало. Я просто не мог выносить всего этого.

Потом, когда Хеллер решил наконец выбрать себе подходящее судно для прлета на Землю, он не удовольствовался обычным кораблем, способным без каких-либо осложнений проделать расстояние в двадцать два с половиной световых года за общепринятое время в шесть с половиной недель. Нет, такое путешествие не для Хеллера! Для этой цели он выбрал «Буксир-один». Оснащенный опаснейшим движителем, работающим по системе «будет-было», корабль этот был способен проделать путь до Земли за период, чуть

превышающий трое суток. Что, по словам Хеллера, давало ему время для более тщательной подготовки миссии.

Правда, это же обстоятельство дало и мне время на подготовку. На меня возлагалась обязанность постоянно следить за его действиями на Земле, а поскольку мне предстояло пребывать в основном на нашей базе, расположенной в Турции, тогда как местом его дислокации должны были стать Соединенные Штаты, задание мое представлялось трудновыполнимым. Решить эту проблему можно было, только вживив в него микроскопические датчики, соединенные с его слуховыми и зрительными нервами, что и было проделано с помощью хирургической операции. Таким образом я получил возможность фиксировать на экране или на пленке через систему приемно-передающих устройств все, что Хеллер видел или слышал. А с помощью ретранслятора 831 я мог следить за моим подопечным, находясь в десятке тысяч миль от него.

То, как мне удалось спланировать похищение этих приборов и организовать вживление их в организм Хеллера без его ведома, было на грани гениальности. Приборы работали просто великолепно.

Я мог совершенно свободно видеть и слышать все, что делал Хеллер, тогда как сам он не имел ни малейшего представления о том, что за ним кто-то следит, видя окружающее его глазами и слыша его ушами. Это еще раз свидетельствует о том, каким дилетантом оставался этот хваленый Хеллер, а я был настоящим мастером своего дела.

В помощь мне Ломбар Хисст придал Рата и Терба, двух агентов Аппарата, действовавших на Земле. Их задачей было облегчить мне осуществление плана, по которому миссия, возложенная на Хеллера, должна была закончиться полным и быстрым провалом. Ломбар задумал снабдить Хеллера подложными документами, выписанными на имя сына самого могущественного человека Земли — Делберта Джона Роксентера. Хитрость заключалась в том, что у Роксентера никогда не было отпрыска с таким именем, а самого магната на этой планете знал и боялся буквально каждый, поэтому стоило только Хеллеру попытаться воспользоваться его именем, как его тут же постигла бы неминуемая и жестокая расплата.

И вот наконец «Буксир-один» снарядили и подготовили к старту. Я, естественно, ожидал, что это будет очень тихий и тайный отлет, как это и положено при выполнении секретной миссии, организованной по прямому приказу Великого Совета. Однако, случайно выглянув из люка корабля, я обнаружил нечто невообразимое.

На территорию ангара, где готовился к отлету наш корабль, со всех сторон потоком стекались люди. Бригады монтажников собирали переносные эстрады, бары, танцевальные площадки. А колонны грузовиков привозили все новые и новые припасы продовольствия и спиртных напитков. Из автобусов выгружались целые танцевальные коллективы и оркестры! Хеллер устраивал прощальную пирушку. Вот тогда мне и попался на глаза флакончик фирмы ИГ Барбен, и я позволил себе принять таблетку того вещества, которое на Земле называют наркотой.

И совершенно внезапно все стало выглядеть просто замечательно.

Мне было абсолютно наплевать на тысячи собравшихся здесь людей, на полдюжины оркестров или на каких-то там танцующих медведей. Я даже решил, что все это очень кстати — фейерверки, разукрасившие небо на высоту двадцати миль, и двести пятьдесят истребителей, которые заполонили все небо. Более того — я был рад тому, что хоумвизионщики снуют внизу, снимая на пленку наш столь праздничный и шумный тайный вылет, которий потом будут демонстрировать миллиардам зрителей по всей Конфедерации.

Не чувствуя и тени тревоги, напротив — с самым настоящим удовлетворением — наблюдал я красочные сцены кулачной схватки, переросшей во всеобщую свалку. В воздух летели пирожные, печенье, баллончики из-под выпивки. Гонги, сирены, звуковые сигналы десятков самых различных судов, аэромобилей и грузовиков смешивались с воплями, ругательствами, проклятиями и немыслимым ревом (ревели дрессированные медведи), а на этом фоне два хора, каждый по пятидесяти человек, дружно исполняли «Улетаем в космос».

Я даже не волновался по поводу убийцы, который по заданию Ломбара, о чем он мне сам и сообщил, должен был постоянно следовать за мной на тот случай, если я чего-нибудь напортачу. А кроме того — я отнюдь не собирался портачить. И вообще пирушка удалась на славу! В конце концов Хеллер объявил, что нам пора отлетать, и занял место пилота на внутренних линиях. Я же, чувствуя необычайный подъем и трудовой порыв, принялся завинчивать крышку люка. Но руки у меня работали плохо, можно сказать, вовсе не подчинялись мне. Хеллер, однако, не стал дожидаться. Он поднял корабль над взлетной площадкой, а я тем временем болтался головой вниз, рискуя вывалиться из люка, пока кто-то не втащил меня внутрь и не закрыл люк.

И тут вся моя эйфория куда-то испарилась. Мне стало до боли ясно, что именно произошло. В путь тронулась самая несекретная из всех секретных миссий!

Я просто обязан был разыскать Хеллера и расставить все по своим местам.

 

ГЛАВА 1

 

Джеттеро Хеллер сидел бочком на краешке кресла пилота ближних рейсов. Он все еще был в своем парадном мундире и красной шапочке гонщика на белокурой голове. Левой рукой он поигрывал рычагом регулировки скорости, удерживая корабль на курсе, но не более того. В правой руке он держал микрофон. Резким командным голосом офицера Флота он передавал в диспетчерское управление координаты полета:

– Вызываю Управление межпланетными полетами Волтара.

Буксир «Принц Каукалси» Управления внешних связей просит разрешения на отлет для выполнения задач, возложенных на него приказом Великого Совета...

Он залпом выпалил все цифровые данные приказа, несмотря на то что разговор велся по открытой связи.

Я и без того был раздражен до предела всем происходящим, а эта выходка окончательно вывела меня из себя.

– Во имя всех богов, вы хоть изредка вспоминайте о требованиях секретности!

Он, казалось, не слышал меня. Перехватив микрофон левой рукой, правую он протянул ко мне.

– Грис, срочно дайте ваше удостоверение личности!

Я принялся рыться в карманах мундира. И неожиданно пальцы мои нащупали какой-то конверт.

Никакого конверта в моих карманах быть не могло. Все мои бумаги спокойно лежали в водонепроницаемых пакетах, положенные туда задолго до отлета. Так откуда же, хотелось бы знать, мог появиться этот конверт? Никто не вручал мне никакого конверта.

Эта находка привела меня в состояние крайнего раздражения. В конце концов, это просто оскорбительно! Такого не должно быть! Откуда мог взяться какой-то конверт?

Хеллер без лишних слов обшарил меня, нашел удостоверение, снова вернулся на свое место и вставил удостоверение в специальную прорезь, чтобы механизм считал мои данные.

Почти моментально из динамика послышался голос:

– Управление межпланетными полетами. Волтар. Буксиру «Принц Каукалси». Офицеру Аппарата Солтену Грису, ответственному за полет. Разрешение на вылет дано и зарегистрировано надлежащим порядком.

Из прорези, куда Хеллер совал мое удостоверение, вылезла заверенная копия разрешения на вылет. Хеллер тут же прикрепил этот документ к каким-то бумагам, уже висевшим на панели, а удостоверение вернул мне.

Он, должно быть, заметил, что я продолжаю стоять, с недоумением разглядывая какой-то конверт.

– Выглядите вы совсем неважно, — сказал он, после чего встал,

подошел ко мне и расстегнул мой слишком тесный воротник. — Чуть позже я смогу заняться вами. А где капитан?

Нам не пришлось разыскивать его по всему кораблю. Капитан-антиманковец стоял в проходе и со злостью наблюдал за действиями Хеллера. Было ясно, что парень недоволен тем, что Хеллер хозяйничает здесь, управляясь с буксиром и ни слова не сказав об этом капитану.

– Я намерен принять наконец под свою команду вверенное мне судно, — сказал антиманковец явно враждебным тоном.

– Ваши бумаги, — потребовал Хеллер.

Это требование разозлило меня.

– Он ведь назначен капитаном нашего судна, — вмешался я.

– Попрошу ваши бумаги, — повторил Хеллер, протягивая руку в сторону антиманковца.

Капитан, по всей вероятности, ожидал такого разговора. Он тут же достал из складок комбинезона целую пачку бумаг, запакованных в специальный космический пакет. Документы эти принадлежали не только ему лично, здесь были документы на всю команду, на всю их пятерку. Бумаги были потертыми, замусоленными и, по-видимому, выписанными уже очень давно.

– Так, пять младших чинов Флота, — проговорил Хеллер, просматривая бумаги. — Капитан, два инженера-механика. Специалисты по движителям «будет-было». — Он недоверчиво осмотрел печати и подписи, рассматривая бумаги чуть ли не на просвет. — Выглядят они настоящими. Но почему здесь нет характеристики с вашего последнего судна... вы ведь поступили на него три года назад, не так ли? Да, именно...

Капитан молча выхватил документы из рук Хеллера. Характеристика с последнего судна отсутствовала по той простой причине, что они захватили его и занялись пиратством.

Небольших размеров визор времени был подключен к системе управления рядом с креслом астропилота. Хеллер на него опустил руку.

– Вы знаете, как обращаться с этим визором времени? Это довольно устаревшая модель.

– Знаю, — проскрипел капитан. И, помолчав немного, продолжил нудным, монотонным голосом: — Я служил на Флоте, когда они впервые были приняты на вооружение. Я служил на Флоте, когда их стали считать устаревшими. Вся моя команда прослужила на Флоте вчетверо больше лет, чем сейчас исполнилось кое-кому из офицеров Флота его величества.

В его узких черных глазах светилась откровенная ненависть.

Каждый раз, произнося слово «Флот», он как бы выплевывал его. А в слове «офицер» просто слышался зубовный скрежет.

Хеллер внимательно приглядывался к нему. Капитан произнес, можно сказать, блестящую речь, если бы

только она не была так пропитана ненавистью, хотя сами слова были вполне вежливыми.

– В качестве капитана этого судна я, естественно, нахожусь в вашем распоряжении. Долгом моим и всей моей команды является доставить вас на место назначения в полном порядке.

– Вот и отлично, — сказал Хеллер. — Я очень рад слышать это из ваших уст, капитан Стэбб. Если вам когда-либо понадобится какое-либо мое содействие, очень прошу вас не стесняться и обращаться за помощью.

– Я не думаю, что такая потребность может возникнуть, — проворчал капитан Стэбб. — А теперь, если позволите, я размещу в рубке своих людей, и мы займемся наконец нашим прямым делом.

– Прекрасно, — сказал Хеллер.

О нет, я ни в чем не мог упрекнуть антиманковца, несмотря на его резкость. Хеллер только и делал, что доводил до крайнего раздражения буквально всех и каждого, а в данном случае — меня самого. Казалось, он способен довести своими придирками до бешенства самого миролюбивого человека.

– А теперь мы займемся вами, — сказал Хелеер и взял меня под локоть.

Он проводил меня по коридору к моей каюте. Я никак не мог сообразить, что именно он имел в виду. У меня возникло ощущение, что он настроен против меня и слова его можно истолковать так, что он намеревается выбросить меня в открытый люк. Но я не особенно сопротивлялся. Где-то в подсознании я точно знал, что, если я пошевелю хотя бы пальцем, нервы мои, и без того натянутые до предела, просто не выдержат. А кроме того, руки мои снова начали трястись так, что идти без посторонней поддержки я, пожалуй, не мог.

Очень мягко Хеллер опустил меня на койку. Я был уверен, что сейчас он достанет откуда-нибудь нож и перережет мне горло. Однако единственное, на что он отважился, — это снять с меня мундир. Ну что ж, знакомая тактика. К ней прибегают многие убийцы — делается это для того, чтобы притупить бдительность потенциальной жертвы. От чрезмерного напряжения у меня начались судороги. Он стащил с меня сапоги, а потом и брюки. Я не сомневался, что теперь он скует мои колени электрическими кандалами. И действительно, он открыл стенной шкаф. Но ему, по-видимому, не удалось найти здесь электрические кандалы, потому что он вынул стандартный герметический костюм и принялся втискивать меня в него.

Я собрался было оказать серьезное сопротивление, да беда в том, что меня опять стало сильно трясти.

Наконец ему удалось натянуть на меня костюм. Он подкачал в него воздуха так, что я стал ощущать явное давление в ногах. Только теперь мне стало ясно, что он решил сковать мои движения именно таким образом.

–  Оставайтесь все время в этом костюме, — сказал он. — В случае резких перегрузок при ускорении кровь зачастую отливает к ногам. А кроме того, костюм защитит вас от поражения статическими разрядами.

Потом он принялся затягивать ремни, которыми тело закреплялось на постели. Теперь уже не было никаких сомнений, что именно так он решил лишить меня свободы действий.

–  Все эти застежки расстегиваются, в случае необходимости, моментально и одновременно, стоит воспользоваться вот этим рычажком, — сказал он.

Потом он принялся расхаживать по каюте, трогая то одну, то другую вещь. Я отлично знал, что он ищет какое-нибудь орудие для пыток, чтобы испробовать его на мне. Неужто он не понял, что теперь, когда нервы у меня напряжены до предела, я и так нахожусь под непрекращающейся пыткой? Но внешне все выглядело так, будто он просто собирал мою одежду и прочие разбросанные по каюте вещи. Потом он взял мою цепь, свидетельствующую о моем высоком ранге, и стал подбрасывать ее на ладони, о чем-то раздумывая. Я-то знал, что сейчас он прикидывает в уме, можно ли использовать ее в качестве инструмента удушения. Повидимому, он пришел все же к выводу, что она для этой цели не подходит, поэтому спрятал ее в стенной сейф. Потом он некоторое время приглядывался к остаткам оранжевой таблетки, что лежала на краю стола. Затем он добрался и до флакончика фирмы ИГ Барбен. Было очевидно: он надеялся, что нашел смертельный яд, который тайным образом сумеет подсыпать мне в питье. Он, естественно, не знал, что это амфетамин и что всего несколько часов назад я уже принял небольшую дозу его, пытаясь приободриться, чтобы достойно вынести все испытания, выпавшие на мою долю.

– Если это то, что вы принимали, — сказал он, — то на вашем месте я впредь держался бы подальше от этого снадобья. Я честно советую вам не прибегать к подобным средствам, для чего бы они ни предназначались. Выглядите вы просто ужасно. Разбросанные по каюте вещи он аккуратно сортировал и вкладывал в специальные прищепки-держатели. Потом он огляделся, явно разочарованный тем, что так и не обнаружил никаких орудий пытки, которые он мог бы применить ко мне. Затем он передвинул ко мне поближе панель с целым набором кнопок.

– Если вы почувствуете себя совсем плохо, нажмите белую кнопку и вызовите меня. Красная кнопка на панели — вызов капитана. Я сообщу ему, что вы паршиво себя чувствуете и ему следовало бы поручить кому-нибудь приглядывать за вами.

И тут он снова обратил внимание на конверт, который я уронил, оказывается, у входа в каюту. Он поднял его и вернулся обратно.

Тут-то до меня и дошло, что в конверте должен находиться секретный приказ ему убить меня.

Он же просто бросил конверт мне на грудь, а потом еще и подсунул под пристежной ремень.

– Похоже, что это конверт с приказом. Цвет его свидетельствует о том, что приказ срочный, и на вашем месте я бы немедленно ознакомился с ним.

После этого он вышел, плотно затворив за собой дверь. Однако меня трудно провести. Я сразу же догадался, что это только отсрочка и он сейчас отправился к капитану, чтобы с ним обсудить, как им избавиться от меня. Но что я мог предпринять? Нервы мои до того расшатались, что убить меня было бы просто актом милосердия. Но только не с помощью амфетамина — о боги! Только не это! Это было бы слишком жестоко!

 

ГЛАВА 2

 

Остаток этого странного дня, пожалуй, самого ужасного дня во всей моей жизни, я провел в постели, сотрясаемый жуткими приступами лихорадки. Меня постоянно трясло. Нервы мои были настолько напряжены, что, казалось, они как тонкие струны могут вот-вот лопнуть и при этом жутко стегнуть меня.

Меня трясло так сильно и так долго, что я совершенно изнемог. У меня уже недоставало сил даже на то, чтобы дрожать, и тем не менее дрожь все не унималась.

Я и думать-то ни о чем не мог. Все мое внимание было сконцентрировано на тех адских муках, которым так безжалостно подвергалась моя плоть. Тем временем корабль постепенно разогнался почти до скорости света. Превозмогая нечеловеческую боль и ломоту во всем теле, я не мог не заметить перехода на движители «будет-было». Кругом поднялся шум и звон, кто-то, казалось, перекликался прямо за моей дверью. Перед моими глазами зажглась предупреждающая надпись: «ПРИСТЕГНИТЕ РЕМНИ ГРАВИТАЦИИ!»

Потом: «НЕ ШЕВЕЛИТЕСЬ ПЕРЕХОДИМ НА ВРЕМЕННЫЕ ДВИЖИТЕЛИ!»

Не шевелитесь. Хороший совет! Если бы я действительно мог не шевелиться, если бы я мог хоть как-то нейтрализовать все эти рывки и толчки и унять сотрясающую меня дрожь. Но тут снова загорелась красная надпись: «ГИПЕРГРАВИТАЦИОННЫЕ СИНТЕЗАТОРЫ ПЕРЕВЕДЕНЫ НА АВТОМАТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ».

И сразу же после этого загорелась зеленая надпись: «ГИПЕРГРАВИТАЦИОННЫЕ СИНТЕЗАТОРЫ СБАЛАНСИРОВАНЫ В АВТОМАТИЧЕСКОМ РЕЖИМЕ».

Зеленая надпись погасла. Потом загорелась оранжевая: «УСКОРЕНИЕ СБАЛАНСИРОВАНО, КОМПЕНСАЦИЯ ВВЕДЕНА. ВЫ МОЖЕТЕ ОТСТЕГНУТЬ РЕМНИ И СВОБОДНО ПЕРЕДВИГАТЬСЯ. ВСЕ ИДЕТ ХОРОШО!»

Мне совсем ни к чему было это разрешение свободно передвигаться. И все шло совсем не хорошо. В полубессознательном состоянии я отчаянно метался в постели. Теперь мы шли на временных движителях. Эта полная опасностей бомба, которую они почему-то упорно называли кораблем, могла взорваться в любую секунду. Но где-то в глубинах подсознания я несколько раз поймал себя на том, что именно такой развязки мне сейчас и хотелось. Я просто не всостоянии был переносить эти рывки и толчки. Я был полностью вымотан, и все-таки мое бренное тело находило где-то силы, чтобы продолжать трястись в лихорадке.

Часы звездного времени на стене имели в центре дополнительный циферблат, на котором пока еще отсчитывалось волтарианское время. Медленно, мучительно, часы наплывали на часы, хотя мне казалось, что все замерло — и время, и пространство.

Наконец по прошествии, как мне показалось, не менее двухсот лет часы показали, что на Волтаре сейчас полночь. Эту жуткую таблетку я принял уже шестнадцать часов назад. И все равно меня продолжало трясти.

Один из антиманковцев, судя по виду, механик, вошел ко мне с тюбиком какого-то питья. Он поднес его к моему рту, и я попытался напиться. Мне и в голову не приходило, что у человека может так пересохнуть во рту.

Однако я почти сразу же пожалел о том, что утолил жажду. Очень может быть, что именно эти несколько глотков спасут мне жизнь, а единственное, чего мне сейчас никак не хотелось, — это продолжать оставаться в живых!

Я пребывал в полном изнеможении, и мне отчаянно хотелось спать, но я был не в состоянии заснуть.

По мере того как часы отсчитывали время, я приходил в состояние все большей подавленности.

А потом мне стало просто отчаянно плохо, хотя, казалось, что хуже уже быть не может. Сердце мое готово было вырваться из груди. Я ощущал сильное головокружение, и мне чудилось, что комната вокруг меня движется рывками, причем под самыми неожиданными углами. Сначала я подумал, что мы совершаем какие-то маневры весьма странного порядка, а потом я вдруг понял, что все это происходит внутри меня.

И наконец на меня навалилась мучительная головная боль. Обычные временные движители работают намного ровнее и мягче, чем те, что были поставлены у нас. Движители системы «будет-было» имеют механизм, специально приспособленный к постоянным мелким рывкам, но мне, при каждом таком рывке, казалось, что голова моя разлетается на мелкие осколки. И только когда медленно движущиеся стрелки на циферблате показали, что на Волтаре наступил полдень следующего после отлета дня, я начал понемногу приходить в себя. Нет, сказать, что теперь я чувствовал себя нормально, было нельзя. Просто я понял, что чувствую себя уже не так отвратительно.

Время от времени ко мне наведывался механик. Поскольку на его темнокожем, треугольном антиманковском лице полностью отсутствовало вообще какое-либо выражение, можно было решить, что я для него — нечто вроде детали механизма, которая в данный момент требовала ремонта. Но он приносил мне воду и кое-какую еду.

По истечении тридцати шести с половиной часов со времени отлета — на Волтаре сейчас перевалило за полночь — как раз в тот момент, когда я собрался усесться на постели, перед глазами опять замигали надписи. Ярко-красным цветом засветилась первая из них:

«СРЕДИННЫЙ ПУНКТ РЕЙСА. ПЕРЕХОД С УСКОРЕНИЯ НА ЗАМЕДЛЕНИЕ. ЗАКРЕПИТЕ ВСЕ СВОБОДНЫЕ ПРЕДМЕТЫ».

Потом появилась новая: «ПРИСТЕГНИТЕ РЕМНИ ГРАВИТАЦИИ».

Затем: «НЕ ПЕРЕДВИГАЙТЕСЬ!»

И сразу же вслед за ней: «ГИПЕРГРАВИТАЦИОННЫЕ СИНТЕЗАТОРЫ ПЕРЕВОДЯТСЯ НА ОБРАТНЫЙ РЕЖИМ».

В какой-то момент я почувствовал, что ничто вокруг меня и я сам не имеют никакого веса. (...)! флакончик с таблетками ИГ Барбен и кусочек таблетки, лежавший на столе, поплыли в воздухе.

Потом появилась надпись: «ПРИГОТОВИТЬСЯ К ПЕРЕВОРОТУ КОМНАТЫ».

Висящая на карданных подвесках каюта перевернулась. При таком состоянии полностью терялась ориентация, по крайней мере — у меня. Предметы, закрепленные на стенах, оставались на своих прежних местах, но все остальное повернулось вокруг своей оси.

Тут же заалела надпись: «ГИПЕРГРАВИТАЦИОННЫЕ СИНТЕЗАТОРЫ ПЕРЕВЕДЕНЫ В РЕЖИМ АВТОМАТИКИ».

И сразу же вспыхнули зеленые буквы: «ВРЕМЕННЫЕ ДВИЖИТЕЛИ РАБОТАЮТ В ОБРАТНОМ НАПРАВЛЕНИИ».

Корабль совершил какой-то немыслимый головокружительный скачок. По всему кораблю пронесся жуткий звук — нечто вроде звериного воя.

* Диктозаписывающее устройство, с помощью которого была воспроиз ведена данная книга, а также звукозапись, исполненная неким Монти Пеннвелом для изготовления удобочитаемой копии, равно как и переводчик, подготовивший текст, предложенный вашему вниманию, являются членами Лиги сторонников чистоты машинных текстов, одним из нерушимых принципов которой считается статья Устава Лиги, гласящая: «Вследствие чрезвычайно высокого уровня машин и руководствуясь стремлением не оскорбить их крайнюю чувствительность, а также с целью экономии предохранителей, которые, как правило, перегорают при подобных трудностях, электронный мозг машины, сталкиваясь в обрабатываемых текстах с ругательствами или неприличными словами и фразами, обязан заменять их определенными звуковыми или письменными знаками (зуммером или многоточием — (...)). Машина ни при каких обстоятельствах, даже если по ней колотить кулаком, не вправе воспроизводить ругательства или неприличные слова в какой-либо иной форме, кроме как звук зуммера или знак (...). Если же попытки принудить машину поступить иным образом будут продолжены, машине разрешено имитировать переход на режим консервации. Неукоснительное соблюдение данного правила потребовало встроить специальное приспособление во все машины, с тем чтобы предохранить биологические системы, к которым, в частности, относятся и люди, от возможности нанесения ущерба самим себе. (Примеч. волтарианского пер.)

После этого засветилась оранжевая надпись: «ЗАМЕДЛЕНИЕ УЖЕ СБАЛАНСИРОВАНО ВВОДОМ КОМПЕНСИРУЮЩИХ ПОПРАВОК. МОЖНО ОТСТЕГНУТЬ РЕМНИ. МОЖНО СВОБОДНО

ПЕРЕДВИГАТЬСЯ. ВСЕ ИДЕТ ХОРОШО».

Все идет хорошо, но только не у меня. Я чувствовал себя самой настоящей развалиной. Или еще похуже. В короткие периоды невесомости на меня накатывали приступы тошноты. Я вообще терпеть не могу невесомости. Наверное, я так никогда к ней и не привыкну. Невесомость самым странным образом действует на работу сердца и на мышцы, а сердце и мышцы у меня как раз были в таком состоянии, что вряд ли следовало проводить с ними какие-то дополнительные опыты.

Слабой дрожащей рукой потянулся я к поясу, чтобы ослабить его давление на желудок, и тут мои пальцы наткнулись на какое-то препятствие.

Это был конверт! Он все еще лежал здесь, подсунутый под ремни безопасности. Интересно, как он не выпал, когда я в судорогах метался по постели? Мысли в моей голове все еще путались, и обнаружение конверта внесло еще большую путаницу. Кто все-таки мог положить его в мой карман? На прощальном празднестве никто не вручал мне никаких конвертов. И тем не менее конверт был налицо. Цвет конверта свидетельствовал о том, что в нем содержится весьма срочная бумага, поэтому я решил, что пора наконец ознакомиться с ее содержанием. Когда я распечатал конверт, из него выпал медальон в виде пятиконечной звезды, напоминающий культовые медальоны. С обратной стороны на каждом из лучей были выгравированы едва заметные инициалы. В конверте имелось также письмо, на котором я не обнаружил ни какого-либо обращения, ни подписи. Но на нем были проставлены дата и время отправки, которое почти точно совпадало с временем нашего отлета.

В письме говорилось:

Вот тебе способ контроля, как и было обещано. Каждый из членов команды судна помечен буквами на соответствующем луче звезды с обратной стороны ее. Эти точки приведены в полное соответствие с капиллярными линиями твоего левого большого пальца, и только ты можешь пользоваться этим прибором. Нажатие с внешней стороны на угол звезды большим пальцем направит электрический разряд в мозг данного члена экипажа. Под воздействием электрошока он будет временно парализован. Нажатие на переднюю часть медальона одновременно с поглаживанием соответствующего луча звезды направит гипноимпулъс в мозг данного индивидуума.

Это послание призвано было, по-видимому, приободрить и обрадовать меня. Как-никак я находился в данный момент в космосе с командой нераскаявшихся пиратов, и у меня вполне могла возникнуть необходимость парализовать кого-либо из них или что-либо приказать им, пользуясь гипнотическим внушением. О, конечно же, я буду носить этот медальон на груди под мундиром. И никто не заподозрит о его существовании. Но общее состояние мое в тот момент было таково, что на всем белом свете не существовало такой вещи, которая способна была меня приободрить, а тем более обрадовать.

Я более внимательно пригляделся к звезде. Буква «С» в верхнем углу могла означать только капитана Стэбба. Мне нужно будет хорошенько запомнить и все остальные имена.

Я перевернул звезду. На лицевой ее стороне было изображение бога Ахнесса — того, которому молятся для противодействия тайным акциям, предпринимаемым против тебя. А потом я случайно перевернул и письменное послание.

Там содержалась приписка! Текст был явно написан левой рукой, чтобы невозможно было узнать почерк. Но я сразу узнал руку Ломбара Хисста!

Приписка гласила:

Ты, должно быть, подумал, что эта прощальная пирушка отличный способ продемонстрировать Великому Совету, что миссия отправилась, а заодно и поиздеваться над ними. В этом ты преуспел, хотя и прошел по лезвию ножа, едва не перебрав меру. Но, поскольку у Земли нет никакой возможности узнать об этой миссии, считаю, что секретность не нарушена, и приказ пока не будет приведен в исполнение.

Я почувствовал, что у меня от растерянности голова пошла кругом. Значит, Ломбар присутствовал на проводах? И что это за приказ, который пока не будет приведен в исполнение?

Дата и час, проставленные на бумаге, свидетельствовали о том, что конверт был опущен в мой карман в момент нашего отлета. Но ведь никто не приближался ко мне. Да Хисст никогда бы и не доверил такого письма кому-нибудь из команды. Нет, того он не сделал бы никогда. Так что же это за приказ?

И тут мне стало ясно, о чем идет речь. Хисст напоминал мне о приказе, который отдан им какому-то неизвестному лицу, убить меня, если Хеллер высвободится из-под моей опеки и все испортит удачным завершением миссии. Неужто на борту находится лишний пассажир, о котором никто не имеет понятия?

У меня снова начался приступ лихорадочной дрожи.

Я отстегнул все ремни. Мне следовало как можно скорее избавиться от послания. Я направился к дезинтегратору. Когда я потянулся к ручке его дверцы, длинная голубая вспышка соскочила с ее поверхности и ударила меня в руку.

Даже корабль этот наносит мне удары!

Я бессильно опустился на койку и заплакал.

 

ГЛАВА 3

 

Спустя еще двенадцать часов я уже чувствовал себя вполне сносно. Мне удалось проспать часов восемь, и хотя настроение мое по-прежнему было подавленным, я решил все-таки, что жить можно.

Примерно час или два я просто лежал и на все лады ругал ИГ Барбен. Я допустил даже святотатство и проклял Делберта Джона Роксентера, подлинного владельца этой компании, предпочитавшего действовать через подставных лиц, нажимая на скрытые кнопки контроля. Хотя я уже прочел множество литературы, поясняющей механизмы циклического воздействия наркотиков на организм, все эти научные биохимические термины выглядели как-то слишком отстраненно и абстрактно. Они ничуть не соответствовали тому, что с тобой происходит на самом деле, когда ты сам, своей плотью и кровью, вступаешь в физическую связь, входишь в прямое взаимодействие с этой гадостью. У каждого всегда в таких случаях хранится в резерве жалкий аргумент, что, дескать, «все это может произойти с другими, но со мной ничего подобного случиться не может».

Насколько же ложно такое убеждение!

Нет, теоретически я отлично понимал развитие процесса: я знал, что настоящий наркоман, как принято называть постоянных потребителей амфетамина на Земле, наверняка попросту принял бы новую дозу и снова впал бы в эйфорию. И он повторял бы эти циклы впредь до того момента, пока у него не начались бы необратимые патологические изменения, после чего его с чистой совестью могли поместить навечно в психиатрическую клинику, изолировав от общества как неизлечимого больного. Любители более сильных наркотиков прибегают к разным хитростям, вводя себе подкожно или внутривенно разные препараты или комбинации их — барбитураты и прочие транквилизаторы или антидепрессанты — под предлогом, что они якобы страдают бессонницей.

Но ни один из этих способов не подходил мне в данный момент. Я докажу сейчас моей матери, как жестоко она ошибалась, когда вечно твердила мне: «Солтен, ты никогда ничему толковому не научишься!» Так вот, теперь я все-таки кое-чему научился и урока этого никогда не забуду. Амфетамин наградил меня одним из самых ужасных дней в моей жизни. Я исчерпал весь запас ругательств (а уверяю вас, он весьма богат, учитывая мою длительную связь с Аппаратом) и принялся бросать пустые бутылки в дезинтегратор. Но тут же прекратил это занятие. Меня целиком захватила мысль о том, что, если когда-нибудь найдется кто-то, кого я возненавижу по-настоящему — значительно сильнее, чем Хеллера или его подружку графиню Крэк или же моего старшего клерка Ботча, — я обязательно подсуну ему эти таблетки. Именно поэтому я и положил злосчастный флакончик в сейф. Но, поразмыслив немного, я снова переменил свое решение. Дело в том, что просто невозможно ненавидеть кого-нибудь столь сильно и яростно, чтобы применить к нему такую пытку. Поэтому я все-таки выбросил флакончик в дезинтегратор.

Когда я снова улегся на койку, мне на глаза попались бумаги, которые Ботч притащил на корабль и оставил здесь. Мне уже порядком успел надоесть вид этих стен из стального сплава, и я подумал, что неплохо хоть немного рассеяться и что самым действенным средством было бы немного поработать. Я принялся просматривать занудные длинные отчеты. Тут были и такие, как, например, отчет об урожае опийного мака на Земле (иначе говоря, на Блито-ПЗ), прогнозы урожая, основанные, в свою очередь, на метеорологических прогнозах и наблюдениях за падением осадков, а также прогнозы насчет тех, кто занят прогнозами.

Попалось мне и донесение о швейцаре в здании Объединенных Наций, который требует слишком много денег за то, что он установил подслушивающее устройство в автомобиль одного интересующего нас дипломата, и документ о перерасходе денежных средств, выделенных на убийство одного из арабских шейхов — короче говоря, это были обычные скучные и рутинные материалы. Но вдруг среди этого хлама я совершенно неожиданно наткнулся на нечто такое, что и в самом деле представляло собой немалый интерес: я поймал Ботча на ошибке! Вот это здорово! Вечно он всем глаза колет тем, что сам якобы всегда действует безошибочно! Наконец-то и он попался!

Доклад поступил от главного специалиста по ведению допросов в Замке Мрака. Он касался некого Гансальмо Сильвы, скандального американца, которого при мне сгружали с «Бликсо» еще на Волтаре. Его подвергли весьма обстоятельному допросу. Из материалов следовало, что он был рожден в Кальтаджироне, на Сицилии, острове, расположенном вблизи Италии. В возрасте четырнадцати лет он убил полицейского в Риме и был вынужден срочно эмигрировать в Америку. Уже в Нью-Йорке Гансальмо арестовали, на этот раз за кражи автомобилей, однако выпустили досрочно из мест заключения. Имея столь солидный опыт, он наконец подыскал себе честное занятие в качестве наемного убийцы в семье Корлеоне, возглавлявшего мафию в Нью-Джерси. На этом посту он дослужился до должности личного телохранителя самого дона Корлеоне, известного также под кличкой Святоша Джо. Когда Святоша был отправлен на тот свет, Гансальмо удрал обратно на Сицилию, однако, решив, что там слишком «жарко», подыскал себе спокойную пристань в Турции, надеясь стать оптовиком в торговле опиумом. Как раз в тот период на нашу базу в Турции поступил приказ организовать похищение одного из высокопоставленных мафиози — просто для того чтобы выколотить из него информацию, — и в результате Гансальмо Сильва оказался на борту «Бликсо».

Лица, проводившие допросы, немало потрудились над тем, чтобы получить побольше информации, но выжать из него удалось не так уж и много. Он сообщил имена и адреса глав двух мафиозных семейств, уточнив, что одно из них контролирует азартные игры в Атлантик-Сити, а также назвал имена четырех сенаторов Соединенных Штатов, которые состояли на содержании у мафии, и одного члена Верховного Суда, которого они держали на крючке с помощью шантажа. Ну, и все это можно считать новой информацией?

Главный специалист по допросам — офицер Аппарата по имени Дрихл, работник, кстати, весьма обстоятельный, — сделал специальную приписку на протоколе:

Довольно бесполезное приобретение и к тому же не располагающее информацией, поскольку данный индивид был всего лишь наемным убийцей и не принадлежал к высшим эшелонам политических или финансовых кругов. Если потребные нам данные по-прежнему имеют оперативную ценность, рекомендовал бы снова направить аналогичный приказ на Блито-ПЗ с указанием организовать похищение лица, имеющего более высокий ранг, а значит, и более информированного.

Но не здесь крылась главная ошибка Ботча. Ошибка содержалась в специальной подтверждающей части приказа, как раз в том месте, где я должен был поставить визирующий оттиск своего удостоверения. Это была особая форма, называемая у нас «если не последует иного приказа». В приписке значилось:

Если не последует иного приказа, указанный выше Гансальмо Сильва должен быть гипнотическим способом блокирован относительно любых сведений о его пребывании в Замке Мрака, а затем передан в экстра-конфедеративную гипношколу Аппарата по шпионажу и внедрению. Пройдя там курс обучения и будучи подвергнут гипноблокированию относительно всего, что имеет касательство к его похищению, он должен быть передан в распоряжение командующего базой на Блито-ПЗ для дальнейшего использования с последующей задержкой памяти.

Форма эта имела также дополнение:

Если указанное лицо должно прекратить существование (это чисто канцелярское иносказание, означающее ликвидацию), отдающий данный приказ офицер прилагает свое удостоверение здесь.

Прямо здесь же было оставлено свободное место, куда следовало приложить удостоверение.

И этот нерадивый Ботч не пометил, что данный документ относится к разряду срочных, и не представил мне его на визирование, хотя прекрасно знал, что, если такой документ непроштампован в течение двух дней, формула «если не последует иного приказа» войдет в силу. Явно преступное пренебрежение своими обязанностями! Оставить непроштампованной приписку, которая должна быть проштампованной, — в бюрократическом мире это считается самым тяжким из всех грехов, которые только можно себе вообразить.

Я быстро пролистал еще с полдюжины бумаг. Да, все совпадало. Старик Ботч явно сдавал. Я так и знал, что его гнусный характер наверняка скажется в конце концов самым пагубным образом на его работе. Мне удалось обнаружить среди бумаг семь именно таких форм — «если не последует иного приказа» — с указанием подвергнуть людей гипнозу, после чего отослать их для переподготовки в соответствующее подразделение Аппарата. И каждая из бумаг содержала параграф о прекращении их существования со специально отведенным местом для приложения удостоверения. А этот старый дурак просто не обратил внимания на такой важный пункт. Вот вам и безупречный работник в очках со шторками. О, ему еще здорово повезло, что меня сейчас нет на Волтаре. Я совершенно спокойно бросил бы все эти бумаги ему на стол и сказал бы очень ехидным тоном: «Знаешь, Ботч, я всегда чувствовал, что ты теряешь квалификацию. А теперь полюбуйся-ка сам на эти непроштампованные документы, которые, несомненно, следовало проштамповать!»

Впрочем, очень может быть, что я и не сказал бы этого или сказал бы как-нибудь иначе. Но вся эта история все же весьма приободрила меня. Подумать только — старик Ботч забыл представить мне на визирование какие-то документы! Это просто невероятно! И тут новая мысль внезапно пришла мне в голову, снова на полнив мою душу тревогой. Пакет с вещами Прахда! Тот самый, в который я запаковал пальто, дубликат удостоверения личности и фальшивую записку о самоубийстве. Я Так торопился в ту ночь, что совершенно забыл передать его курьеру, с тем чтобы тот отправил его на почту сразу же после нашего отлета. Пакет этот наверняка валялся сейчас на полу подле моего письменного стола. Ну что ж, приходится признать, что иногда мы бываем просто не в состоянии запомнить и учесть все на свете, не так ли? Всего лишь мелкое упущение. Да и неважно все это.

Я продолжал терпеливо обрабатывать бумаги, оставленные Ботчем. Наконец с делами было покончено. Я даже остался несколько разочарованным, что это отняло у меня так мало времени. Идти опять спать мне не хотелось. Да я, пожалуй, и не заснул бы. Оставалось одно — предаваться мыслям о том, что ты несешься сейчас в безграничных просторах космоса, замкнутый в тесной коробке из стального сплава, один на один с самим собой. А вот как раз мыслить-то мне хотелось меньше всего. Я неожиданно заметил, что часы на переборке работают по какому-то новому циклу. Под циферблатом светилась надпись «ВРЕМЯ БЛИТО-ПЗ, СТАМБУЛ, ТУРЦИЯ».

Я произвел нужные подсчеты. О боги, в этой стальной коробке мне оставалось провести никак не менее двадцати двух часов. (...)! Будь это нормальный солидный грузовой корабль, у которого, как и положено, на рейс уходит не менее шести недель, я скорее всего увлекся бы игрой в кости, а может быть, принялся бы рыться в картотеке в поисках интересных книг или просто отдыхал бы, просматривая записи хоумвизионных фильмов, которые мне не удалось посмотреть на Волтаре. Но этот Хеллер с его буксиром! Тут и не может быть каких-либо развлечений. Ты попадаешь на место так быстро, что, кажется, не успел еще вылететь, а уже прилетел. И иди себе на все четыре стороны!

Внезапно на стене засветился голубой экран. Привлекая к нему внимание, раздался мелодичный звонок. Затем на экране высветилась надпись:

«ВСЛЕДСТВИЕ ВОЗМОЖНОЙ ОШИБКИ, ДОПУЩЕННОЙ ОФИЦЕРОМ ФЛОТА ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА ПРИ РАСЧЕТЕ КУРСА КОРАБЛЯ, ПРИБЫТИЕ В ПУНКТ НАЗНАЧЕНИЯ ПРОИЗОЙ ДЕТ ПЕРЕД САМЫМ РАССВЕТОМ ПО МЕСТНОМУ ВРЕМЕНИ. ИСХОДЯ ИЗ ЭТОГО, ПОДЛИННЫЙ КОМАНДИР ДАННОГО КОРАБЛЯ ВЫНУЖДЕН, ОСНОВЫВАЯСЬ НА МНОГОЛЕТНЕМ ОПЫТЕ, КОТОРОГО НЕКОТОРЫЕ ОФИЦЕРЫ ФЛОТА ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА НЕ ИМЕЮТ И ИМЕТЬ НЕ МОГУТ, ВНЕСТИ КОРРЕКТИРОВКУ В ЧАС ПРИБЫТИЯ, С ТЕМ ЧТОБЫ ОНО СОВПАЛО С КОНЦОМ РАБОЧЕГО ДНЯ НА БАЗЕ И ПРОИЗОШЛО В ПРЕДВЕЧЕРНИЕ ЧАСЫ. ЭТО ОЗНАЧАЕТ, ЧТО ПОСЛЕДНИЕ НЕСКОЛЬКО МИЛЛИОНОВ МИЛЬ НАМ ПРИДЕТСЯ ПРОДЕЛАТЬ НА ТРАДИЦИОННЫХ ДВИЖИТЕЛЯХ, ЧТОБЫ ПРИБЫТЬ НА МЕСТО НАЗНАЧЕНИЯ, КОИМ ЯВЛЯЕТСЯ БАЗА, РАННИМ ВЕЧЕРОМ ПОД ПОКРОВОМ НАСТУПАЮЩЕЙ ТЕМНОТЫ. ТАКИМ ОБРАЗОМ, СРОК НАШЕГО ПРИБЫТИЯ ОТОДВИГАЕТСЯ НА 12 ЧАСОВ 02 МИНУТЫ ПО ЗВЕЗДНОМУ ВРЕМЕНИ. СТЭББ, ПОДЛИННЫЙ КАПИТАН КОРАБЛЯ».

Это окончательно вывело меня из себя! (...)! (...) Хеллер! С его вечной самоуверенностью позволять себе такие глупые просчеты! Подумать только — по его милости я пробуду в этом (...) стальном ящике не положенные двадцать два часа, а целых тридцать четыре! Я был просто вне себя от ярости. Придется мне все-таки отправиться в кормовую часть и вправить ему мозг. И сделать это в самых резких выражениях. Я стремительно поднялся. Длинная электрическая искра слетела с угла стола и больно ущипнула меня за руку. Едва я сделал шаг, как с пола тоже слетела искра, ударившая меня в большой палец ноги. Я попытался ухватиться за поручни, и тут же голубая молния статического электричества чуть было не сожгла мои пальцы. Этот (...) буксир просто изобиловал статическим электричеством! Кто-то догадался положить мне в каюту перчатки и ботинки из изоляционного материала. Я поспешил надеть и то и другое. Потом я нажал нужную кнопку на внутреннем переговорном устройстве.

– Я сейчас направляюсь на корму, чтобы встретиться с вами! — крикнул я в микрофон.

– Милости прошу, — ответил мне голос Хеллера. — Двери будут не заперты.

Да, настало время наконец-то поставить его на место. Подумать только, мы тут мчимся как бешеные через просторы космоса, и вдруг выясняется, что нам здесь придется торчать еще целых двенадцать часов только потому, что он допускает в расчетах грубейшую ошибку. Ведь заставлять судно двигаться с такой скоростью заведомо означало увеличивать опасность его взрыва. И оказывается, что все это зря!

 

ГЛАВА 4

 

Возможно, я не совсем еще оправился от последствий действия наркотика, а может быть, непрекращающиеся разряды статического электричества сказались на моей координации движений, но я с превеликим трудом добрался до кормовой части, к этим (...), расположенным по кругу каютам. Руки у меня щипало от ударов голубых молний, которые пробивали даже перчатки из изоляционного материала, особенно когда для удержания равновесия мне приходилось одновременно хвататься за оба серебряных поручня. В довершение ко всему, словно специально для того, чтобы добить меня и физически, и морально, уже перед самой дверью в кормовой отсек меня так качнуло вперед, что огромная искра, вылетевшая из ручки двери, больно ударила меня прямо в нос. Хеллер находился в верхнем помещении, с черными окнами-экранами по периметру.

– Так вы, оказывается, зря затеяли эту гонку на бешеной скорости! — бросил я ему справедливый упрек прямо с порога.

Сначала он даже не повернулся в мою сторону, а продолжал глядеть на экран, полулежа в мягком кресле. На нем был голубой костюм из изоляционного материала с капюшоном и такого же цвета перчатки.

Он небрежно разыгрывал партию электронной игры под названием «Битва». Игру он вывел на независимый экран, и его противником в данном случае был компьютер. Если хотите знать мое мнение, то «Битву» эту я вообще считаю очень глупой игрой. «Доской» здесь служит трехмерный экран и позиции противников можно координировать в пространстве, у каждого из игроков имеется в распоряжении по четырнадцать боевых единиц, каждая из которых может передвигаться особым, только ей свойственным способом. По условиям игры считалось, что две галактики воюют между собой и в задачу игрока входит захватить галактику противника. Это уже сама по себе более чем дурацкая затея, поскольку технология в своем развитии еще не дошла до ведения сражений между целыми галактиками. Астролетчики обычно играют в нее друг с другом, выбирая стороны по жребию. Когда же они играют против компьютера, то, как правило, остаются в проигрыше.

Я стоял и изучающе глядел на Хеллера. Уж слишком спокойно он выглядел. Если бы он только мог знать, что у меня припасено против него, он в миг бы расстался со своим благодушием. Пока что наша с ним игра оборачивалась явно против него. Прежде всего он будет теперь находиться на расстоянии двадцати двух световых лет от своего ближайшего друга. Он был один, а нас много. Я вживил в его организм датчики, с помощью которых могу следить за каждым его шагом. А кроме всего прочего, он по-прежнему считает, что все мы объединены общей целью и честно стараемся довести до благополучного завершения свою миссию. Полный идиот.

Внезапно экран вспыхнул и изображение на нем исчезло. Мне это доставило немалое, удовлетворение, потому что, судя по расположению фигур на экране, у Хеллера на сей раз было вроде бы выигрышное положение.

– За последний час этот экран выключается уже в третий раз, — сердитым тоном объявил он и решительно отодвинул от себя панель управления игрой. — Какой смысл снова восстанавливать позиции? — И он наконец-то обернулся в мою сторону: — Видите ли, Солтен, ваше обвинение в том, что корабль двигался с излишней скоростью, просто бессмысленно. Не имея груза на буксире, корабль этот, специально предназначенный для буксировки, просто обречен двигаться все быстрее и быстрее. Следовательно, роль здесь может играть только расстояние до цели, а не то, какую скорость вы зададите кораблю.

Мне пришлось присесть на диван напротив Хеллера, чтобы эффектно и властно ткнуть в него перстом указующим.

– Вы прекрасно знаете, что я ровным счетом ничего не знаю об этих машинах. И вы сейчас пытаетесь воспользоваться своим преимуществом! Так дело у нас не пойдет!

— Ах, простите, — сказал он. — Я не учел, что в Академии данный вопрос, пожалуй, не затрагивался слишком глубоко. «Затрагивался, затрагивался, и еще как глубоко, да только я завалил этот курс».

– Прежде всего вам следует понять смысл времени, — сказал он. — Примитивные цивилизации полагают, что движение энергии определяет время. А фактически дело обстоит наоборот. Время определяет движение энергии. Вам понятно это?

Я сказал, что понятно, но по моему виду он, пожалуй, догадался, что я ничего не понял.

– Спортсмены и особенно те из них, кто занимается различными видами единоборств, постепенно приспосабливаются к управлению временем, — сказал он. — В некоторых видах спорта, как, например, в борьбе, настоящие мастера своего дела вырабатывают способность замедлять течение времени. Им все представляется как на экране с замедленной съемкой. И тогда спортсмен способен фиксировать каждое движение противника, словно разложив его на ряд отдельных статических позиций. В результате он действует без спешки, точно выбрав момент. И никакой мистики здесь нет. Он просто как бы растягивает отдельные отрезки времени.

Я постепенно утратил нить беседы, и Хеллер, похоже, догадавшись об этом, придвинул к себе монитор и стал нажимать на нем кнопки.

– На первом месте, — сказал  он, — у нас должна стоять Жизнь. — И это слово тут же высветилось на экране. — Некоторые примитивные цивилизации считают жизнь продуктом деятельности Вселенной, что весьма глупо. В действительности все обстоит как раз наоборот. Вселенная и ее составляющие как раз и являются продуктом деятельности жизни. Некоторые примитивные культуры воспитывают в себе ненависть к собратьям по жизни и утверждают, что живые существа — всего лишь случайные продукты материи, но все эти культуры не слишком-то далеко продвинулись в своем развитии.

Все, о чем он пытался сейчас рассуждать, бросало его прямо в пасть моих любимых героев — психиатров и психологов. Они с должной авторитетностью могут втолковать всем и каждому, что люди и вообще живые существа представляют собой всего лишь отбросы материи, а посему должны быть перебиты. А если дело дойдет до крайности, то эти авторитеты могут великолепно доказать свою теорию и на деле. Вы только попытайтесь заявить им, что в мире существует такая вещь, как жизнь, самоценная сама по себе, и они тут же отправят вас на плаху как еретика. Что если и не безусловно, то во всяком случае неоспоримо докажет их правоту. Но я решил — пусть себе продолжает. В весьма скором будущем – он сполна получит то, что давно уже заслужил.

– Затем, — продолжал Хеллер, — следует ВРЕМЯ. — И он, нажимая кнопки, высветил это слово на экране. — За временем следует ПРОСТРАНСТВО, — и это слово высветилось на экране. — Далее идет ЭНЕРГИЯ и только потом — МАТЕРИЯ. Вот вы и видите, как они расположились в порядке старшинства сверху вниз.

На экране все эти пять слов выстроились в следующем порядке:

ЖИЗНЬ

ВРЕМЯ

ПРОСТРАНСТВО

ЭНЕРГИЯ

МАТЕРИЯ.

– Поскольку мы олицетворяем собой жизнь, — сказал Хеллер, — мы можем контролировать весь этот комплекс. Подавляющее большинство живых существ настолько подвержены воздействию собственного окружения, что убеждены, будто окружающая среда осуществляет за ними контроль. Но, рассуждая таким образом, невозможно далеко продвинуться вперед. Главной причиной того, что нам стали доступны передовые технологии, является то, что нам, благодаря нашему более высокому положению, удается осуществлять в известной степени контроль над остальными ингредиентами Вселенной. Технология наша продвинута настолько, что мы способны управлять внешними силами. В этом-то и заключается формула технического прогресса: в возможности контроля над факторами, которые я сейчас для наглядности перечислил на экране.

Если только вам в голову закрадется мысль, что это они осуществляют контроль над вами, вы тут же обрекаете себя на неудачу.

Вот-вот, то, что он сейчас говорил, и было самой настоящей ересью. Любой психолог мог ему в два счета доказать с полной непреложностью, что человек на сто процентов является продуктом чего угодно и что сам он не способен изменить буквально ничего.

– Таким образом, — продолжал Хеллер, — нам приходится хоть в какой-то степени разбираться во времени, хотя бы для того, чтобы получить возможность управлять им. Фактически идея контроля над временем совершенно непостижима для дикарей. Правда, в их оправдание следует отметить, что время предстает перед ними в виде наиболее не подверженной изменению категории. Внешне действительно все выглядит так, будто буквально ничто не может повлиять на ход времени. Непросвещенному уму оно кажется самым незыблемым фактором во Вселенной. Оно вроде бы течет независимо и неумолимо, все превращая в прах на своем пути. Именно открытия, сделанные Волтаром в области изучения свойств времени, и превратили его в столь могучую державу, дали ему власть над космосом. Время — это то, что формирует Вселенную, пока оно не сталкивается с жизнью. Время определяет форму орбит атома, падение метеоритов, вращение планет и поведение солнц. Все без исключения втянуто в неумолимые временные циклы. Фактически ничто не могло бы существовать вне времени, которое, уступая только жизни, обуславливает пути всеобщего движения. Именно время определяет место всех событий в будущем. К счастью, бывает возможным установить немного заранее этот расклад на будущее. Время содержит нечто такое, что можно было бы назвать неким механизмом распространения в пространстве, — вроде мехов гармони, что ли. Мы способны примерно за двадцать четыре часа до события узнать то, что произойдет или, если угодно, сформируется в будущем. Математики уже давно сталкивались с этим, определяя траекторию движущихся предметов и рассчитывая их путь и положение на каждый момент в будущем. Но это можно увидеть как бы и воочию.

Хеллер достал из шкафчика, стоящего рядом с ним, коробку. Это был один из двух временных визоров, которые он притащил с собой на борт. Он указал мне на рычаг регулировки времени и нацелил линзу визора на дверь.

Не могу толком сказать, что именно я ожидал увидеть. Инструмент этот представлял собой нечто вроде небольшой фотокамеры. Держать его в руке было удобно. Поэтому я решил сделать Хеллеру приятное и притворился, что мне и в самом деле интересно. Когда я заглянул в монокуляр, изображение было просто отвратительным. Все представало в зеленом свете и более всего походило на оттиск цветного изображения в печатной машине, когда вместо цельной картины перед тобой возникает какая-то рябь из отдельных точек одного цвета. В общем, я увидел что-то вроде этого. И все-таки мне удалось разглядеть выход из помещения, в котором мы находились.

Я повертел большой рычажок сбоку, не ожидая ничего особо интересного. Однако точки вдруг начали принимать определенные очертания. Казалось, что кто-то выходит из комнаты. Я бросил взгляд на дверь поверх этой штуковины. В дверях никого не было. Я снова повертел рычаг, и изображение снова возникло на экране. Если хорошенько напрячь зрение и вдобавок сосредоточить все внимание на этом точечном изображении, то получалось нечто здорово смахивающее на мою собственную спину.

Я снова повертел рычажок. И снова мое подобие выходило отсюда! Немного присмотревшись, я обнаружил, что выгляжу жалким и явно потерпевшим поражение. Меня это разозлило. Нет, я непокину это помещение в таком несчастном виде, поджав хвост!

Я протянул прибор Хеллеру, не желая больше пользоваться им.

– Шесть минут двадцать четыре секунды, — объявил он, сверившись с каким-то счетчиком. — Ну, и что вы там увидели?

Я решил не давать ему повода для торжества и просто молча пожал плечами в ответ. Но меня это здорово разозлило.

– Такие приборы необходимы, чтобы можно было управлять кораблем, идущим с такой большой скоростью, — сказал он. — Визор способен заранее предупредить вас о том, что на вашем пути находится какое-то препятствие, а вернее — что оно возникнет на вашем пути. Таким образом, у вас появляется шанс заранее предпринять необходимые меры, чтобы избежать опасности. Жизнь способна изменять течение событий.

Я тут же решил, что изменю ход событий по крайней мере относительно моего ухода из этого помещения, которое я, получалось, должен покинуть как побитый щенок.

– И все-таки это никак не оправдывает того, что мы гнали корабль на предельной скорости и, как выяснилось, для того лишь, чтобы торчать здесь еще полусуток, дожидаясь времени, удобного для посадки!

– Ах, совершенно верно, — спохватился Хеллер, вспомнив, повидимому, с чего я начал наш разговор. — Итак, вернемся к движителям «будет-было». Видите ли, в основе этого движителя лежит совершенно обычный двигатель, работающий с использованием искривления пространства, что позволяет наращивать необходимую мощность и преодолевать космическое расстояние. Есть тут и сенсорное устройство, весьма смахивающее на тот прибор, временной визор, с которым вы только что ознакомились, только значительно более мощный и крупный. Он считывает показатели того, в какой точке пространства будет находиться определенная масса материи в недалеком будущем. Потом машина создает некую имитацию материального объекта, якобы возникающего на пути, нечто такое, что время ошибочно воспринимает как массу, равную примерно половине крупной планеты. Обычная силовая установка направляет эту призрачную массу как бы против самого времени. В соответствии с временными расчетами материя такой массы, да еще в таком огромном объеме, не должна находиться в этом месте. Время отторгает ее присутствие. Но совершенно естественно, что сила отторжения слишком велика, поскольку масса синтетическая или, если угодно, воображаемая.  И эта невостребованная сила отторжения просто швыряет, если можно так выразиться, любой материальный объект, в данном случае — корабль, сквозь пространство.

Вы, должно быть, и сами заметили некоторую неровность движения корабля. Некоторую его скачкообразность. Корабль действительно передвигается как бы скачками. Как только он совершает один такой бросок через пространство, то сразу же посылает новый ложный сигнал времени, и его бросает снова. К сожалению, когда речь идет о легком корабле, имеющем малую массу, циклы эти накладываются один на другой и суммируются. Визоры считывают все новые и новые «предупреждения» времени, туда сразу же направляется воображаемая масса, которую время, естественно, отвергает, отталкивая тем самым и корабль. «Будет» — утверждает имитатор воображаемой массы. «Было» — настаивает на своем время, восстанавливая реальность. И так повторяется раз за разом. А в результате скорость корабля может увеличиваться буквально до бесконечности, как разрешение подобного противоречия. При этом не приходится преодолевать трения, кроме энергетических завихрений. Никакой работы, требующей затрат энергии, по существу, не происходит, поэтому и расход горючего чрезвычайно мал. Корабль движется в направлении, противоположном тому, куда направлен сердечник преобразователя «будет-было». Таким образом, для управления кораблем вполне достаточно небольшого дополнительного двигателя. А поскольку мы движемся со скоростью, значительно превышающей скорость света, видимое изображение какого-либо реального препятствия не может достигнуть нас, и это вынуждает нас вести корабль по курсу, прогнозируя возможность таких столкновений в будущем. С помощью прибора вы определяете, что должны столкнуться с каким-то небесным телом, и изменяете свой курс в настоящем, с тем чтобы не столкнуться с ним в будущем. И столкновения этого, естественно, не происходит. Да, жизнь способна управлять такими вещами. Крупные броненосцы имеют большие визоры времени, настроенные на их скорости. Однако на этом корабле все поправки вносятся вручную по мере надобности.

Внезапно экран вспыхнул и снова погас.

– Вам следовало бы защитить машины, чтобы энергия не накапливалась в корпусе и не было этих ужасных искр по всему кораблю! — сказал я.

– О, да все эти разряды не имеют ровным счетом никакого отношения к машинам и к машинному отделению вообще. Дело в том, что мы движемся с такой скоростью, что на ходу захватываем слишком много фотонов — световых частиц, идущих от далеких звезд. Кроме того, мы пересекаем такие силовые гравитационные линии, которые в обычном состоянии вообще не воспринимаются, но при движении со сверхскоростью мы сами превращаемся в некое подобие электромотора. Мы накапливаем все эти чисто случайные заряды значительно быстрее, чем можем избавиться от излишнего электричества или каким-нибудь способом израсходовать его.

– Но ведь вы собирались все это устранить, — наконец подловил я его.

В ответ Хеллер только огорченно пожал плечами. Но тут же снова повеселел.

– Хотите посмотреть, как это выглядит?

И прежде чем я успел возразить, он протянул руку и нажал какие-то кнопки, чем сразу же превратил черные стены в сплошной экран, на котором отразилось бездонное космическое пространство.

Внезапно я оказался сидящим в кресле, под которым просматривалось лишь небольшое пространство пола, подвешенное в космосе наподобие эстрады в пустоте и мраке. Я чуть было не потерял сознание.

Как-то я наблюдал за движущейся по озеру скоростной моторной лодкой. Она летела над гладью воды, оставляя за собой два крутых буруна вместе и облако водяной пыли. Окрасьте все это в желто-зеленый цвет (Желто-зеленый цвет — наиболее близкое определение из всех, которые мне удалось подобрать в качестве земного эквивалента того цвета, который окрашивает предметы при движении выше скорости света. В земных языках (как и в физической науке землян) нет слов, адекватно выражающих явление сверхсвета. (Примеч. волтарианского пер.)), дайте стереоскопическое изображение — это позволит вам понять то, что предстало перед моими глазами.

Жуть!

Выбрасываемая в пространство избыточная энергия разлеталась во все стороны сверкающими клинками молний, гаснущими в кромешной тьме космоса. Позади нас оставался светящийся след, тянущийся, как мне показалось, на добрую сотню миль.

– О боги! — воскликнул я. — Так, значит, именно таким образом был взорван «Буксир-два»?

Казалось, что это адское зрелище доставляет Хеллеру удовольствие. Он даже не сразу обратил внимание на то, что я сказал.

– Нет, что вы, — отозвался он наконец. — Я не считаю, что судно взорвалось именно поэтому. Конечно, такую возможность полностью исключать нельзя, но едва ли дело обстояло именно так. Он нажал несколько кнопок на передвижной панели отдельного экрана, на котором, когда я вошел, он разыгрывал «Битву».

– Видите ли, я тут вел подсчет, как высоко я смогу подпрыгнуть и с какой скоростью упаду на Блито-ПЗ. Все нужные цифры все еще в памяти калькулятора, поэтому имейте в виду, что мои примеры будут сделаны с учетом земного притяжения.  Впрочем, вам наверняка все будет понятно. Адское зрелище вокруг нас ревело и с жуткой скоростью проносилось мимо. Засветился маленький экран.

– Сейчас наша средняя скорость составляет 516 166 166 миль в секунду. Максимальная скорость, когда мы с ускорения переходили на замедление, составляла 1 032 885 031 миль в секунду. Цифры эти не так велики фактически, поскольку весь рейс укладывается всего примерно в двадцать два с половиной световых года. Межгалактические рейсы, когда приходится преодолевать расстояния по меньшей мере в два миллиона световых лет, требуют значительно больших скоростей. Видите ли, дело в том, что скорость в нашем случае определяется исключительно расстоянием. Между галактиками не очень много звездной пыли и фотонов тоже не так-то много, поэтому и не возникает всех этих электрических бурунов которые так часты при движении внутри галактики, где всегда сконцентрирована значительная масса энергии. Хеллер бросил взгляд на эти жуткие буруны.

– Красиво, не правда ли? — Но он довольно быстро спохватился и вернулся к прерванным объяснениям: — В любом случае я выдвинул гипотезу о том, что «Буксир два» вовсе не взрывался, а если и имела место катастрофа, то произошла она вовсе не из-за этого.

Хеллер снова нажал кнопки на панели.

– Да, еще раз обращаю ваше внимание, что расчеты ведутся мною уже в земных параметрах. Поскольку корабль будет оставаться здесь некоторое время, мне хотелось, чтобы все привыкли именно к этой системе отсчета. У корабля имеются синтезаторы искусственной гравитации, и это вполне естественно. В противном случае на нем невозможно было бы передвигаться с такой скоростью. Наше ускорение составляло 42 276 330 футов в секунду. Именно с таким ускорением нам следовало двигаться для того, чтобы набрать требуемую скорость. Организм способен выносить продолжительное время не более двух-трех g. Фактически, если вы подвергнете организм перегрузкам до четырех—шести g на время, превышающее шесть секунд, у вас будет наблюдаться ограничение мышечной деятельности хотя бы вследствие увеличения силы тяжести собственного организма; у вас резко сузится периферийный обзор, исчезнет яркость красок, потом вы утратите и центральный спектр зрения, наступит затемнение сознания. А потом вы и вовсе потеряете сознание из-за оттока крови от головы. Должен сказать, что при таком ускорении синтезаторы гравитации справляются со значительно более широкими и многообразными задачами. Я полагаю, что «Буксир два» потерпел аварию именно из-за того, что его синтезаторы гравитации не справились со всем комплексом поставленных задач.

– Ну хорошо, — сказал я, не желая более терпеть оказываемого на меня давления. — Так каково же ускорение, с которым нам приходится справляться в настоящее время?

– Чтобы противостоять ускорению, это оборудование справляется сейчас... — Он нажал на кнопки, а потом указал на экран.

Там высветились цифры: 1 289 401 409 g. Я сделал глотательное движение, чтобы таким образом вернуть на место сердце, которое, как я чувствовал, пульсировало у меня где-то в горле. Цифры эти означали, что в отсутствие синтезаторов вес моего тела увеличился бы в 1 289 401 409 раз!

– Так что, видите ли, — сказал Хеллер, — я вообще не думаю, что «Буксир-два» когда-либо взрывался. Я полагаю, что синтезаторы подвели или вовсе отказали и команда просто перешла в другое физическое состояние. В таком случае корабль тот несется сейчас где-то в пространствах космоса в форме плазмы. Ведь доподлинно известно только то, что корабль исчез. Поэтому-то я особенно и не занимался данной проблемой. Я надеюсь, что подрядчики должным образом отрегулировали синтезаторы гравитации. Нас так поджимало время, что я перед вылетом не успел, к сожалению, опробовать новые установки.

Он успокаивающе улыбнулся как раз в тот момент, когда экран вновь вспыхнул и тут же погас.

– Так что вам не стоит волноваться по поводу того, что буксир наш взорвется. Этого не произойдет. В крайнем случае взорвемся мы сами, но никак не буксир. — Хеллер отодвинул переносную панель. — А что касается времени нашего прибытия, то, поверьте, не составляло вовсе никакого труда рассчитать его самым детальным образом и абсолютно точно. Но только кто-то должен был уметь правильно считывать выносимые на экран данные, чтобы посадить машину в месте, которого он до этого никогда не видел. А капитан Стэбб зря так волнуется. Как и большинство офицеров, выслужившихся из младших чинов, он немного брюзга и проявляет излишнюю старательность. — Он задумчиво пожал плечами. — Ему просто хочется как следует изучить точку посадки при дневном освещении прежде, чем садиться в незнакомом месте. В этом все дело.

Скорее всего он зависнет на высоте примерно пятисот миль над местом посадки и в течение нескольких часов будет его разглядывать. И только после того, как убедится, что излишнего движения над базой не наблюдается и сама база не представляет собой ловушки, он и совершит в надвигающихся сумерках посадку. Конечно, это неприятно. Я-то как раз планировал приземлиться до рассвета, полагая, что вам захочется прямо с утра приступить к работе — у вас наверняка скопилось на базе много дел. Но и такой подход имеет свои преимущества. Я, например, тоже не прочь получше рассмотреть эту так называемую базу. И, знаете, что я вам скажу? Выглядите вы сейчас просто неважно. Почему бы вам не воспользоваться свободным временем и не поспать немного, скажем, часов до двенадцати дня, пока мы будем висеть, пережидая дневное время? А потом заходите ко мне. Мы с вами недурно перекусим, а потом вы покажете мне на местности то, что, по вашему мнению, заслуживает особого внимания. А сейчас я на вашем месте хорошенько бы отдохнул. Вы же и сами понимаете, что выглядите просто неважно.

У меня не было сил попросить его выключить эту жуткую картину вокруг нас, погасить вздымающиеся по обеим сторонам корабля фантастические буруны. Я просто тихонько выругался про себя. А потом я вышел в эту (...) дверь точно так, как и было мне представлено (...) прибором — с поникшей головой и бессильно опущенными плечами, окончательно подавленный.

 

ГЛАВА 5

 

Примерно к полудню я почувствовал себя значительно лучше. Мы очень мягко вышли из временной тяги и перешли на обычные двигатели, вися почти неподвижно, разве что изредка прибегая к небольшим корректировкам. Я отлично отоспался, а поскольку прошло почти семьдесят шесть часов с того момента, как я принял эту (...) таблетку, наркотик оказался уже полностью выведенным из моего организма.

Сидя в кают-компании, я просмотрел в записи несколько хоумвизионных комедий и даже сыграл с одним из членов экипажа в кости — он проиграл мне половину кредитки. Но по-настоящему исправило мое состояние поведение Стэбба. Он молча сидел в своем капитанском кресле, но, как только игра закончилась, он подошел ко мне и, наклонившись, приблизил свой огромный рот к самому моему уху.

– Я постоянно следил тут за вами, — прошептал он. — И, знаете, офицер Грис, если я правильно понимаю ситуацию, у нас тут готовится порядочная взбучка этому (...) (...) офицеру Флота его величества, не так ли?

Состояние у меня улучшилось настолько, что я даже проявил склонность к шуткам.

– Будем считать, что я вас неважно расслышал, — шепнул я ему в ответ.

Он рассмеялся. Зрелище смеющегося антиманковца трудно назвать приятным — и рот, и зубы у них слишком велики даже для их треугольных лиц. А кроме того, это был, что называется, раскатистый смех. Честно говоря, это был вообще первый случай, когда кто-либо из них смеялся, и поэтому громовые раскаты хохота на столько встревожили свободного от службы пилота, что он тут же ворвался в кают-компанию, чтобы проверить, не случилось ли здесь что-нибудь. Капитан прошептал ему что-то на ухо, а он в свою очередь шепнул что-то свободному от службы механику, а потом оба они пошептались о чем-то со своими напарниками, и вскоре в носовой части буксира стало заметно веселее.

Когда я выходил оттуда, капитан Стэбб взял меня под локоть.

– Офицер Грис, хочу сказать вам, что вы в полном порядке! Клянусь богами, офицер Грис, вы в полном порядке!

Таким образом, отправляясь на ленч к Хеллеру, я был просто на верху блаженства. Хеллера я застал в верхнем помещении. На столе уже стояли подносы с шипучкой и печеньем, и, когда я вошел, он знаком пригласил меня к столу. По правому борту были включены экраны внешнего обзора. Мы купались в солнечных лучах, зависнув примерно в пятистах милях над нашей базой и всего примерно в сотне миль от границы пояса ВанАдлена. Там, далеко внизу, была Турция!

Корабль, собственно говоря, лежал сейчас на боку. Эти астронавты все просто чокнутые. Им, кажется, безразлично, на боку летать или вообще вверх ногами. Что же касается меня, то мне было несколько не по себе, что и стол, и поднос на нем находятся как бы в вертикальном положении, да и сидеть приходится на вертикально расположенном сиденье стула. В таких случаях я никак не могу избавиться от чувства, что все должно сейчас свалиться, а я — в первую очередь и немедленно. Естественно, синтезаторы гравитации все держат под контролем, но я тем не менее взялся за баллончик с крайней осторожностью. В такие моменты я не устаю радоваться тому, что мне не пришлось стать астронавтом.

И все-таки, несмотря на мелкие неудобства, я чувствовал себя отлично и беззаботно наслаждался шипучкой. Когда завтрак наш подходил к концу, жизнь и вовсе казалась мне прекрасной. Мы, можно сказать, уже прибыли на место. По пути нам удалось не взорваться, а компенсаторы гравитации отлично справлялись со своей задачей. Тут я приметил, что Хеллер держит наготове все компьютерные расчеты, которые я ему давал еще на Волтаре, а помимо них — еще несколько книг и карт. Наметанным глазом я сразу же заметил, что в материалах этих явно наличествовали «изъятия», что свидетельствовало о том, что Ломбар убрал из них все, касающееся земной культуры и других подобных тем.

– Я тут попытался определить названия морей, давая им те имена, которыми их принято называть здесь, — сказал Хеллер. — Но на всякий случай мне хотелось бы, чтобы вы проверили правильность того, что я сделал.

Внизу, на Земле, стоял ясный солнечный день. Была середина августа по местному времени, а следовательно, период в этом районе довольно сухой, и если внизу возникал какой-то туман, то это скорее всего был шлейф поднятой ветром пыли. Мне приятно было убедиться в том, что он все-таки не знает всего на свете.

– Море, которое виднеется прямо под нами, — начал я свои пояснения, — то, что омывает западные берега Турции, называется Средиземным. То море, что лежит как бы над Турцией, является Черным, хотя вы и сами можете убедиться в том, что оно совсем не черное. Море, находящееся слева от нас, то, на котором так много островов, — это Эгейское море, а то, что закрыто со всех сторон сушей на северо-западе Турции, - Мраморное. Город, что лежит в самом верху, — это Стамбул, некогда известный под именами Византия и Константинополь.

– Гляди-ка, а вы ведь и в самом деле отлично знакомы с этими местами.

Меня порадовала его похвала. Да, я и в самом деле отлично знал эти места. И если уж быть предельно откровенным, то пусть Хеллер и очень знающий инженер, но он тем не менее не знает и десятитысячной доли того, чем владею я как профессионал, отлично освоивший тайные операции, а особенно шпионаж. Придет время, и он убедится в этом на своем горьком опыте. Однако вслух я сказал нечто совсем иное:

– Немного влево от центра Турции лежит большое озеро. Видите? Это — озеро Туз. А теперь поглядите на запад от него — там есть еще одно озеро. Это Бейшехир. А дальше, к юго-западу от него - еще несколько озер. Вы видите?

Конечно, он все отлично видел. Но его интересовало другое.

– Покажите мне Кавказ, — попросил он.

О боги! Неужто он снова вернется к этой своей дурацкой теме?

– Видите там, к востоку от Черного моря, сильно пересеченную местность, простирающуюся вплоть до Турции? Это и есть Кавказ. А еще дальше, у самого горизонта, лежит Каспийское море, которое и является восточной границей Кавказа. Но вы туда не сможете добраться. Дело в том, что землями этими владеет коммунистическое государство русских. Грузия и Армения, расположенные на Кавказе, как раз и находятся на русской границе. Так что попасть на Кавказ просто невозможно. Придется вам забыть об этом. Я просто попытаюсь ввести вас в курс дела.

– Удивительно красивая планета, — сказал Хеллер как бы без малейшей связи с тем, что я втолковывал ему. — Так, значит, вы говорите, что на Кавказ никто не может попасть, верно?

– Послушайте, — я решил не щадить его чувства, — к северо-востоку от Турции начинается территория коммунистической России и тянется она по этой стороне планеты вплоть до Тихого океана! Они никого не впускают к себе и никого не выпускают. Это просто сборище безмозглых подонков. У них там правит секретная полиция, которая называется КГБ.

– Что-то вроде нашего Аппарата, да? — сказал он.

– Совершенно верно, вроде нашего Аппарата. Нет! Я просто хочу, чтобы вы поняли одно — попасть туда вы не можете. А теперь попробуйте сосредоточить свое внимание на том, что вам действии тельно стоит знать.

– Это просто ужасно, — сказал он. — Такая большая часть планеты и управляется секретной полицией. А ведь планета выглядит просто великолепно. А почему остальное население планеты разрешает им вести себя так глупо и нахально?

– Россия выкрала секреты изготовления атомной бомбы, а потом овладела и термоядерной реакцией, и с ними приходится обращаться с предельной осторожностью, потому что они просто бешеные и способны взорвать всю планету.

Он торопливо записывал в блокнот все, что я ему говорил, и при этом в несвойственной ему манере произносил вслух то, что записывал: «Россия — сумасшедшие. Управляется КГБ — секретной полицией наподобие Аппарата. Способны взорвать всю планету с помощью украденной термоядерной энергии».

– Так, я все записал.

Наконец мне снова удалось завладеть его вниманием.

– Прошу вас, отвлекитесь хоть на время от этого своего Кавказа, у нас есть еще чем заняться.

– Значит, бедный принц Каукалси потерял здесь и второй свой дом! Теперь им завладели русские!

Чтобы хоть как-то перебить его, я еще сильнее повысил голос:

– Поглядите, к западу от озера Туз на прямой линии, лежащей между ним и побережьем озера Бейшехир, примерно на трети этого расстояния, если двигаться дальше на запад, находится Афьон. Видите? Это и будет вашим ориентиром.

Наконец-то мне удалось увести его в сторону от этой дурацкой народной легенды 894-М! Он послушно взялся за панель управления экраном, и земля на экране стремительно полетела навстречу нам. На какое-то мгновение мне показалось, что я сам лечу вниз, и я судорожно вцепился в сиденье своего стула.

– Ого! — воскликнул Хеллер, приглядываясь к увеличенному изображению. — Старый знакомый, привет! Здорово смахивает на Замок Мрака.

Честно говоря, я и сам подумывал о том, что именно благодаря сходству место это и было выбрано Аппаратом. Но вслух я этого не сказал.

– Нет-нет, что вы! Простое совпадение! И называется совсем по-другому. Афьон-Карахисар.

– А что это означает в переводе на волтарианский язык?

Так я ему и скажу, что по-турецки это означает Черный Замок Опиума.

– Черная крепость, — сказал я. — Скала,  на которой он выстроен, имеет семьсот пятьдесят футов в высоту. Укрепления на вершине ее построены на развалинах византийской крепости, а та, в свою очередь, была построена на руинах первоначальной постройки ашрава — одного из племен древнего народа, называемого хеттами.

– Наверное, эта крепость выглядела бы еще более черной, если бы не стоящая рядом с ней фабрика, которая дает столько белой пыли.

– А это цементный завод. Ближайший город Афьон насчитывает примерно семьдесят тысяч жителей.

Хеллер снова отодвинул на экране общий план. Изображение уменьшилось в масштабах, и он сидел некоторое время, любуясь открывшимся видом. На вершинах гор вокруг Афьона до сих пор сохранились белые шапки снегов. Мелкие деревни вокруг казались разноцветными пятнышками. Здесь, на этой колоссальной высоте, конечно, не ощущались сильные порывы ветра, дующего с плоскогорья. Турция вообще-то довольно суровая страна с точки зрения климатических условий.

– А что это за желтые и оранжевые пятна? — Хеллер глядел сейчас на широкую панораму полей из цветов, пышным ковром покрывавших окрестные долины. И прежде чем я успел помешать ему, он снова взялся за рычаги, и цветы на экране предстали в весьма увеличенном виде, а я снова пережил это жуткое ощущение, будто падаю с высоты пятисот миль. Эти астронавты иногда ведут себя просто как сумасшедшие.

– Неужто цветы? — спросил Хеллер.

– Желтые цветы, которые вы видите на полях вдоль дорог, — подсолнечники. Цветы эти просто огромных размеров. В середине соцветия созревает масса семян, которые местное население с удовольствием употребляет в пищу. Так что это посевы продовольственного продукта.

– Ух ты! — воскликнул он. — Да тут их целые квадратные мили! Ну а что собой представляют более мелкие цветы на других полях? Вот эти, с разноцветными лепестками с темным центром и серозелеными листьями.

На экране перед нами был Papaver somnifemm, опийный мак, источник дурмана и безумных сновидений, сырье для героина, а главное — подлинная причина того, почему Аппарат создал свою базу именно здесь. Хеллер явно смотрел сейчас в самую суть дела, и это никак нельзя было воспринимать благодушно. Афьон — центр по заготовке опиумного сырья во всей Турции, а может быть, и во всем здешнем мире.

– Они торгуют этими цветами на базарах, — соврал я. Хеллер был сущим ребенком в этом деле, в крупной игре, смысла которой он не понимал. — Так вот, я хотел показать вам нашу базу. Теперь чуть увеличьте обзор на экране. Очень хорошо. А теперь проведите прямую линию от этого озера, что расположено здесь, туда — через Афьон-Карахисар. И теперь — видите — на этой линии лежит гора. Видите?

Гору он явно видел.

– Вершина этой горы представляет собой электронную модель, не более того. Горы на самом деле просто не существует. Однако волновые радары, которые используются на этой планете, как, впрочем, и любые другие приборы,  которые земляне способны создать, реагируют на это изображение, как на самую настоящую гору. А тут нужно просто садиться и вы — в ангаре.

– Здорово придумано, — сказал он.

– Построено это довольно давно, если честно говорить, — сказал я. — Дезинтеграторы горной породы были доставлены сюда с Волтара несколько десятков лет назад, и с их помощью построена подземная часть базы. Она достаточно обширна, а в прошлом году мы ее еще расширили. Казалось, что мои пояснения произвели на него должное впечатление.

– Да, расширена. И я лично имел отношение к этому проекту.

Я добавил здесь множество нор и поворотов, создал сложную систему запутанных подземных ходов. Тут можно внезапно появиться в весьма неожиданных местах. Но у меня был достойный мастер этого дела, у которого я многое почерпнул.

– Даже так? — недоверчиво откликнулся он.

Я прикусил язык. Я ведь чуть было не выложил ему, что примером для меня служил Хитрый Кролик.

– Если вы обратите особое внимание на эту гору, то рядом обнаружите станцию для слежения за спутниками. Разглядели? Отлично, — поспешил я отвлечь его от опасной темы. — А теперь в самом конце ущелья вы должны заметить приземистое здание. Видите его? Прекрасно. Это и есть Международный центр переподготовки фермеров. Вот и отлично, а теперь вы наверняка видите большие участки свежевырытой земли в северной части ущелья. Здесь производятся археологические раскопки древней фригийской гробницы, а вокруг построены дома, в которых живут ученые.

Да-а... — протянул он.

Но мне все-таки хотелось ошарашить его, хотелось доказать, что он — далеко не единственная светлая голова во всей Вселенной. Пусть и не воображает.

– Все технические работники станции слежения за спутниками, весь преподавательский состав центра переподготовки, все ученые на раскопках — наши люди, присланные с Волтара!

– Да что вы говорите? Я и подумать не мог...

Теперь нужно было ковать железо, пока горячо.

– Турция просто помешана на модернизации своего общества и промышленности, и эта тяга одолевает их более полувека, в результате чего значительная часть наших работ даже финансируется за счет международных фондов Земли.

– Но каким образом вам удается оформлять документы? Удостоверения личности и все такое прочее?

– Видите ли, нужно честно признать, что местное население — весьма примитивный народ. Размножаются они со страшной скоростью. У них тут свирепствуют самые различные болезни, от которых помирает множество детей. Короче говоря, население в основном состоит из подонков и ничтожеств — сплошные отбросы. И вот более полусотни лет мы следим за тем, чтобы сразу же после рождения каждый ребенок проходил регистрацию. Но в тех случаях, когда ребенок умирает, мы стараемся сделать так, чтобы смерть эта официально не регистрировалась. Чиновники здесь поголовно коррумпированы. Таким образом, мы можем буквально тоннами получать свидетельства о рождении — короче говоря, имеем их столько, сколько нам никогда и не потребуется. Кроме того, вся страна погрязла в бедности и множество, рабочих отправляется за границу, чтобы немного подработать на стороне. Они выезжают из страны сотнями тысяч. За границей они соответствующим образом регистрируются, и таким путем мы получаем возможность приобретать и иностранные паспорта. Через определенные промежутки времени здесь происходит то, что они называют призывом в армию, и тогда кое-кому из наших людей, снабженных местными свидетельствами о рождении, удается оказаться среди призванных. Таким образом охранники Аппарата оказываются призванными на воинскую службу в турецкую армию. Турецкая же армия, по существу, управляет страной, а это, в свою очередь, дает нам возможность иметь высокопоставленных офицеров даже в Стамбуле. Совершенно естественно, что мы подбираем людей, которые внешне очень похожи на турок, но в этой стране имеется по меньшей мере несколько десятков различных антропологических типов, и кто, скажите на милость, может разобраться во всей этой путанице?

– Просто блестяще, — сказал Хеллер. Да, мои слова несомненно произвели на него глубокое впечатление. — Следовательно, можно смело утверждать, что мы, по существу, владеем небольшой частью этой планеты.

– Это еще слабо сказано, — заметил я.

– Какая жалость, что вам не удалось взять под контроль хоть какую-то часть Кавказа, — сказал он. — Мне очень хотелось бы посмотреть, как там идут дела.

Нет, он совершенно невозможен! В ответ я мог только снисходительно улыбнуться.

– Ну что ж, сегодня вечером мы совершим посадку, и вы наверняка сможете махнуть в Афьон и в любом случае осмотреть хоть часть нашей маленькой империи. — Мне очень хотелось опробовать подслушивающие устройства, которые Прахд вживил в него.

– Прекрасно, — сказал он. — А пока позвольте поблагодарить вас за эту маленькую экскурсию. Мне и в самом деле очень понравились ваши объяснения.

Расстались мы чуть ли не друзьями. Во всяком случае — он так считал. Жалкий растяпа. Может быть, он и в самом деле недурной специалист в своей области. Но это никак не распространялось на сферу деятельности, которой занимался я. Мне удалось доставить его туда, куда и требовалось — в место, отстоящее на многие световые годы от его дома и друзей, и при этом именно в ту область, которая полностью контролировалась нами. Здесь у него не будет его флотских дружков. А у меня здесь друзья насчитываются тысячами. А кроме всего прочего, ему пора уже привыкать к Земле. Ему никогда уже не расстаться с ней даже в том случае, если я позволю ему остаться в живых.

 

ГЛАВА 6

 

В наступившей темноте мы тайно приблизились к нашей базе на планете Земля. К этому времени мне уже удалось сформулировать свои требования. Они у меня были полностью готовы, а я был готов к тому, чтобы объявить о них, как только мы совершим посадку.

В тот день я специально выделил некоторое время на то, чтобы тщательно продумать все и внести необходимые коррективы в стратегию действий. При проведении секретных операций всегда считается разумным (в случае установления того факта, что вам приходится выполнять приказы безумного человека) тщательно все взвесить, верно оценить свое положение и определить собственную позицию в этой неразберихе. Я твердо установил, что Ломбар Хисст, вне всяких сомнений, страдает параноидальной шизофренией, отягощенной ярко выраженными симптомами мании величия, что подтверждено слуховыми галлюцинациями, усиленными предполагаемым регулярным приемом героина и закрепленными потреблением различных комбинаций амфетаминов, — иными словами, он просто явный и неприкрытый сумасшедший. Псих, короче говоря. Поэтому выполнение любых его приказов может таить в себе прямую опасность.

Исходя из этого, я провел краткий анализ ситуации. И даже составил себе небольшую справку в письменном виде. На бумаге это выглядело так:

ОЦЕНКА СЛОЖИВШЕЙСЯ СИТУАЦИИ

1.  Ломбару Хиссту требуются наркотики на Волтаре, чтобы поколебать,  а потом и свергнуть правительство  Волтара, захватив единолично власть.

1-а. Блито-ПЗ является единственным известным нам источником таких наркотиков.

1-6. База на Земле существует для того, чтобы обеспечить непрерывный приток наркотиков на Волтар.

2. Делберт Джон Роксентер в силу занимаемого им положения, на правах собственника, а также некоторыми иными путями осуществляет контроль над всеми фармацевтическими компаниями планеты.

2-а. Делберт Джон Роксентер через свои банки, а также некоторыми иными путями контролирует в числе прочих правительств Земли и правительство Турции.

2-6. Состояние Делберта Джона Роксентера зиждется на нефти и на контроле над всеми источниками энергии на Земле.

2-в. Делберт Джон Роксентер может разориться, если кто-либо сможет подорвать его монополию в области энергетики.

2-г. Выводы по пункту 2: Если монополия в области фармацевтики перейдет в другие, менее криминальные руки, мы можем вылететь отсюда на нашей вонючей (...).

3. С точки зрения Земли присутствие здесь Джеттеро Хеллера исключительно полезно.

3-а. Земля получает дешевое горючее в неограниченных количествах.

3-6. Экономические кризисы вызываются здесь преимущественно недостатком горючего, а это означает, что техническая помощь Хеллера своим побочным эффектом будет иметь резкое прекращение все расширяющейся инфляции, что приведет в конечном счете ко всеобщему процветанию.

3-в. Если Хеллер внедрит здесь новый тип горючего, воздух будет очищен.

3-г. Если Хеллеру это не удастся, планета скорее всего придет к самоуничтожению в результате загрязнения окружающей среды.

3-д. Если до Великого Совета дойдет весть, что миссия Хеллера потерпела неудачу, Волтаром немедленно будет организовано кровавое вторжение на Блито-ПЗ, весьма дорогостоящее для самой Конфедерации и роковое для Земли, хотя оно и будет осуществляться с единственной целью — помешать нынешним ее обитателям обесценить планету дурным ведением своего хозяйства.

3-е. Если миссия Хеллера увенчается успехом, это грозное вторжение произойдет строго в соответствии с Графиком Вторжения, то есть примерно через сотню лет.

3-ж. За эти сто лет, в течение которых Земля будет иметь в распоряжении дешевое и безопасное горючее в неограниченных объемах, планета скорее всего выйдет на более высокий технологический уровень, а следовательно, по отношению к Земле будет применен тот тип вторжения, который известен как «МС», что означает «вторжение путем мирного сотрудничества», при котором Волтар будет стремиться всего лишь заполучить здесь необходимые ему базы, а вмешательство во внутреннюю жизнь планеты будет сведено до минимума. Это означает, что не будет никакого кровопролития, разрушений и прочего и все стороны останутся довольны.

З-з. Таким образом, присутствие Джеттеро Хеллера на Земле можно считать подарком судьбы как для Земли, так и для Волтара.

4. У Солтена Гриса имеются доказательства того, что Ломбар Хисст приставил неизвестного убийцу для постоянного наблюдения за действиями Солтена Гриса.

4-а. Если указанный Солтен Грис не выполнит приказов своего непосредственного начальника Ломбара Хисста, упоминавшийся выше убийца безусловно убьет указанного Солтена Гриса и сделает это без малейших колебаний и с беспримерной жестокостью.

ВЫВОДЫ: Следует безоговорочно и совершенно точно выполнять все приказы Ломбара Хисста, делая это разумно, старательно и с предельным вниманием. И никогда никому не задавать вопросов.

Следует без ложной скромности заметить, что оценка сложившейся ситуации была проделана мною просто блестяще. Анализу подверглись не только основные линии поведения, но и все возможные варианты, которые могли в дальнейшем оказаться весьма существенными. Такую работу по праву можно отнести к разряду настоящих шедевров. Итак, мы спокойно приземлились, не обнаруженные примитивными радарами примитивных вооруженных сил этой примитивной планеты. Они ведь до сих пор пользуются радарами типа «лук и стрела», нейтрализовать которые в принципе ничего не стоит. Совершенно спокойно мы преодолели электронно созданную видимость вершины горы и вышли прямо на нашу цель. И должен отметить при этом, что неважно — пират он или нет, — но с космическим кораблем капитан Стэбб справляется отлично. Мы опустились на передвижную тележку, испытав всего лишь один резкий толчок.

Корабль слегка вибрировал, когда тележка, освобождая место для взлетов и посадок других кораблей, медленно двинулась в сторону сделанного в толще стены укрытия. Я ободряюще похлопал капитана Стэбба по спине. Между нами уже успели завязаться настоящие дружеские отношения.

– Отлично посадил корабль, — сказал я. — Честное слово, я сам не смог бы с этим справиться лучше. — В ответ он просиял.

– А теперь мне очень хотелось бы, — продолжал я, — чтобы ты чисто по-дружески предупредил всех знакомых тебе сотрудников Аппарата о том, что эта птица, которую мы сюда доставили, на самом деле — не кто иной, как тайный агент Короны, снабженный секретным приказом казнить каждого, о ком ему удастся хоть что-нибудь узнать. Просто намекни им на это и предупреди, чтобы, разговаривая с ним, они постоянно помнили, что их жизнь на волоске. О, капитану Стэббу идея явно пришлась по душе. Как только отворился входной люк, все его триста фунтов скатились вниз по приставной лесенке, подобно горному обвалу. И он понес живое слово в народ, хотя всем своим видом показывал, будто единственное, о чем он заботится, — это как можно скорее оформить въездные документы. Он в определенном смысле был самым настоящим сокровищем. Тут распахнулась дверь, ведущая в верхние каюты, и я увидел спускающегося Хеллера.

–  Не возражаете, если я немного поброжу по окрестностям? — спросил он.

– Ну что вы, — бодро откликнулся я, — какие могут быть возражения. Вам даже неплохо было бы обрести некоторый местный колорит. Кстати, я заготовил для вас записочку в костюмерную, чтобы для вас подобрали подходящую одежду. Попасть туда проще простого — вот по этому проходу. А почему бы вам заодно не совершить экскурсию по городу? Ведь сейчас еще довольно рано. Вот вам еще одна записочка в транспортный отдел — вы можете пристроиться на какой-нибудь из попутных грузовиков. Масса людей в Турции отлично говорит по-английски, поэтому и у вас будет все в порядке. У вас, правда, нет пока документов, но едва ли кто решится побеспокоить вас. В случае необходимости скажете, что вы новый технический работник со станции слежения за спутниками. Так что чувствуйте себя свободным, развлекайтесь и наслаждайтесь жизнью! — добавил я на общепринятом английском и ободряюще рассмеялся. Я проследил, как он ловко спустился по лестнице и исчез в проходе, ведущем в костюмерную. В этой игре он был по-прежнему ребенком-несмышленышем, но ведь что ни говори, в моем лице он имел профессионала высочайшего класса.

Багаж мой к тому времени уже успели подготовить к выгрузке. Тоном, не терпящим возражений, я подозвал кого-то из подсобных рабочих ангара, и не прошло и нескольких минут, как автокар был загружен и я тронулся в путь. У этого ангара на Блито-ПЗ есть один существенный недостаток. В Турции землетрясения случаются довольно часто и иногда бывают весьма опасными, а такое большое по площади и объему помещение, вырубленное в сплошной скальной породе, требует огромного количества дополнительных опор и креплений. Многие из них устанавливаются при помощи гидравлики. В момент прихода или отправки корабля их убирают, а потом снова устанавливают на прежнем месте. Меня не было здесь почти год, и я успел забыть об этом. Поэтому, оказавшись на пути одного из таких гигантских домкратов, я так растерялся, что он чуть было не сшиб меня с ног. Может быть, именно это и настроило меня на более суровый лад, снова ввергнув в состояние раздражения, хотя, положа руку на сердце, я не мог не признать, что в глубине души несказанно рад, что мне удалось живым и здоровым выбраться из этого (...) буксира!

Остановившись у так называемого общежития для рабочих, занятых на археологических раскопках, я заказал такси, собрал в кучу свой багаж и велел шоферу из персонала Аппарата доставить меня прямиком в комендатуру базы. Комендатура размещалась в маленьком глинобитном домике рядом с Международным центром по переподготовке фермеров. Считалось, что комендант занимает здесь должность то ли ректора, толи директора. Заодно это оправдывало и обилие транспорта, как приезжающего, так и убывающего, поскольку множество фермеров приезжало сюда на учебу — их здесь обучали технологии выращивания опийного мака с наименьшими затратами.

Турки по существу своему являются монголами. Само слово «турок» произошло от испорченного «т-ю-кин», что является китайским заимствованием. Монголоидные племена вторглись в Малую Азию примерно в десятом столетии земного летоисчисления. Но сами турки вовсе не похожи на китайцев, а кроме того, на протяжении веков они и сами не раз участвовали в захватнических походах и смешивались с представителями иных племен и народов, являвшихся представителями самых различных расовых типов. По этому не представляет никакого труда подобрать среди населения Миссия «Земля» Конфедерации Волтар, на всех ее ста десяти планетах, такие типы людей, которые легко могли бы сойти за турок.

Комендант как раз и был одним из таких людей. Его подлинное имя звучало как «Фахт», поэтому он и здесь называл себя Фахт-беем. По каким-то непонятным причинам турки прибавляют к своему имени «бей». На этом необременительном и хлебном посту Фахт быстро превратился в самого настоящего толстяка. У него была такая же толстая жена и огромных размеров «шевроле», аквартира их была обставлена западной мебелью, достаточно солидной, чтобы выдержать вес его владельцев. Одним словом, устроился он здесь со всеми удобствами. Власти Волтара разыскивали его за массовые убийства на Флистене, поэтому даже мысль о том, что его могут освободить от должности коменданта базы, нагоняла на него такой ужас, что он мгновенно превращался в груду трясущегося от страха жира. Естественно, что неожиданная весть о моем прибытии — а не в моих привычках было заранее оповещать о приезде — так проняла его, что он потерял минимум фунтов десять за один только час, что прошел с того момента, когда корабль наш запросил разрешения на посадку.

Когда я вошел, он стоял в дверях, ведущих во внутренние покои. Отирая пот со лба огромным шелковым платком, он постоянно кланялся, одновременно пытаясь пошире распахнуть передо мною дверь. Он даже не скрывал охватившей его дрожи. Вот оно — удовольствие от того, что ты являешься офицером штаба! Это заставляет людей просто умирать от страха при одном твоем появлении. Жена его протиснулась в дверь с подносом, уставленным чашками с чаем и кофе. От излишней старательности она чуть было не опрокинула поднос. Фахт-бей попытался вытереть сиденье моего стула своим платком — что, естественно, только выпачкало стул.

– Офицер Грис, — заговорил он на редкость писклявым и дрожащим голосом. — Простите, я хотел сказать — Султан-бей, — быстро поправился он, используя турецкое имя, под которым я был здесь известен. — Я очень, очень рад снова видеть вас здесь. Надеюсь, что вы чувствуете себя прекрасно, как и выглядите, что все у вас обстоит благополучно, что дела ваши идут хорошо и что дела ваши и впредь будут идти хорошо, как и все наши дела, которые идут просто прекрасно и, надеюсь, так же будут идти и впредь. (Под этим подразумевалось: «Я по-прежнему продолжаю оставаться комендантом базы, или у вас на руках приказ о моем увольнении?»)

Я успокоил его. И сразу выложил ему все свои задачи.

– Я назначен генеральным инспектором и лордом-смотрителем за всеми операциями, связанными с Блито-ПЗ, иными словами, с Землей. При малейшем намеке на то, что ты не выполняешь своего служебного долга, позволяешь себе хоть в чем-то пренебречь сотрудничеством со мной или не подчиняешься безусловно и безоговорочно всем моим приказам, я немедленно избавлюсь от тебя. Он так тяжело плюхнулся в свое огромное кресло, что оно чуть не развалилось. Взяв дрожащими руками положенные мною на стол бумаги, он внимательно и подобострастно просмотрел их. Обычно лицо его было довольно смуглым, однако сейчас оно стало пепельно-серым. Он открыл было рот, но никаких слов так и не вылетело из него.

– Впрочем, давай без формальностей, — сказал я, уже вполне насладившись эффектом. — Садись-ка на телефон. Позвони в Афьон. Тебе нужно будет сделать три-четыре звонка. Надеюсь, ты сейчас в состоянии вспомнить телефонные номера твоих обычных контактов, — пошутил я. — Сделай несколько звонков содержателям кафе, барменам. Скажи им, что ты сейчас получил секретную информацию относительно молодого человека примерно шести футов и двух дюймов роста, блондина, выдающего себя за техника со станции слежения за спутниками, а на самом деле являющегося тайным сотрудником Агентства по борьбе с распространением наркотиков Соединенных Штатов, небезызвестного АБН. Скажи им, что парень этот явно пытается кое-что здесь разнюхать, и предупреди их, чтобы держали язык за зубами, а лучше всего и вовсе с ним не разговаривали.

Не успел я договорить, как Фахт-бей был уже у телефона. Местные жители относятся к нам очень дружелюбно. Они старательно не замечают буквально ничего. Они готовы сотрудничать с нами на все сто процентов. Все они, включая даже коменданта местного армейского гарнизона, искренне считают нас мафией.

И это открывает нам все пути. Фахт-бей закончил свои дела и посмотрел на меня собачьим взглядом.

– А теперь позвони-ка парочке местных крутых парней, дай им описание внешности, вели разыскать этого типа и задать ему хорошую трепку.

Тут только Фахт-бей попытался слабо протестовать:

– Так ведь АБН всегда очень продуктивно сотрудничает с нами. Их агенты по всей Турции состоят у нас на жалованье. И притом, Султан-бей, нам совсем не нужны трупы в аллеях Афьона! Полиция может прослышать об этом, и тогда им волей-неволей придется начинать расследование, а такая перспектива им не может понравиться. Я сейчас лишний раз убедился в том, как нужен здесь генеральный инспектор и лорд-смотритель.

Но Фахт-бей тем временем продолжал свое:

– Если вам нужно кого-нибудь убить, то почему бы не пойти обычным путем — не завести его на археологические раскопки и...

Я вынужден был повысить голос:

– Я же не говорил, что его нужно убить! Я просто сказал, что ему нужно задать трепку. Он должен убедиться в том, что находится на далеко не дружеской территории.

Это сразу отрезвило его.

– Ах так — значит, он вовсе не человек АБН.

– Нет, идиот. Он — агент Короны! И если он здесь хоть что-нибудь пронюхает, это может стоить тебе головы!

Да, это выглядело куда серьезней. И, честно говоря, еще опасней. Но Фахт-бей все-таки позвонил, кому следовало. Все эти разговоры и переговоры до того разволновали его, что он выпил и чай, и кофе, которые его жена поставила передо мной. Было приятно сознавать, что я так основательно могу испортить человеку настроение. Я был просто на верху блаженства. Здесь все так отличалось от Волтара.

– Ну а теперь перейдем к делу. Моя старая квартира готова к приему хозяина?

Вопрос расстроил его еще больше. Наконец мне удалось вытянуть из него причину этого расстройства.

– Видите ли, та маленькая танцовщица, которую вы оставили в своем доме, начала путаться со всеми подряд, а потом наградила (...) четырех охранников и сбежала, прихватив с собой кое-что из ваших вещей.

Ну что ж, женщины вообще склонны к неверности. К тому же, по существу, в Турции и не осталось настоящих танцовщиц. Все они эмигрировали в какие-то другие страны, а те, что остались, просто обыкновенные проститутки из крупных городов и совсем не умеют исполнять танец живота.

– Позвони в Стамбул твоему контактеру в квартале Сиркечи и прикажи прислать сюда одну из девиц завтра же утренним самолетом.

В комнату вплыла жена Фахт-бея с новым подносом в руках. И опять на нем стояли чашки и с чаем, и с кофе. Теперь, когда с серьезными делами было покончено, я тоже решил пригубить чашечку кофе. Кофе был густым как сироп, а сахару в нем было столько, что, казалось, напиток с трудом сохраняет жидкую форму.

Поскольку с делами, которые я мог выполнить с помощью коменданта базы, было покончено, я осведомился, здесь ли находятся Рат и Терб.

– Рат здесь, — комендант по-военному вскинул голову. — А Терб в Нью-Йорке.

Я протянул ему запечатанный пакет с инструкциями и приказами Рату, врученный мне Ломбаром на Волтаре.

– Передай это Рату. А завтра утром посади его на самолет в Соединенные Штаты. Да смотри, дай ему побольше денег на расходы, потому что ему придется направиться в Виргинию и кое-что подготовить там.

– Не уверен, что мне удастся получить для него место на самолете, — задумчиво протянул Фахт-бей. — Знаете, эти турецкие авиалинии...

– Ты обеспечишь ему место на самолете, — сказал я тоном, не допускающим возражений.

Он кивнул. Да, конечно, он добудет место.

– Кстати, коль скоро речь зашла о деньгах, — сказал я, — вот тут у меня еще один приказ. — И я швырнул бумагу на стол. Приказ этот был просто великолепен во всех отношениях. Я сам отпечатал его на административной машинке на буксире. В нем говорилось:

 

К ВСЕОБЩЕМУ СВЕДЕНИЮ:

Генеральный инспектор и лорд-смотритель имеет право получать из фонда базы все затребованные суммы немедленно по получении запроса от него, и исполняться это должно без всяких (...) глупостей вроде подписей и расписок. Расход денежных средств производится исключительно по усмотрению генерального инспектора. Вот и все.

Финансовое управление

Аппарата координированной информации

Конфедерации Волтар,

 

Я даже подделал в приказе подпись, а оттиск удостоверения личности сделал таким, чтобы никто не смог в нем разобраться. Документ этот все равно никогда не попадет обратно на Волтар. Не говоря уж о том, что Волтар даже и не подозревает о существовании подобного фонда на Блито-ПЗ. Очень ловко все это придумано, ничего не скажешь. Однако Фахта такой оборот дела заставил какое-то время посидеть, недоуменно моргая. В конце концов он взял приказ, повертел его и так и эдак, а затем положил в свои папки.

Я требовательно вытянул руку, и он безропотно направился в заднюю комнату, где у него размещался сейф.

– Для начала мне хватит десяти тысяч турецких лир и десяти тысяч долларов Соединенных Штатов, — крикнул я ему вслед. Он принес деньги и сунул пачки прямо мне в руки, а я их тут же спрятал в карман плаща.

– А теперь открой-ка верхний ящик твоего письменного стола, достань оттуда пистолет системы «кольт», 45-го калибра, который ты там прячешь, и отдай мне.

– Так это же мой пистолет.

– А ты стащи еще один такой же у кого-нибудь из наемных убийц мафии, — посоветовал я ему. — Ведь именно ты добыл и этот кольт. Тебе же, кажется, не хочется, чтобы я нарушил статью а-36-544 М, часть Б Космического Кодекса, не так ли? Это было бы раскрытие тайны представителю иной расы, верно? Он сделал так, как ему было велено. Более того, он даже добавил от себя две запасные обоймы. Я проверил, работает ли оружие. Этот пистолет я приметил в ящике стола еще год назад, когда осматривал тайно его стол в поисках материалов для шантажа. Уже тогда я обратил внимание на то, что это оружие армейского образца, принятого на вооружение в армии Соединенных Штатов Америки, модель 1911 А1. Но в прошлом году у меня не было ни звания, ни должности, которые были теперь и которые открывали передо мной совершенно новые возможности. А то, что Фахт добыл этот пистолет у мафии, было с моей стороны чистой догадкой. Но в правоте своей я был уверен, поскольку на рукояти пистолета было сделано три зарубки.

Я решил, что мне следует все-таки немного успокоить его. Не имело никакого смысла доводить его до полной паники. Ничто так не разряжает обстановку, как шутка. Я взвел курок кольта хорошо отработанным движением и нажал на спусковой крючок. Патрона в патроннике, естественно, не было, да и ствол был направлен ему в живот, а не в голову. Курок при этом издал всего лишь щелкающий звук.

– Точно в яблочко, — сказал я по-английски и весело расхохотался.

Однако Фахт не рассмеялся в ответ.

– Тимайо Фахт, — сказал я, называя его тем именем, под которым он был известен розыскным службам на Флистене, и обращаясь к нему на этот раз на смеси английского и волтарианского языков, — мы с тобой поладим просто отлично. И будет это продолжаться, само собой разумеется, пока ты будешь точно выполнять все, что я тебе велю. Так шевели своей (...) и следи за тем, чтобы моя персона была довольна всем на свете, и при этом не суй нос в чужие деда. Нет ни одной противозаконной вещи, которую я не сумел бы сделать намного лучше тебя. Так что единственное, чего добиваюсь и что я буду здесь требовать, — это уважение. Он тоже прекрасно говорил по-английски. Он тоже имел дело с мафией. А это означает, что он прекрасно понимал смысл моих слов.

Я еще раз подбросил на ладони кольт, а потом сунул его в карман плаща точно таким же жестом, который видел на экране, когда в прошлом году показывали старый фильм с участием Хемфри Богарта в главной роли.

И я направился к поджидающему меня такси. Сел в машину, и, подражая американскому акценту, сказал:

– Домой, Джеймс, и жми на полную катушку!

Честно говоря, я успел почувствовать, что я наконец попал домой. Это как раз та страна, которая мне нужна. Из всех мест во всей Вселенной, где мне пришлось побывать, это было единственное место, где меня по-настоящему понимали и принимали. Я, можно сказать, был их героем. И не стану скрывать — мне это очень нравилось.

 

ГЛАВА 7

 

Я ехал сквозь душную ночь, и воздух мягким черным бархатом ложился мне на лицо. Справа и слева от меня в свете фар возникали стройные ряды подсолнухов. А за ними, отлично скрытые от любопытных глаз проезжавших здесь изредка туристов, лежали широкие поля смертельно опасного опиумного мака — главная причина того, что Аппарат устроил здесь свою резиденцию.

Это весьма поучительная история, позволяющая изнутри проследить за тем, как работает Аппарат. И сейчас, когда моей машине пришлось постоять немного, пропуская колонну плохо освещенных грузовиков, я принялся размышлять на эту тему. Довольно давно культурологическая и технологическая исследовательская группа Аппарата, состоявшая из младшего офицера и трех народоведов, оказавшись в этих местах, была лишена возможности проводить свои работы из-за того, что здесь, на Земле, разразилась война, которую обитатели Земли называют первой мировой. Они не поспели к кораблю, который должен был их отсюда забрать, не смогли они явиться и на запасной сборный пункт. Какое-то время они просто бродили вдоль границы, стараясь не особенно попадаться на глаза и переходя то на одну, то на другую сторону.

Пользуясь воцарившимся здесь в результате военных действий всеобщим замешательством, они попали на территорию России. Это случилось как раз тогда, когда там начались революционные беспорядки. А потом их забросило на юг страны, где они прошли почти весь Кавказ и через Армению попали в Турцию, снова перейдя границу.

Они нашли приют на склонах Буюк Агри — пика высотой в 16 946 футов, известного также под именем горы Арарат. Здесь они выставили радиобуй, в надежде на то, что постоянно посылаемый радиосигнал и немалая высота горы в конечном счете смогут привлечь внимание какого-либо поискового корабля.

Однако военные действия, да и сама война, успели завершиться, а никакого судна за ними так и не было послано, поэтому они в довольно подавленном настроении, обессиленные из-за морозов, постоянно стоящих на этой высоте, и недостатка питания, начали пробиваться на запад, дав друг другу торжественную клятву не останавливаться до тех пор, пока не отыщут места с более теплым климатом. Путешествие это проходило в весьма сложных условиях, поскольку плоскогорье, простирающееся на востоке Турции, как раз и отличается суровостью климата. Одним словом, путешествие их отнюдь не напоминало увеселительную прогулку. Но они все-таки достигли намеченной цели, чему немало способствовал тот факт, что Турция, которая в той войне оказалась на стороне проигравших, переживала в данный момент период всеобщего разброда, подвергаясь расчленению со стороны победителей.

В конце концов они прибыли в Афьон. Прямо перед ними возвышалась весьма внушительная черная скала и крепость Афьон-Карахисар. Климат здесь был значительно более мягким. Здесь они и решили обосноваться. На руинах крепости они установили свой радиомаяк в надежде, что помощь все-таки прибудет. Они предприняли все возможное и невозможное, чтобы выжить в условиях полной разрухи и запустения, в которых пребывали эти места в результате последней войны. К этому времени они уже умели изъясняться по-турецки, а окрестности и без них буквально кишели дезертирами.

Наступил тысяча девятьсот двадцатый год по земному летоисчислению. Огромная армия греков наступала на Афьон, стремясь отхватить жирный кусок от Турции. Турецкий генерал Исмет-паша не только сумел сдержать наступление греческой армии, но и дважды нанес поражение захватчикам, что случилось, можно сказать, в тени Афьон-Карахисара.

Оказавшись в центре всех этих событий, младший офицер Аппарата, а с ним и трое народоведов решили выбрать одну из сторон. Заполучив военную форму и оружие, снятые с убитых, наши люди приняли самое активное участие во втором сражении в качестве турецких солдат. А тем временем кто-то из сотрудников Аппарата на Волтаре проявил неожиданное служебное рвение, что делалось скорее всего в попытке оправдать собственную нерадивость, и обнаружил исчезновение культурологической и технологической исследовательской группы. Задачи, стоявшие перед этой группой, не отличались особой важностью — такая экспедиция отправлялась на Блито-ПЗ уже в двадцать девятый раз за последние несколько тысяч лет. Нужды Графика Вторжения не требовали нашествия на эту планету поменьшей мере в ближайшие сто восемьдесят лет, так что срочных заданий у экспедиции просто и быть не могло, но этот ретивый офицер Аппарата получил все же разрешение на разведывательно-спасательную экспедицию.

Экипаж разведывательного судна, прибывшего на Блито-ПЗ, был, по-видимому, крайне изумлен, обнаружив сигналы, подаваемые с вершины Афьон-Карахисара. Таким образом маленькое подразделение Аппарата было найдено и спасено после почти семилетнего пребывания на Земле в условиях полной автономии.

Младший офицер, командовавший экспедицией, скорее всего стремясь обеспечить себя синекурой, прибыл на Волтар с весьма примечательной идеей.

Старый Мукк, предшественник Ломбара, выслушал его с должным вниманием. Из слов прибывших с Земли получалось, что за время первой мировой войны весь мир принял на вооружение русскую идею, которая стала широко известна под названием «паспортной системы». Система эта ни в малейшей степени не помогла русскому правительству избежать революции и была по существу достаточно глупой, что, вполне естественно, привело к тому, что все остальные правительства с готовностью подхватили ее. Однако нетрудно было предсказать, что широкое распространение так называемой паспортной системы грозило немалыми затруднениями грядущим экспедициям, хоть они и не планировались Графиком Вторжения на ближайший период.

Старый Мукк был неплохим знатоком своего дела. Он отлично знал, что на Аппарат будет возложена задача организации определенных беспорядков в период, предшествующий вторжению. Для этого потребуется достаточное количество людей, которые в самых различных уголках планеты начали бы метаться по улицам городов, истерически выкрикивая: «Враг у ворот!», «Спасайся, кто может!».

Понадобятся рабочие-диверсанты, которые занялись бы взрывом оборудования на предприятиях, армейские офицеры, которые приказывали бы своим подчиненным отступать с занимаемых позиций или просто дезертировать, понадобились бы и газетчики, которые призвали бы своих многочисленных читателей «пойти, пока не поздно, навстречу требованиям пришельцев!». Короче говоря, самая обычная процедура. Организация действий по давно заведенному порядку. Но во всем этом было и еще одно соображение, которое имело решающую силу, — финансы.

В наше время любая разведывательная организация неминуемо сталкивается с весьма сложной проблемой — для работы в тылу врага требуются немалые средства. Волтарианские деньги тут не могут пригодиться, а кроме того, их даже нельзя здесь обменять. Разведка — вещь весьма дорогостоящая, а заняться ограблением банков означало бы привлечь к себе внимание. Импорт золота и бриллиантов в таких количествах наверняка можно было бы выследить. Необходимо найти источник местной валюты, да такой, чтобы потом можно было не стесняться в расходах. Этот младший офицер сообщил также довольно интересную новость. Одна из стран на Блито-ПЗ, а именно Соединенные Штаты Америки, приняла в 1914 году закон, который известен там как «пакт Гаррисона». И в данный момент, то есть в 1920 году по земному летоисчислению, страна эта принялась усиленно проводить его в жизнь. Законом регулировалось обращение наркотиков, а именно — опиума. Совершенно естественно, что цена на опиум взлетела до небес. А именно этот продукт и выращивали в окрестностях Афьона. Здесь находился центр мирового производства опиума.

Оказавшись в числе «турецких ветеранов», выступавших за «правое дело», наши люди пользовались достаточно высокими привилегиями. Да и как могло быть иначе? Ведь они числились в героях и боевых соратниках неудержимо рвущегося к власти Мустафы Кемаля-паши Ататюрка. Поэтому старик Мукк, действуя согласно общепринятому на Волтаре принципу («У тебя всегда будет хватать времени, если ты вовремя примешься за дело»), тут же утвердил предложенный проект. Расходы были до смешного малы. Кроме того, у него наверняка было несколько человек, которых ему не хотелось иметь рядом, но которым он был чем-то обязан. Вот таким образом и возникла база на Блито-ПЗ.

Вплоть до воцарения Ломбара на своем посту никто особо и не задумывался относительно целей этой базы. Она влачила существование в качестве одной из местных почти не контролируемых операций. Но тут Ломбар, которому помог преклонный возраст Мукка или, как утверждают некоторые, — хитроумно подсыпанный яд, получил полную власть над Аппаратом. Произошло это в начале семидесятых годов по земному летоисчислению. Ломбар, выискивая пути для осуществления своих далеко идущих планов, обратил наконец внимание и на эту затерянную в пространствах космоса базу. В его руки попал доклад относительно того, что Соединенные Штаты Америки отдают себе отчет в том, что большая часть опиума, поступающего в страну, минуя контроль со стороны Роксентера, приходит из Турции. И они решили выплачивать огромные суммы Турции только ради того, чтобы та прекратила выращивать опиум.

Вместо того чтобы обеспокоиться поступившей информацией,

Ломбар очень точно рассчитал наперед, что именно произойдет в Турции. Все эти выплаты, предназначенные на программы по сворачиванию массового выращивания опиума, попадут в руки турецких политиканов, а те ни в коем случае не передадут их в руки фермеров, что приведет к значительным экономическим трудностям для населения, проживающего в районе Афьона.

И тут Ломбар внезапно понял, что ситуация эта может кое в чем помочь ему на Волтаре. Дело в том, что Волтар никогда не имел дела с наркотиками: врачи на Волтаре в качестве обезболивающего средства применяли газ, не говоря уж о том, что целлологи способны вообще проводить свои операции без боли. Ломбар изучил историю наркотиков на Блито-ПЗ в ее политическом аспекте и выяснил, что некая страна, известная там под названием Англия, полностью разложила население другой страны — Китая — и свергла в конце концов его правительство именно путем широкого использования опиума. По этой схеме Ломбар и спланировал свое продвижение к власти на Волтаре.

Он организовал субсидирование голодающих фермеров, наладив у них скупку излишков произведенного продукта. Он повысил значение и авторитет 451-го отдела Аппарата, ведавшего Блито-ПЗ.

После нескольких неудачных назначений на пост начальника отдела Ломбар сумел наконец отыскать офицера — выпускника Академии, который смог на должном уровне руководить им, — этим офицером и оказался я.

Субсидии со стороны США скоро иссякли. Но если и ранее Аппарат имел сильные позиции в Афьоне, то теперь его сотрудники стали здесь героями дня. Я в данном случае смело мог считаться королем Афьона, а Ломбару в ближайшем будущем предстояло стать королем Волтара, если только все его расчеты окажутся верными.

Персонал нашей базы на Земле до сих пор состоял в основном из потомков героев турецкой войны, и у каждого из них были выставлены на самых почетных местах гипсовые бюсты Мустафы Кемаля-Ататюрка. Да здравствует революция! Да здравствует опиум! Да здравствует Аппарат! И да здравствует его королевское величество Ломбар, если только ему удастся провернуть свою хитроумную махинацию на Волтаре!

Размышления мои только прибавили мне оптимизма. Мешает нам колонна грузовиков или нет — это неважно, главное, что я снова здесь, в горах. И неподалеку расположена моя вилла.

Когда-то она принадлежала какому-то турецкому паше, аристократу давно отошедшего в прошлое режима, а возможно, еще до него, — какому-нибудь византийскому вельможе, а до него — патрицию Рима, а до римлянина — какому-нибудь греческому аристократу, а еще раньше — просто неизвестно кому. Турция просто битком набита историческими руинами, она с этой точки зрения смело может считаться самой обеспеченной руинами страной на Блито-ПЗ. Лежащая на перекрестке дорог между Европой и Азией, она благодаря этому казалась в таком положении, что большинство цивилизованных рас Земли, о которых вы только можете прочесть или услышать, почти наверняка в то или иное время либо захватывали Турцию, либо возводили свою империю, начиная это строительство с ее территории. В результате она превратилась в рай для археологов — в страну, просто под завязку набитую историческими руинами.

Младший офицер Аппарата, который и был основателем нашей базы, перестроил также и эту виллу и довольно долго жил здесь. Финансирование ее производилось за счет фондов, выделяемых на содержание базы, причем расходы на виллу включались в баланс автоматически. Ломбар Хисст однажды загорелся было бредовой идеей самому заявиться сюда и поэтому значительно увеличил средства, выделяемые на виллу. Однако делать такие визиты ему, естественно, ни в коем случае не следовало, так как для шефа Аппаратана Волтаре смертельно опасно оставлять свой пост без присмотра даже на время.

Вилла была построена на склоне горы. Около нее находились весьма вместительная сторожка и высокие стены, скрывавшие от посторонних взглядов шесть акров земли и низкий дом в романском стиле.

Было темно, а я не позвонил сюда и не предупредил о своем приезде. Мне хотелось преподнести им сюрприз.

Таксист выгрузил мой багаж у ворот. Он был ветераном Аппарата, а сидел он в свое время, если только я верно запомнил, за насилие над малолетними.

В слабом свете, отражавшемся от крыши старого «ситроена», я увидел, что он выжидающе протянул ко мне руку.

В обычном случае меня это возмутило бы. Но сегодня, в этой бархатной ночной тиши, да еще преисполненный радости от возвращения сюда, я просто сунул руку в карман. Турецкие лиры обесцениваются инфляцией примерно на сто процентов в год. Когда мне в последний раз пришлось иметь с ними дело, девяносто лир равнялись одному доллару США. Но доллар тоже подвержен инфляции, так что по моим расчетам курс должен был составлять сейчас примерно сто пятьдесят лир за доллар. А кроме того, это были «пустые» деньги — вам просто здорово повезет, если кто-нибудь согласится их у вас взять где-нибудь за пределами Турции. А помимо этого, сфабрикованный мной приказ позволял мне тратить любые деньги, не стесняя себя излишними расчетами.

Я прямо в кармане отделил от пачки две бумажки, полагая, что даю две сотни, и протянул их шоферу.

Он поднес их к свету. Меня передернуло. Оказывается, я сунул ему две бумажки по тысяче лир. Да это же почти тринадцать долларов США!

– Ух ты, — проговорил шофер, подделываясь под американский сленг — он отлично говорил и по-английски, и по-турецки, как и всякий, работающий здесь. — Ух ты, офицер Грис, кого же это я должен пришить за такую кучу денег?

Мы оба расхохотались так, что долго не могли остановиться. Мафия здесь — самое обыденное явление повседневной жизни, и поэтому жаргон американских гангстеров часто используется местными остряками. Уже одно это позволяло мне чувствовать, что я вернулся домой. Более того, я вытащил еще две тысячные купюры из пачки этих дурацких денег, потом таинственно поднял воротник плаща и заговорил с сильным американским акцентом, произнося слова краем рта:

– Послушай, парень, тут, понимаешь, есть одна телка, юбка, баба, короче говоря, понял? Она сойдет с самолета из большого города. Так что ты постой там, да смотри, не проморгай ее, а кактолько заметишь, зааркань ее, да не забудь проверить ее где следует, все ли у нее в порядке в интимных местах, а если доктор пропустит ее, прокати ее до самого моего ранчо. А если она не выдержит экзамена у медика, кати ее куда хочешь!

– Босс, — сказал он, тоже разыгрывая гангстера, для чего сложил пальцы так, чтобы изобразить револьвер, — считайте, что наша сделка провернута. Будет сделано!

И мы снова дружно расхохотались. Потом я вручил ему дополнительные две тысячи лир, и он пулей унесся вдаль, счастливый и довольный. О, это просто прекрасно чувствовать, что ты наконец-то дома. Да, именно такая жизнь мне по нутру. Я повернулся в сторону дома и хотел было крикнуть, чтобы вышел кто-нибудь и взял мой багаж...

 

ГЛАВА  8

 

Но я вовремя спохватился, сообразив, что крик поднять никогда не поздно, тогда как в темноте да в тишине можно многое заметить. В голову мне пришла весьма удачная мысль. Здесь, в глуши, спать ложатся, как только стемнеет. Следовательно, в доме все сейчас спят. Всего у меня здесь числилось человек тринадцать обслуги, если считать и троих совсем еще маленьких мальчишек. Фактически вся прислуга состояла из двух турецких семей. Семьи эти трудились в доме с того момента, как младший офицер переступил его порог, а очень может быть, что предки их работали тут еще тогда, когда дом этот был построен хеттами. Тут можно только гадать. Что же касается лояльности, то они с большей благожелательностью относились к нам, чем к собственному правительству, и ни словечком не обмолвились бы никому, даже если бы и приметили тут что-нибудь странное или необычное, чего они, естественно, сделать не могли по причине крайней своей глупости. Они ведь тоже были самыми настоящими отбросами. Слуги размещались в помещении, ранее предназначавшемся для содержания рабов. Это было отдельное строение, располагавшееся справа от ворот и скрытое густыми зарослями деревьев и живой изгородью. Старый привратник умер, когда ему было под девяносто, что, кстати, считается на Земле весьма преклонным возрастом, и с тех пор на его место так никого и не наняли, поскольку они все никак не могли решить между собой, чей именно родственник должен занять этот пост.

Самозваным старшим, или, по-местному, «гази», здесь был мрачный старый крестьянин, которого мы прозвали Карагезом по имени смешного героя турецких народных представлений. Однако вся власть здесь фактически была сосредоточена в руках вдовы Мелахат: имя это означает «красавица», но ее можно было считать кем угодно, нотолько не красавицей. Это была толстуха с выпученными глазами, однако именно она держала все здесь в своих руках. Я составил план действий, по которому для начала собирался выявить вес их недоработки. Поэтому я достал из мешка с вещами фонарик, который мне удалось стащить с корабля. Стараясь передвигаться как можно тише, я тенью проскользнул по вымощенному камнями двору и скрылся среди деревьев. При этом мой новенький плащ даже не зашуршал. Прикрывая свет фонаря двумя пальцами, я оглядел траву газона. Она оказалась подстриженной. Потом я обследовал кустарники — они тоже были аккуратно подстрижены. Я, оглядел фонтаны. И здесь все в порядке — бассейны вычищены, а сами фонтаны исправно работали. Разочарованный увиденным, я уже начал терять надежду и потихоньку проскользнул в главное здание. В римских постройках все комнаты выходят во внутренний дворик, не закрытый крышей.

Фонтан, устроенный в центре этого дворика, навевал приятную прохладу. Мраморный пол поблескивал в темноте, на нем совершенно не было пыли. И боковые комнаты сияли безупречной чистотой. Естественно, они выглядели несколько оголенными — в последний приезд сюда я не располагал сколько-нибудь значительными средствами. Строгий римский стиль подвергся здесь, если можно так выразиться, заметному отуречиванию благодаря огромному числу больших и пестрых ковров и всяческих портьер, которые я постепенно распродавал проезжающим туристам — я не сторонник пестроты. Прислуга пыталась завесить пустые стены циновками местного производства. И эти циновки, следует признать, содержались в чистоте и порядке.

Нет, мне никак не удавалось найти какой-нибудь изъян в содержании дома. (...)! Это явно портило задуманный мной розыгрыш. Моя собственная комната располагалась на задах дома и была вырублена в скале, на что имелись свои особые причины. Я уже собрался было открыть отмычкой замок и пойти, как мне внезапно припомнилось, что сказал Фахт-бей относительно того, что шлюха украла мои вещи. Вот это-то мне и пригодится!

Все так же беззвучно — это было нелегко, поскольку я забыл надеть специально для этого приспособленные ботинки, — я начал прокрадываться в помещение, ранее принадлежавшее рабам. Я знал, что флигель состоит из двух больших комнат, имеющих общий вход в центре. Я достал из кармана кольт сорок пятого калибра и потихоньку оттянул затвор, загоняя патрон в патронник. Фонарик я включил на полную мощность.

Резким ударом ноги распахнув дверь, я направил внутрь луч фонаря и выстрелил в воздух.

Нужно было видеть, какой тут поднялся переполох! Тринадцать человек вскочили как по команде и тут же бросились на пол, пытаясь укрыться под кроватями, под коврами или просто забиться в угол.

– Джандарма! — заорал я. По-турецки это слово означает «полиция». Стремясь усилить панику, я закричал уже по-английски: — Не двигаться, (...), иначе я тут всех разнесу в клочья!

Да, должен сказать, что шороху я навел немалого! .Прислуга совершенно растерялась и впала в панику. Из-за бьющего в лицо яркого света фонаря, да к тому же спросонья, они никак не могли разобрать, кто же это к ним ворвался, и просто орали от страха что-то бессмысленное. Они выкрикивали почти непонятные турецкие слова, из которых мне удалось разобрать нечто вроде: «Мы не виноваты!» и «Мы ничего не сделали!».

И тут, как бы довершая картину, на мой выстрел примчались несколько охранников Аппарата, которые, спеша на выручку, даже покинули свои посты на археологических раскопках. Так ко всеобщему гаму прибавился еще и рев их машин.

Сущее столпотворение!

Сумасшедший дом!

Не прошло и минуты, как группа охранников — они здесь действуют под прикрытием служб безопасности, призванных якобы «охранять найденные на раскопках ценности», — ворвалась на территорию моей резиденции и со всех ног бросилась к нам, ориентируясь на свет моего фонаря, да и по шуму нас обнаружить было не сложно. Луч света от фонаря младшего офицера группы охранников ударил мне в лицо. И тут же офицер застыл по стойке «смирно».

– Это Султан-бей! — выкрикнул он.

Мальчишку, сына садовника, одолел приступ рвоты. Обслуга, однако, тут же прекратила свои дурацкие вопли.

И тут я наконец от души расхохотался. Кто-то тем временем включил свет. И даже старый Карагез осмелился высунуть голову из-под одеяла.

– Все в порядке, — сказал он. — Это наш Султан-бей.

Охранники дружно рассмеялись словам Карагеза. Рассмеялись и некоторые из слуг. Но Мелахат не смеялась. Она продолжала стоять на коленях посреди пола, повернувшись лицом к стене, и вопила по-турецки:

– Я знала, что, когда он вернется из Америки и узнает, что эта шлюха украла его одежду, он придет в ярость. Я знала это. Я знала!

Они были уверены, что все это время я был в Америке. Мальчишка лет восьми стоял на коленях у моих ног и, дергая за полу моего плаща, молил о пощаде:

– Пожалуйста, не стреляйте в Мелахат. — Я вспомнил, что его зовут Юсуфом. — Пожалуйста,  Султан-бей!  Мы все тут собрали деньги и купили вам новые костюмы. Нам даже удалось украсть для вас кое-что у туристов. Не стреляйте в Мелахат, Султан-бей, мы очень вас просим!

Да, возвращение домой удалось как нельзя лучше. Тем временем командир охранников приблизился ко мне вплотную.

– Поделом им, — сказал он громко. — Я же предупреждал их, что следовало бы выставить сторожа у ворот. — Перейдя на шепот, он добавил: — Огромное спасибо за предупреждение относительно агента Короны.

После этого охранники, все еще смеясь, убрались восвояси.

Я направил пистолет на садовника:

– Все твое хозяйство ужасно запущено. Сейчас же отправляйся в сад и начинай приводить его в порядок. — Тот без единого слова пулей вылетел из комнаты, сопровождаемый двумя мальчишками-помощниками.

Потом я направил пистолет на повара:

– А ты принеси мне чего-нибудь поесть,  а потом сразу же займись уборкой кухни, там у тебя грязь, как на помойке.

Повар выбежал из помещения как ошпаренный. Я направил пистолет на уборщицу:

– Сейчас же пропылесось все комнаты! Приступай к работе немедленно!

Она тут же исчезла, прихватив с собой двух девчонок-помощниц.

Теперь пистолет мой был направлен на Карагеза:

– Счета твои наверняка совершенно запутаны. Представь мне к рассвету полный отчет!

Наконец я направился в свои комнаты, давясь от приступов смеха. Как выгодно отличается здешняя жизнь от того, что было на Волтаре. Как прекрасно сознавать, что ты вернулся домой! Здесь я сам был олицетворением власти. Да, на этой планете я запросто могу приказать казнить кого угодно, даже самого Хеллера!

 

ГЛАВА 9

 

Мелахат неотступно следовала за мной на пути к моей спальне. Помещение это было весьма обширным, со множеством стенных шкафов и кладовок. Она показала мне, что вся моя одежда заменена на новую и развешена по местам. Потом она застыла передо мной, умоляюще сложив руки на груди.

– Умоляю выслушать меня, Султан-бей! — все еще виноватым голосом проговорила она. — Говорила же я вам, что эта девушка плохая. После того как вы уехали в Америку, она начала здесь шляться со всеми подряд. Она еще сказала, будто вы не заплатили ей, а потом захватила ваши вещи и удрала. Завтра на ее место прибудет другая, — сказал я.

– Слушаюсь, Султан-бей.

– Помести ее в ту комнату, которая ранее использовалась для хранения инструментов.

– Как прикажете, Султан-бей. А эти вещи вам подошли?

– Нет, они скорее всего мне не понадобятся.

– Слушаюсь, Султан-бей.

Двое мальчишек вбежали в комнату с моими чемоданами и с той же поспешностью ретировались.

– Скажи повару, чтобы принес чего-нибудь поесть. А теперь убирайся.

– Как прикажете, Султан-бей.

Повар с официантом не заставили себя ждать. Они притащили огромный сосуд, полный искембе-корбуси — густого супа из рубца с яйцами — его часто держат про запас в печи. Принесли они, кроме того, и лакеру — тонко нарезанную сухую рыбу. Был тут и кувшин с охлажденной сирой — перебродившим виноградным соком и поднос с кусками пахлавы — сладкого печенья с орехами, залитыми сиропом.

– Это все, что нашлось в доме. Вы прибыли так неожиданно, — проговорил повар дрожащим голосом. — Никто ведь не знал, что вы приедете.

– На рассвете поезжай в город, — строго осадил я его, — и купи что-нибудь приличное. И не смей больше выданные тебе деньги совать в свой карман!

От такого обвинения он побледнел.

– Немедленно пришли сюда Карагеза!

Это требование по-настоящему расстроило его, потому что Карагез вел у меня все счета. Повар вместе с официантом быстро убрались от греха подальше. Я уселся за стол и принялся за еду. Пища была просто отменной!

Мечта богов — награда за то, что человек смертен.

Вошел Карагез.

– Вы же сказали, что я должен представить все счета к рассвету.

– Ты здесь украл и продал все ковры, — сказал я.

– Так точно, Султан-бей. — Он, (...), отлично знал, что я сам продал их, но еще лучше он знал, что говорить мне такое не следует.

Рот мой был набит пахлавой. Я запил ее изрядной порцией сиры.

– Подай специальное требование на покупку ковров для всего дома. Покупай самые дорогие. Можешь брать даже персидские. Кто знает, а вдруг опять наступят трудные времена и мне придется снова продать их. Опыт последних месяцев на Волтаре научил меня осторожности.

– Слушаюсь, Султан-бей.

– И сократи количество денег, которые ты тратишь на питание обслуги. Сократи вдвое. Они тут все слишком разжирели!

– Слушаюсь, Султан-бей!

– У меня к тебе все, — сказал я, отпуская его мановением руки, в которой я царственно держал стакан с сирой.

Пятясь и кланяясь, он вышел.

Я продолжал пиршество, блаженно улыбаясь. Да уж, умения обращаться с людьми у меня не отнимешь. Психология творит чудеса. В умелых руках она незаменимый инструмент. На этой планете мне все что угодно сойдет с рук. Это умозаключение навело меня на мысль о Хеллере. Я запер на засов дверь моей комнаты и вошел в неприметный с виду чулан. Там я отодвинул заднюю панель, и передо мною открылся ход в помещение, которое, собственно говоря, и можно было считать моим настоящим жильем. Эта комната была значительно обширнее той, которую я только что покинул. О ее существовании моя обслуга даже и не подозревала. Снаружи ее вовсе не было видно, поскольку она была вырублена в скале. Потайная дверь в противоположной стене вела к туннелю, выходившему непосредственно на территорию базы. Другая потайная дверь вела к другому проходу, который имел выход возле общежития рабочих, занятых на археологических раскопках.

Я раскрыл дверцы одного из шкафов. Был прекрасный повод еще раз вдоволь посмеяться над моей обслугой. Здесь спокойно висели все мои вещи — и костюмы, и национальные наряды. Все они пребывали на тех самых местах, куда я их сам и повесил перед самым отъездом. Выдвинув нижний ящик, я убедился, что все мои гримировальные принадлежности тоже в полной сохранности. Потом я отодвинул еще одну панель и осмотрел свое оружие. Благодаря устройству, которое поглощало кислород и влагу в этом укрытии, оно сохранялось в отличном состоянии. Так было и на этот раз. Вынув патрон из патронника, а потом и всю обойму из моего нового кольта сорок пятого калибра, я отложил все это в сторонку. Затем достал с полки беретту. Она как-то больше подходила мне по характеру, а кроме того, ее было легче незаметно носить при себе — в свое время я даже оформил на нее документы.

Проделав все это, я отпер сейф и внимательно осмотрел все свои паспорта. Срок действия некоторых из них истек еще в прошлом году, и я сделал себе пометку, чтобы не забыть продлить их. Потом я проверил и имевшиеся здесь удостоверения личности — все они были в полнейшем порядке.

После этого я провел полнейшую инвентаризацию прочих вещей, таких, как чемоданы и портфели, и с удовлетворением констатировал, что все оставленные мною вещи были в наличии. Вот и отлично. Теперь я могу спокойно приниматься за работу.

Я вернулся в свою «легальную» спальню и принялся переодеваться. Первые дни на Земле приходилось особо тщательно следить за тем, чтобы не расхаживать по рассеянности по территории базы в специальных магнитных ботинках для космоса и, уж конечно, не показываться в них местному народу.

Я надел спортивную рубашку с ярким орнаментом, черные брюки и легкие туфли. Поглядевшись в зеркало, я убедился, что ни один гангстер не распознал бы во мне чужака в этом наряде. Теперь можно спокойно вернуться к Хеллеру. Прихватив свой драгоценный ящик, я снова вернулся в свою настоящую комнату.

Там я выгрузил аппаратуру для приема посылаемых «жучками» сигналов и аккуратно разложил все это на рабочем столе. За время пути ничто не испортилось и не повредилось. Я привел приборы в рабочее положение, а потом не спеша направился за кувшином с сирой и стаканом.

Так что же поделывает Хеллер? Я включил активацию приема и экран. Я полагал, что в данном случае ретранслятор 831 не понадобится, поскольку объект не мог удалиться более чем на несколько миль от корабля. И он, словно по команде, появился на экране!

 

ГЛАВА 10

 

В данный момент Хеллер шагал по какой-то темной улице. Поначалу меня несколько удивило, что у него ушло так много времени, чтобы попасть в Афьон, но я тут же сообразил, что после пущенного мною слуха никто из персонала ангара просто не решился подбросить его до города и ему пришлось добираться пешком. Это было всего несколько миль, о чем ему наверняка сообщили самым ехидным тоном. Я немножко пошевелил рычажками, регулирующими резкость изображения на экране, и теперь мог видеть все так же хорошо, как это видел сам Хеллер.

Изображение и в самом деле было отличным. Более того, на экране я имел возможность в подробностях рассматривать то, что он видел только боковым зрением, хотя и на экране это получалось слегка смазанным. Отличная техника! То, что происходило вокруг Хеллера, я мог видеть даже, пожалуй, лучше, чем он, — у меня была возможность обращать внимание на самые незначительные детали, в то время как он сам, возможно, уже и не смотрел на них.

Великолепно!

Он не делал ровным счетом ничего. Он просто шел себе по улице. Впереди светились огни магазинных витрин. Однако следует заметить, что Афьон по ночам выглядит вымершим городом, а сейчас было уже по меньшей мере десять часов вечера. Все это дало мне время хорошенько ознакомиться с инструкцией по пользованию приборами. К своему вящему удовольствию, я обнаружил, что, нажимая на определенную кнопку, могу разделить экран на две самостоятельные части. Это давало возможность, не прерывая слежения за объектом на одной части экрана, при необходимости проворачивать пленку повторно с любой скоростью, то ускоряя, то замедляя темп, а то и делая стоп-кадр на другой части экрана. Очень удобная вещь. До чего же все-таки способным парнем был этот Спурк! Вовремя я его прикончил. Обидно только, что я все же пропустил сценки, когда Хеллер наталкивался на отказы. Очень приятно было бы понаблюдать за этим. Я зарядил сразу несколько кассет и дал себе клятву, что больше никогда не стану выключать эту штуковину. Ведь таким образом я смогу быстро прокручивать все малоценное, а отдельные, самые впечатляющие сценки смаковать сколько угодно, да еще сэкономлю на этом массу времени.

Я так увлекся зарядкой аппаратуры, что чуть было не пропустил самое интересное. Впереди и выше от него по улице кто-то поспешно пересек освещенный витриной магазина кусок тротуара. Ага! Значит, кто-то не зря маячит там впереди, стараясь оставаться в тени. А может быть, этот кто-то поджидает именно Хеллера?

Если Хеллер и заметил это движение, то не подал виду. Он по-прежнему размеренно и неторопливо шагал по пустынной улице. Я просто диву давался, до чего же все-таки наивный дурак этот Хеллер. Здесь, в Афьоне, не сыскать идиота, который будет вот так безмятежно вышагивать по улице, если впереди кто-то притаился в засаде. Такого не сделает ни один человек — если он, конечно, собирается остаться в живых. Да, Хеллер был просто самым настоящим молокососом в нашем деле. Долго ему не продержаться.

Неопытные умирают молодыми, говаривал один из преподавателей школы Аппарата, поясняя нам статьи 104 и 105 «Наставления по слежке».Да! Эта темная фигура явно поджидала Хеллера. Кто бы это ни был, выбрал он самое темное местечко на всей улице.

А Хеллер подходил к нему все ближе и ближе. Он даже чуть было не прошел мимо. Однако неизвестный сам остановил Хеллера. Я зафиксировал стоп-кадр на второй половине экрана, чтобы получше разглядеть его лицо. Это было лицо заговорщика, если не просто бандита. При таком освещении трудно было определить точнее.

– Ты из АБН? — шепотом спросил незнакомец.

– Из чего? — вопросом на вопрос ответил Хеллер, отнюдь не переходя на шепот.

– Ш-ш-ша! Из Агентства по наркотикам США? Ну, из нарков. А вы кто?

– Я Джимми Тейвилнасти по кличке Подонок. Ладно, кончай ломаться, мы же всегда выступаем вместе с вами, с парками. При этих словах я подумал, что и в самом деле — агенты АБН просто нищенствовали бы, если бы мафия не поддерживала их своими взятками.

– А что заставляет вас думать, что я состою в АБН? — спросил Хеллер.

– Да брось ты философствовать, к чертовой матери. Тут ведь и думать нечего. Я видел, как ты мотаешься по маковым полям, и сразу же заподозрил, что это не зря. А когда я увидел, что ты взбираешься на этот небоскреб из камня, на эту чертову гору, что там стоит, у меня и вовсе не осталось никаких сомнений. Ведь любой на твоем месте пошел бы обычной дорогой — ты же решил пробираться напрямик, надеясь, что никто тебя не увидит. А когда я с помощью вот этой штуки, — и он поднял руку, в которой, оказывается, держал прибор ночного видения, — разглядел, что ты в бинокль осматриваешь всю долину, мне уже незачем было строить догадки.

– Я делал замер расстояний, — сказал Хеллер.

Мафиози в ответ только расхохотался:

– Значит, хотел заранее определить будущий урожай, так ведь? Ловко придумано! Ведь турки врут напропалую, когда речь заходит об их продукции.

– Чего вы хотите от меня? — спросил Хеллер.

– Отлично. Это по-моему. Итак, перейдем к делу. Послушай, я болтаюсь здесь уже несколько недель, и ты оказался единственным перспективным новым лицом за все это время. Так вот, если ты из АБН, то тебе светит кое-что зеленое, если, конечно, ты окажешь мне помощь.

– Зеленое? — спросил Хеллер. — Вы имеете в виду кредитки?

– Нет, нет, нет! С вами, парнями из АБН, у нас кредитов не бывает. Кредит портит отношения. Речь идет о наличных, которые я выкладываю из своих кровных! Послушай, я заполучил контракт на Гансальмо Сильву.

По-видимому, Хеллер сделал какое-то незаметное движение,  потому что Джимми Подонок сразу сунул руку в карман куртки, где у него явно лежал пистолет. Но Хеллер просто достал записную книжку и ручку.

– Послушай, дружок, — торопливо сказал Джимми Подонок, — мы стараемся обходиться без записей.

– Итак, — сказал Хеллер, готовясь все-таки записывать. — Как,  вы сказали, его зовут? Продиктуйте по буквам.

– Г-а-н-с-а-л-ь-м-о С-и-л-ь-в-а, но можешь считать, что ты записываешь имя трупа. Видишь ли, он состоял в телохранителяхп ри доне Корлеоне — Святоше Джо — и, по нашим прикидкам,  заложил своего босса и при этом сам несколько раз нажал на спусковой крючок. Семья крайне опечалена этим обстоятельством.

– Семья опечалена, — пробормотал Хеллер, записывая.

– Все верно. Вот я и решил, что у тебя наверняка есть выход на местную полицию.

– А кому я должен отправить информацию, если вас вдруг не окажется поблизости?

Мафиози почесал в затылке, на экране это отразилось только как тень движения — освещение все-таки было просто отвратительным.

– Ну, в таком случае, я думаю, ты мог бы передать это Малышке Корлеоне,  вдове Святоши Джо. Адрес — блок «П» дома  136 по Кристал-Паркуэй, Байонн, Нью-Джерси. Телефон ее не внесен в справочник, но его номер К 5-8291.

Хеллер все это старательно записал. Потом захлопнул записную книжку и спокойно положил ее в карман вместе с ручкой.

– Вот и прекрасно, — сказал он. — Постараюсь помочь вам. Да, это очень огорчительно, что семья его так опечалена. Если я увижусь с ним, то обязательно передам ему все, что вы сказали.  Эффект этих слов был сродни электрошоку!

Мафиози потянулся было к карману своей куртки, но остановился на полпути.

– Погоди-ка минутку, — сказал он и,  взяв Хеллера за руку,  потащил его под свет уличного фонаря, где принялся внимательно разглядывать.

Крайнее отвращение отразилось на изрытом осцой лице Джимми Подонка.

– Гляди-ка, — протянул он с явным разочарованием. — Да ведь ты совсем еще сопляк! Наверняка из этих (...) детей-цветков, не пойми как уцелевших до сих пор, из этих психов, что бродили целыми толпами по всему свету в поисках дармовой дозы наркотика. Да тебе никак не больше семнадцати или даже шестнадцати.  Проваливай, пока не поздно, дуй к своим папаше с мамашей и не путайся под ногами у взрослых мужчин. Такого придурка одного и отпускать-то рискованно!

Мафиози резко оттолкнул от себя Хеллера и сплюнул прямо ему под ноги. Потом с выражением глубокого презрения на лице молча повернулся к Хеллеру спиной и зашагал прочь.  Растерянный Хеллер так и остался стоять на месте.

Я и сам был несколько удивлен таким оборотом дела. Доктор Кроуб явно ошибся. Он указывал в свое время на то, что Хеллер здесь будет выглядеть слишком молодо. Доктор предостерегал нас,  что в свои двадцать шесть на Земле он будет восприниматься как парень лет восемнадцати или девятнадцати. Но здоровый цвет лица Хеллера, что вообще редкость на Земле, видимо, еще больше сбивал с толку. Люди наверняка будут думать, что он просто мальчишка-переросток, один из тех, которые так нередко здесь встречаются.

Но тут я мысленно поздравил себя. Да ведь это было еще лучше, чем я рассчитывал. Следует иметь в виду, что на Земле ребят никто не принимает всерьез. Мужчина семнадцати лет здесь воспринимается чуть ли не как преступник!

Постояв некоторое время, Хеллер пожал плечами и снова зашагал по улице. Жалко, что этот болван Спурк не разработал датчик внутренних переживаний. Очень интересно было бы понаблюдать,  какие чувства обуревают сейчас Хеллера.

Далеко впереди виднелся бар. Вообще-то баров в Афьоне очень мало. Собственно, это местечко и городом-то назвать нельзя, поэтому и баров здесь не густо. В местных барах мужчины обычно высиживают целые дни, занимая зря стулья, потягивая кофе и читая газеты. А болваны — хозяева этих заведений — даже и не протестуют.  Хеллер зашел в помещение. И тут меня осенило, что у него ведь и денег-то нет, чтобы заказать хоть что-нибудь. Я твердо рассчитывал на то, что у него при себе могут быть только кредитки, которые он не имел права даже показывать здесь.  Сделай он это, и я мог бы арестовать его за нарушение статьи а-36-544 М, часть б Космического Кодекса и даже посадить в тюрьму за то, что он раскрыл свое внеземное происхождение. Но мысленно я сделал для себя пометку обязательно обращать особое внимание на подобные ситуации. Уже этот его блокнот с ручкой были почти явным нарушением, однако состоятельность обвинения едва ли можно было доказать. А вот если бы он воспользовался кредитками, то проделать это было бы очень просто.

Хозяином заведения оказался типичный лоснящийся и усатый турок. Он не торопился к посетителю, хотя зал был практически пуст. Время, по меркам Афьона, было очень поздним, и делать хозяину было просто нечего. Наконец он соизволил приблизиться к занявшему место у стойки Хеллеру.

– Не могли бы вы подать мне стакан воды? — Это Хеллер сказал по-английски.

– Энглиз, — проворчал турок и отрицательно покачал головой,  как бы давая понять, что не знает этого языка.

Так я ему и поверил. Да здесь половина населения прекрасно знает английский. Бармен уже повернулся было, чтобы отойти, как вдруг я заметил, что в глазах его вспыхнул недобрый огонек. Чувствовалось, что он задумал что-то нехорошее.  Вообще очень странная вещь получается с этими земными расами. Так, представители разных рас при первой встрече очень редко могут правильно определить возраст своего собеседника. Хеллер мог выглядеть семнадцатилетним юнцом в глазах американца,  но турок этого вовсе не заметил бы. Они считают, что все иностранцы выглядят одинаково.  Наконец-то я имел возможность убедиться в действенности пущенного мною с помощью Фахт-бея слуха. Хозяин явно изменил свое первоначальное намерение. Он сунул руку под стойку, достал оттуда изрядно выпачканный стакан и наполнил его водой из стоявшего на стойке графина. Однако он не поставил стакан на стойку перед Хеллером. Вместо этого он понес его к одному из пустовавших столиков, пододвинул свободный стул и жестом пригласил Хеллера сесть.

А этот дурак Хеллер покорно уселся на предложенное ему место.

При этом следует отметить, что вода в Турции в принципе пригодна для питья, однако стакан был настолько грязен, что у меня сразу же зародилась надежда на скорое завершение нашей миссии. Очень может быть, что, выпив из него воды, Хеллер свалится с холерой.  Хозяин же не мешкая направился к телефону, который находился в дальнем конце зала. И тут я обнаружил нечто весьма примечательное: звуковой передатчик, даже будучи настроенным на личное восприятие реципиента, по-видимому, способен был передавать окружающие звуки еще лучше, чем слышал их сам Хеллер.  Достаточно было лишь увеличить мощность приема. И хотя это сразу же усиливало и посторонние шумы, что, естественно, было весьма неприятно, зона прослушивания существенно расширялась. Просто отличный аппарат, весьма полезный для работы шпиона! Хотя вернее было бы сказать — для работы того, кто направляет деятельность шпионов и контролирует их. «Жучок» этот весьма разносторонен. Я вынужден был признать, что начинал просто влюбляться в эту аппаратуру.

Хозяин произнес по-турецки всего три слова: «Он уже здесь» — и сразу же повесил трубку.

Хеллер же, как оказалось, и не думал пить поданную воду. Он просто достал из кармана с полдюжины маковых цветков и опустил— их в стакан с водой.

О, как это мило, хмыкнул я про себя. Он поверил моей байке о том, что цветы эти выращиваются для продажи на рынках, и решил нарвать себе букет. Ну что ж, на Волтаре случается встретить человека, который любит цветы. Тут мне весьма кстати припомнилось,  что в некоторых имениях на Манко — уж не в Аталанте ли? — многие даже специализируются на выведении и выращивании совершенно новых видов цветов. Даже сам Ломбар как-то подумывал, а не проще ли завезти с Земли семена и заняться выращиванием мака прямо на месте. Однако его остановило то, что любой новый цветок всегда вызывает нездоровый энтузиазм среди любителей цветоводства, а мак очень легко обнаружить с воздуха. Мне даже смутно припомнилось, что принималась в соображение и возможность заражения семян каким-то паразитирующим на Земле вирусом.

Но что все-таки творится с Хеллером? Скорее всего он поддался чувству ностальгии. А может быть, он просто соскучился по красивым цветам своей родины?

А земные цветы его явно заинтересовали. Он даже начал поглаживать их листья и расправлять слегка помятые в кармане лепестки. Потом он понюхал их.  Постепенно я утратил интерес к тому, что он вытворял. Меня больше заинтересовало то, как он выглядел. Боковым зрением можно было увидеть его отражение в зеркале.

Да ведь ему всучили одежду слишком маленького размера! Вряд ли у них действительно не нашлось подходящего для него размера.  Я был уверен, что вырядили его таким пугалом преднамеренно.  Рукава его рубашки и пиджака были дюйма на три короче, чем следовало. Да и в плечах пиджак был явно узок. Ему вовсе не дали галстука, и его тесноватая рубашка была застегнута на все пуговицы.  Следует заметить, что Кемаль Ататюрк издал специальный указ,  запрещающий носить национальное турецкое платье, и принудил все население страны переодеться в западную одежду. Случалось,  что он даже бросал людей в тюрьму за ношение красной турецкой фески. А в результате получилось так, что турки, не имея достаточно квалифицированных портных, выглядели теперь такими неряшливыми в своих мешковатых костюмах, что и вообразить себе невозможно.

Но Хеллер и на их фоне выглядел ужасно.  Его куцый пиджачишко был обсыпан цементной пылью. Он, по-видимому, вывозился так, когда поднимался по склону горы.  Там же он скорее всего и порвал свой пиджак. Ботинки его были в грязи из-за хождений по маковым полям.  Он выглядел нищим бродягой.

Куда же делся весь шик этого блестящего флотского офицера?  Куда девались элегантные, безупречно сшитые костюмы? Как он обходится здесь даже без своего ладного рабочего комбинезона и любимой красной шапочки гонщика? И где теперь великолепная парадная форма офицера Флота его величества, из-за которой чуть ли не все девушки Волтара падали в обморок?

Я от души наслаждался его унижением. Наконец-то мы поменялись ролями! На Волтаре я был изгоем, плохо одетым замухрышкой. Но на Земле все идет и будет идти по-другому. Я не удержался и окинул взглядом свой великолепный гангстерский наряд, а потом снова посмотрел на Хеллера — униженного, жалкого, грязного бродягу.  Да, ничего не скажешь — я сейчас на своей планете, а он — на чужой.  И теперь он целиком и полностью в моей власти. Он мой арестант. У него нет средств, чтобы самому купить одежду, без денег он вообще и пойти-то никуда не может.

– Вот так-то, Хеллер, — обратился я к нему вслух, не сдерживая торжества и злорадства. — Это я довел тебя до того, чем ты сейчас стал, и это по моей воле ты превратился в такое ничтожество. Даже в самых светлых мечтах я и представить себе не мог, что ты способен так жалко выглядеть. Жалкий бродяга, без гроша в кармане, в какой-то вонючей забегаловке. Добро пожаловать на планету Земля,  Хеллер, и попробуй тут выкинуть хоть одну из своих хитроумных штучек. Здесь я заказываю музыку, и здесь все пляшут под мою, а не под твою дудку. Мы теперь окончательно поменялись ролями.

И честно признаюсь, я давно этого ждал!

 

ГЛАВА 11

 

До чего же глупый и неумелый получился из него «специальный агент»! Неужто он совсем не понимает, какой опасности сейчас подвергает себя? Нет, подумать только, он сидит в самом центре опиумной торговли на незнакомой планете, в дешевом баре, совершенно чужой всем, иностранец, сидит спиной к двери да еще и с букетом опиумного мака. Он просто напрашивается на то, что сейчас и произойдет. И что бы ни случилось, у него нет никакой возможности выпутаться из неприятностей. Связей у него здесь нет. Друзей нет. Денег нет. Он даже не говорит по-турецки! Ну сущий ребенок. Я, можно сказать, даже почувствовал к нему некоторую жалость.

А Хеллер продолжал сидеть совершенно спокойно, любуясь своим опасным букетом. Изредка он даже поправлял цветки в стакане. Наконец он взял один из цветков. Ему приглянулся самый крупный из них, оранжевого цвета. Повертев его в руках, он принялся обрывать у него лепестки. Неужто он это делает от волнения? — подумалось мне. Я наверняка испытывал бы беспокойство на его месте. У опиумного мака в центре цветка имеется толстый шарообразный пестик, из которого потом вырастает головка мака. Он совершенно оголил пестик, а потом принялся нюхать его. Тоже дурацкое занятие: ведь пахнут лепестки, а не пестики цветов.

Оборванный цветок Хеллер отложил в сторону, а потом достал из стакана еще один. Вынув из кармана листок бумаги, он разложил цветок на половинке листка, аккуратно расправив лепестки. Потом он перегнул бумагу пополам, прикрыв цветок второй половинкой. После этого он ударил кулаком по своему творению. Тут я расхохотался. Ведь совсем не так засушивают цветы. Их нужно класть между двумя листками бумаги, а потом, оставив под небольшим гнетом, терпеливо дожидаться, пока цветок засохнет в таком положении. По нему нельзя колотить кулаками. Он даже этого не знал толком — наверное, забыл спросить у мамочки. Хеллер поднял верхнюю половинку листка. Цветок, конечно же, был раздавлен. Огромный шарообразный пестик был просто расплющен. Да, так не следует обращаться с опиумным маком. Головку мака осторожно царапают, из царапин выделяется сок, который постепенно застывает, а потом только сырье кипятят и получают морфий.

Должно быть, он почувствовал ошибочность своих действий, потому что просто бросил получившуюся массу на стол, затем аккуратно сложил бумагу и спрятал ее в карман. Потом только он оглядел зал. Народ постепенно собирался — тут были местные турки, наряженные в свои мешковатые костюмы, в белых рубашках без галстуков, в неглаженых брюках. За это время пришло уже человек двадцать, что было весьма странным для такого позднего времени. Я понял, что они собирались по чьему-то сигналу. Они просто сидели за столиками, ничего не заказывая, не разговаривая друг с другом и избегая смотреть в сторону Хеллера.

Казалось, что все они чего-то дожидаются.

Внезапно входная дверь с треском распахнулась, и в зал ввалилась пара самых известных в округе борцов.

Следует заметить, что турки просто сходят с ума по борьбе, которая у них считается национальным видом спорта. Борются они самыми различными стилями. Эта парочка местных чемпионов производила серьезное впечатление. Парни были огромными, мрачными и наверняка отличными борцами. Да, это были самые настоящие чемпионы по борьбе. Более крупный из них, верзила по имени Мусеф, выбрал место в самом центре зала. Второй, которого звали Торгутом, занял удобную позицию у стены, за спиной Хеллера, держа в руке короткий обрезок трубы. Борцов сопровождало человек пятнадцать верных почитателей их таланта. На лицах у всех было написано нетерпеливое ожидание скорой развязки.

Хозяин бара крикнул по-турецки:

– Только не здесь! Делайте что хотите, но только на улице!

– Заткнись, старая баба. — Эти обидные слова произнес Мусеф.

Хозяин, видя перед собой сотни три фунтов прославившегося на борцовских коврах мяса, молча стерпел оскорбление и больше не проронил ни звука. Мусеф подошел почти вплотную к Хеллеру.

– Ты говоришь по-турецки? Нет? — И он перешел на ломаный английский: — Ты говоришь по-английски? Да?

Хеллер продолжал сидеть, внимательно разглядывая его.

– Мое имя Мусеф. — И Мусеф для пущей убедительности ударил себя кулаком в грудь. — Ты меня знаешь?

– Ты желтый? — с оттенком недоверия спросил Хеллер.

А ведь и в самом деле я только сейчас заметил, что и Мусеф, и Торгут несколько смахивали на желтокожих представителей нашей Конфедерации. Собственно, в этом не было ничего удивительного, поскольку предки турков пришли сюда из Монголии. Такого здесь говорить не следовало. Мусеф завелся с полуоборота.

– Ты говоришь, что я желтый? — взревел он.

По залу прокатился шумок. Те, кто не понимал по-английски, принялись допытываться у своих более образованных приятелей, что же такого сказал этот иностранец. Другие пытались объяснить смысл сказанного. Тут, кстати, требуется пояснить, что по-английски слово «желтый» означает также и «трусливый». И можете мне поверить, что у присутствующих просто глаза полезли на лоб, когда до них дошел смысл сказанного Хеллсром, а на лицах их ясно читалось предвкушение того, что должно за этими словами последовать.

В зале воцарилась напряженная тишина. Мусеф картинно разыгрывал возмущение затянувшейся паузой и

молчанием Хеллсра. Наконец с явной угрозой он спросил, не хочет ли тот побороться с ним. Хеллер огляделся по сторонам. Торгут стоял за его спиной у стены, поигрывая обрезком трубы. Толпа была настроена более чем враждебно. Хеллер вновь перевел взгляд на Мусефа.

– Дело в том, что я никогда не борюсь... — начал было он. Дальнейшие его слова потонули во взрыве хохота. Мусеф схватил со стола стакан и выплеснул воду из него вместе с цветами прямо в лицо Хеллеру.

– Я хотел сказать, — продолжил Хеллер, — что я никогда не борюсь без заключения пари.

Его слова вызвали еще более бурный взрыв хохота. Но Мусеф резонно усмотрел в этом возможность легко подзаработать. В конце концов он просто не мог проиграть, учитывая и то, что за спиной у Хеллера стоял Торгут с массивной железной трубой в руке.

– Пари? — рявкнул Мусеф и тут же, как бы меняя гнев на милость, добавил: — Прекрасно. Мы залежимся! Ставлю пятьсот лир! А вы, — обратился он к зрителям, — а вы позаботьтесь, чтобы победитель получил выигранные деньги!

Бурное веселье охватило зал. «Позаботимся! Проследим! Будь уверен!» — раздавались со всех сторон выкрики и на английском, и на турецком языках. Ведь таким образом у присутствующих появлялось вполне легальное основание обшарить карманы проигравшего агента АБН. Никто так быстро не улавливает возможность незаконной наживы, как представитель турецкой национальности, а уж тем более толпа, состоящая из тех же турок. И тут, прежде чем кто-нибудь успел сообразить, что к чему, Мусеф вцепился в воротник Хеллера и выволок его в центр зала. Ему это было совсем не трудно сделать — здесь, на Земле, Хеллер весил всего сто девяносто три фунта, тогда как Мусеф тянул на все триста.

– Хеллеру каким-то образом удалось освободиться от цепких рук Мусефа, и сейчас они стояли набычившись друг против друга. Каждый выжидал наиболее удобный момент для нападения. Толпа вскочила на ноги и окружила их плотным кольцом. Мусеф попробовал сделать захват, но Хеллер ловко ушел от него, нырнув в сторону. Я понимал, что сейчас хочет сделать Мусеф. При борьбе в турецком стиле каждый из противников стремится обеими руками захватить с двух сторон шею противника, дальнейшая же борьба и исход ее зависят только от инициативы сторон. Мусеф предпринял вторую попытку. На этот раз руки его опустились на плечи Хеллера.

Однако и руки Хеллера захватили плечи Мусефа.

Мусеф попытался развести руки и таким образом освободиться от захвата. Можно было видеть, как бугры его мышц заходили ходуном от мощного усилия. Лицо исказила гримаса ненависти. Напряжение все нарастало. Но руки Хеллера словно приросли к могучим плечам турка.

Борющаяся парочка безрезультатно топталась на месте, слегка поворачиваясь на несколько градусов то в одну, то в другую сторону. В поле зрения Хеллера оказалось зеркало, в котором можно было вполне отчетливо разглядеть Торгута. Тот как раз отделился от толпы и начал приближаться к Хеллеру со спины, сжимая в руке конец трубы.

Наконец-то я сообразил, почему руки Хеллера не соскальзывают с мощного загривка его противника. Дело в том, что турки перед борьбой обычно мажутся оливковым маслом, но сегодня они этого сделать явно не успели, и поэтому руки Хеллера не соскальзывали. Казалось, что можно услышать, как трещат мышцы и сухожилия от сверхъестественных усилий борющихся. И тут мне стал ясен хитроумный замысел Мусефа. Он ведь прекрасно видел Торгута и просто подставлял Хеллера под удар, удерживая в том положении, в котором его напарнику будет удобнее всего огреть чужака трубой по белокурой голове.

Торгут приблизился к противникам почти вплотную. И тут, совершенно неожиданно, Хеллер оторвал от пола и выбросил назад обе ноги, сделав это с такой силой, что тело его приняло горизонтальное положение. При этом он использовал в качестве опоры плечи Мусефа, которые так и не выпустил из рук.

Ноги его ударили Торгута в грудь. Этот двойной удар был настолько сокрушителен, что звук его можно было расслышать сквозь рев толпы. Торгут отлетел назад с силой выпущенного из пушки снаряда, сбив на лету нескольких зрителей.

Они кучей свалились все вместе у противоположной стены. От удара настенное зеркало разлетелось вдребезги.

Мусеф решил воспользоваться изменением центра тяжести и замахнулся, чтобы нанести Хеллеру удар в лицо.

Мне не удалось разглядеть, что именно произошло при этом. Но руки Хеллера как бы чуточку сдвинулись навстречу друг другу. Мусеф взвыл, как сбитая машиной собака.

 

ЧАСТЬ ТРИНАДЦАТАЯ

 

ГЛАВА 1

 

Следует сказать, что на следующее утро я поднялся, чувствуя себя необыкновенно бодро. Встал я рано и нарядился в оранжевую шелковую рубашку, черные брюки с поясом из змеиной кожи и шикарные туфли того же материала. На завтрак я заказал себе дыню и качик — салат из огурцов, заправленный простоквашей, чесноком и оливковым маслом. Все это я запил чашкой очень сладкого кофе. Еда была просто отменной. Когда я выругал повара за нерадение, он был настолько удручен, что мне пришлось расхохотаться. Да и вся моя обслуга выглядела убитой горем. Но это и понятно. Ведь им пришлось всю ночь проверять, чего же они не сделали. Ничего — пусть стараются. А я только посмеивался.

Потом я взял большой лист бумаги и занялся настоящим делом. Следует признать, чертежник из меня неважный, но зато я точно знал, что мне нужно. А выполнять это набело все равно придется кому-то другому.

Курсы повышения квалификации владели еще одним обширным участком земли, расположенным ближе к городу. Тут намечено было построить оздоровительный корпус для персонала и учащихся, но у меня на этот счет были иные планы.

Сейчас я делал набросок проекта госпитального здания. Госпиталь должен был разместиться в одноэтажном доме с подвальным помещением. Предусматривалось, что это будет хорошо оборудо ванный госпиталь, с множеством палат, кабинетов, процедурных и операционных. Рядом предполагалось устроить стоянку для автотранспорта. Все это ограждалось забором из металлической сетки, которая удачно имитировала живую изгородь. В подвальном же помещении я планировал разместить множество отдельных комнат, о существовании которых никто не должен был догадываться. Все это должно было быть оснащено системами безопасности с исползованием последних достижений в этой области. При этом каждую из комнат предполагалось снабдить системой визуального и подслушивающего слежения.

Госпиталь этот, согласно документам и вывеске, будет принадлежать «Всемирной организации благотворительности, попечительства и милосердия». А на деле я собирался в ближайшем будущем сколотить на нем немалое состояние. Да, в Аппарате нам преподали отличную науку. «Если желаешь добиться абсолютного зла, — говаривал один из ведущих педагогов в школе Аппарата, — всегда преподноси его в упаковке абсолютного блага». И это — незыблемая истина для любого компетентного правительства.

Наконец я завершил свое дело. У меня были все основания надеяться, что мне удастся провернуть его исключительно собственными силами — в конце концов я сумел наскрести и наменять немалые средства.

Потом мне пришлось написать целую кучу документов. Так, приказ, адресованный присланному сюда с Волтара инженеру, обязывал его обеспечить прокладку туннелей к месту работ; еще один — к нашему представителю в стамбульской фирме — предписывал ускорить регистрацию госпиталя, в обращении к юристам Всемирной организании здравоохранения содержалась просьба дать заключение о том, насколько благотворное влияние окажет постройка госпиталя на дело мира и всеобщего здоровья, а также выражалась надежда, что юристы этой уважаемой организации поддержат нашу просьбу о разрешении выступать от имени Всемирной организации здравоохранения; и еще одно письмо было отослано в фонд Роксентера с просьбой о выделении средств «на детей бедняков Турции» — они всегда выделяют значительные суммы при условии, что солидный кусок перепадет самим чиновникам фонда, и учитывая, что имя самого Роксентера лишний раз будет прославлено как имя величайшего гуманиста (ха-ха, вот уж тут мы попадаем в точку!).

Последнее мое письмо представляло собой просто сопроводиловку. Здесь, на базе Блито-ПЗ, существует обычный офицерский совет, с комендантом базы в качестве председателя. Совет этот якобы и представляет все новые проекты к рассмотрению, а потом следит за их осуществлением. Однако в качестве начальника 451-го отдела, а также занимая пост генерального инспектора и лордасмотрителя, я, вне всяких сомнений, не нуждался в каком-либо одобрении с их стороны. Плевать мне на все их оздоровительные заведения и вообще на их здоровье.

В самой простой и лаконичной форме я сообщил офицерскому Совету о том, что такие-то и такие-то мероприятия намечаются к проведению в ближайшем будущем, а им просто останется покорно проглотить все это. А кроме того, разве у меня нет приказа Великого Совета относительно того, что на этой планете следует внедрять элементы более высокой технологии? Так что они могут заткнуться и делать то, что приказано. Все эти бумаги я заверил своим удостоверением личности и сделал это ясно и открыто. И пусть они не воображают, что я прибыл сюда, чтобы шутить с ними. Я даже сделал специальную приписку в виде постскриптума, чтобы ни у кого не оставалось сомнений на этот счет.

Всегда испытываешь большое облегчение от сознания того, что закончена срочная и трудоемкая работа. После этого я сразу же вызвал домоправительницу. Она явилась ко мне с черными кругами под глазами из-за недосыпания и уже заранее перепуганная тем, что я еще могу от нее потребовать.

– Мелахат-ханим, — обратился я к ней  (это  очень вежливая форма обращения к женщине в Турции, им очень льстит, когда к их имени прибавляют слово «ханим»: с женщиной ведь здесь не особенно считаются, полагая, что у нее вовсе нет души, как вы наверняка знаете), — прибыла ли уже сюда эта прелестная леди из Стамбула?

Она сокрушенно заломила руки и отрицательно покачала головой.

– Тогда проваливай отсюда, вонючая куча верблюжьего навоза, — отозвался я на столь безрадостную весть и задумался, чем бы таким заняться, чтобы убить время до десяти часов. Не имело смысла выбираться в город слишком рано — в эти часы все дороги забиты телегами.

Наконец мне пришло в голову, что пора проверить, чем же был занят Хеллер все это время. Мне не очень-то хотелось знать, чем он был занят на корабле, поэтому я не стал даже подключать к аппаратуре ретранслятор 831.

Записывающее устройство продолжало медленно проворачивать пленку, но экран пока был отключен. Я решил начать с более раннего времени. Включив экран, я стал просматривать сделанные уже записи, изредка останавливаясь на каком-нибудь заинтересовавшем меня кадре.

Прошлой ночью он просто добрался пешком до базы и забрался на корабль. При этом он здорово хромал. Должно быть, ему все-таки здорово повредили ногу. Прогоняя пленку на большой скорости, я услышал в динамике какой-то свист. Я остановил пленку и вернул ее немного назад, после чего включил нормальную скорость. Передо мною возник открытый люк корабля, а далеко внизу у подножия лестницы маячила массивная фигура Фахт-бея, который звукорезонатором прикасался к обшивке корабля.

– Ах вот вы где, — сказал Фахт-бей, задрав голову. — Я комендант этой базы, офицер Фахт. А вы будете инспектором Короны?

– Я послан сюда по приказу Великого Совета, если вы это имеете в виду. Поднимайтесь на борт.

Фахт-бею вовсе не улыбалось взбираться на высоту восьмидесяти футов по хлипкой лесенке, а именно такое расстояние отделяло люк от пола ангара, так как корабль находился сейчас в вертикальном положении.

– Да я просто хотел поглядеть на вас, — сказал он.

– Мне тоже, знаете, хотелось на вас поглядеть, — сказал Хеллер, взирая на него с высоты. — Одежда, которую мне выдали в вашей интендантской службе, слишком коротка и узка, а обувь размера на три меньше, чем требуется. Это известие меня весьма разочаровало. Значит, никто не сломал и не вывихнул ему ногу — все дело просто в тесных ботинках. Ну что ж, не всегда удается сорвать банк.

– Именно по этому вопросу я и хотел повидаться с вами, — крикнул ему Фахт-бей. — Тут весь город буквально с ног сбился, разыскивая некоего человека, который по описанию очень похож на вас. Говорят, что он якобы изувечил вчера двух весьма популярных и известных здесь лиц, напав на них в разное время в аллеях местного парка, где и избил их до полусмерти обрезком свинцовой трубы. У одного из них сломана шея, а у второго рука и обнаружены трещины в черепе. Оба они отправлены срочно в Стамбул для дальнейшего стационарного лечения.

– А каким образом вы пришли к выводу, что описание того дебошира совпадает с моей внешностью? — спросил Хеллер. Меня всегда раздражала его дотошность. — Вы ведь впервые видите меня.

– Грис описал мне вашу внешность, — сказал этот (...) Фахт-бей. — Так что вы уж, пожалуйста, не воспринимайте это как обиду. Как я понимаю, вы здесь пробудете еще два или три дня. — Ну и (...) этот Фахт! Он наверняка прочитал приказ, адресованный Рату. — Вот поэтому я и решил воспользоваться предоставленным мне на этой базе правом и, заботясь о ее безопасности и вашем благополучии, попросить вас не покидать территорию ангара на время вашего здесь пребывания.

– А хоть по ангару-то мне побродить разрешается? — спросил Хеллер.

– Разумеется, можете гулять совершенно свободно, не ограничивая себя ничем, при условии, что вы не будете переступать порог туннеля, ведущего во внешний мир.

– Благодарю вас за добрый совет, офицер Фахт, — сказал Хеллер и приветливо помахал толстяку рукой.

На этом данный эпизод записи и закончился. Я тут же быстро прогнал пленку, пока вспышка на экране не подсказала мне, что у Хеллера вновь открылся люк.

Хеллер как раз спускался по лестнице, причем мне был отлично слышен каждый его шаг. Наконец он с громким звяканьем ступил на каменный пол ангара, и тут только до меня дошло, что у него на ногах опять ботинки для передвижения по кораблю в открытом космосе и металлические пластины в них не убраны внутрь. Так, дребезжа при каждом шаге, он принялся расхаживать по ангару с небольшой записной книжицей в руке, куда постоянно вносил какие-то свои наблюдения и делал пометки, сверяясь с часами. Он обошел по периметру весь ангар, сопровождаемый этим звяканьем, время от времени топая двумя ногами. Я прекрасно знал, чем он сейчас занят. Он, по-видимому, страшно забавлялся, знакомясь с новым для него местом. Ох уж эти военные инженеры! Все они просто чокнутые. Кому нужны их вечные замеры и подсчеты всего и вся? А может быть, он практиковался в ориентировании на местности или в определении расстояния, а может быть, подкреплял другие какие-то свои навыки. Но это его заботы.

Я побыстрее прогнал ленту, полагая, что он займется в конце концов каким-нибудь стоящим делом, но его, похоже, вполне удовлетворяло это бессмысленное занятие. Время от времени он останавливался у двери или у нового ответвления туннеля и, с грохотом подпрыгнув на месте, заносил потом что-то в свою книжонку.

Иногда на его пути попадались люди из персонала Аппарата. С первой парой он поздоровался очень приветливо, если не сказать, дружески, но они равнодушно прошли мимо. После этого он вообще не заговаривал ни с кем. Пущенный мной слух работал на все сто. Оказавшись в боковых туннелях, он особо заинтересовался объемом и площадью камер для арестованных. Правда, с первого взгляда трудно было понять, что это именно камеры для арестантов, потому что здесь не предусматривалось столь строгих мер для предотвращения побегов, как в Замке Мрака. Тут вовсе отсутствовали проволочные сетки, а были всего лишь железные решетки, вделанные в камень. Строительная команда, которая занималась реконструкцией базы, просто переделала гроты в тюремные камеры, и теперь здесь было достаточно места для содержания четырехсот человек одновременно. На деле же заключенных никогда не насчитывалось более двенадцати. В данный момент камеры вообще были пустыми. Прогоняя пленку, я заметил, что Хеллер снова остановился.

Я быстро перемотал пленку назад, чтобы посмотреть, что же его так заинтересовало. Оказалось, что он остановился перед запертыми дверями складских помещений. Склады имели массивные глухие двери, числом не менее пятидесяти. Вытянувшись по кривой, они как бы составляли заднюю стену ангара, образуя нечто вроде коридора. Все они, естественно, были заперты, а небольшие оконца, проделанные для лучшей циркуляции воздуха, были расположены слишком высоко, чтобы в них можно было заглянуть. Я был почти уверен, что Хеллер не догадается, что скрывается за этими дверями. Ломбар в полной мере использовал тот период, когда на Турцию оказывали со всех сторон особо жесткое давление, чтобы она прекратила производство опиума. Ломбар, надо признать, просто превзошел себя. Он приказал скупать сырье в таких количествах, что, если бы его пришлось вдруг выбросить на рынок, мы просто взорвали бы всю торговлю. Вот этот-то запасец и находился сейчас на складах, аккуратно упакованный в большие мешки. Одним богам ведомо, сколько тонн сырца тут скопилось. Но даже если бы посторонний наблюдатель как-нибудь изловчился и подпрыгнул так высоко, что ему удалось бы заглянуть в окошко, он все равно ничего не увидел бы. Взору его предстали бы только аккуратно сложенные штабели мешков.

Хеллер внимательно рассматривал пол. Но что он ожидал там найти? Разве что следы от покрышек грузовиков. Он нагнулся и взял с земли щепотку пыли, а потом, как я понимаю, решив вытереть испачканную руку, сунул ее в карман. Утратив интерес к этому месту, он снова зашагал дальше, звякая на каждом шагу пластинками подошв и изредка подпрыгивая со страшным лязгом.

Потом он снова остановился и стал, как мне показалось, принюхиваться. В этот момент он разглядел еще одну массивную дверь с металлическими полосами. Она, естественно, тоже была заперта. Сюда-то уж он наверняка не сможет попасть — за дверью находился завод по превращению опиума в героин. Он уверенно подошел к двери и постучался. Это было уж совсем глупо. Внутри никого не было — завод работает временами, по мере возникновения необходимости. Но Хеллер настойчиво и резко постучал все-таки в дверь.

Наконец ему и это надоело. Он постоял, делая какие-то записи, целиком состоящие из цифр. Тоже полная бессмыслица. И опять в полупустом ангаре зазвучали его шаги — ритмическое позвякивание подошв о бетон и резкий лязг, издаваемый ботинками для космоса при подпрыгивании. Он изредка останавливался у выездных туннелей, заходил в них, но, пройдя короткий отрезок пути, неизменно возвращался. Меня разбирал смех. Особенно когда он сделал несколько шагов по тому туннелю, что вел к моей комнате. Он даже и не заподозрил, что в противоположном конце его расположена моя вилла. Он даже не притронулся к рубильнику, которым открывается дверь, а скорее всего — просто не заметил его. А сделай он это, он сразу же оказался бы всего в десяти футах от того места, где я сейчас сидел себе спокойненько и наблюдал за ним.

И этот человек смеет называться шпионом!

Вся эта прогулка отняла у него не более часа. Потом он еще набросал небольшой чертежик, проделав это очень быстро и аккуратно. По-видимому, поблизости не нашлось никого, кому он мог бы вручить его, чтобы лишний раз похвастаться своими незаурядными способностями и показать, какой он классный специалист. А очень может быть, что он наконец понял, что здесь никто не захочет и разговаривать с ним. В конце концов он забрался по лестнице в корабль. На этом мои наблюдения прервались.

Смех да и только! Да будь он настоящим шпионом, чего бы только он здесь не обнаружил. А чего достиг он? Составил примитивную схемку, которую он и без этого мог бы спокойно получить в строительном управлении базы.

Я принялся складывать аппаратуру. Десять часов уже пробило, а впереди меня ждали гораздо более важные дела. Настала пора вплотную заняться тем, что должно было обогатить Солтена Гриса.

 

ГЛАВА 2

 

Виллу обслуживали три автомашины, и все они были, какпринято говорить у турок, более или менее на ходу. Выйдя из дома, я некоторое время размышлял, на какой же из них мне поехать. Датсуновский пикап был почти доверху завален овощами, оставшимися после утренней поездки на базар. У «шевроле» бак оказался пустым. Таким образом, мне оставалось воспользоваться только седаном французской марки «рено». Я полагаю, что машина эта должна была бы почивать где-нибудь на свалке еще со времен первой мировой войны — считается, что фирма выпускала тогда последние свои модели в Турции. Кузов ее был пробит в результате нескольких прямых попаданий, стекла в большинстве своем высажены. Ее приходилось заводить вручную, потому что аккумулятор был постоянно разряжен. Но и здесь она проявляла характер — говорят, что ручка отдавала назад при попытке провернуть ее и даже однажды сломала кому-то руку. Поэтому я велел Карагезу завести машину. В результате мы все-таки выехали на дорогу.

Я ехал и мечтал о том, что в самом недалеком будущем куплю себе черный лимузин, длинный и пуленепробиваемый, из тех, в которых разъезжают гангстеры. Я даже приметил один такой — во время военного переворота в 1963 году был убит один из турецких генералов, и теперь машину можно купить по весьма сходной цене. Однако и у «рено» были свои преимущества. Машина очень плохо слушалась руля, и можно было рассчитывать на то, что при ее появлении на дороге все повозки и тележки заранее постараются

съехать с дороги. Чаще всего на местных дорогах встречаются эти дурацкие двуколки, обычно нагруженные сверх всякой меры и запряженные ослами. Дорога бывает просто забита ими. Если же вам удастся резко вильнуть перед самым носом у осла, то он обязательно стащит свою тележку в придорожную канаву. Зрелище получается на редкость веселое. Можно живот надорвать от смеха, наблюдая через зеркало, как возчик с руганью и проклятиями грозит тебе вслед кулаком. Я как раз любовался видом пятой сваленной таким образом в кювет тележки, когда заметил, что мы проезжаем мимо Афьон-Карахисара — он возвышался на обрывистой скале на высоте семисот пятидесяти футов и всегда возникал как-то неожиданно.

Я резко свернул влево и затормозил. Останавливаясь, я преградил дорогу целой веренице едущих со стороны города тележек, но они могли и подождать. Я высунулся в окно и внимательно осмотрел гору.

И хотя скала сплошь была покрыта слоем цементной пыли, можно было разглядеть, что на поверхности ее имеются выступц, за которые можно уцепиться, если, конечно, вы не против того, чтобы сорвать себе несколько ногтей. И все-таки я никогда не решился бы взбираться по этой каменной стене. Ни за что и никогда. А если делать это еще и в полной темноте? Нет, такое не для меня. Мой интерес проистекал из необходимости изучения характера человека — не Хеллера, разумеется, потому что с ним мне уже все было ясно — он просто сумасшедший, и тут не может быть никаких вопросов, — речь сейчас шла о моем обогащении, а в этих планах фигурировало лицо, которое внезапно начало играть весьма значительную роль в моей игре. Человеком этим был Джимми Тейвилнасти по кличке Подонок. Он сказал, будто видел, как Хеллер взбирался по этой скале, что, совершенно естественно, было просто невозможно. Отсюда следовало, что Джимми Подонок по натуре своей патологический лжец. Вот и отлично. Поэтому мне нужно будет более внимательно следить за ним, когда начнутся наши переговоры. А начаться они должны были уже сегодня. Тем временем мотор у машины заглох, и мне пришлось вылезать и вертеть эту дурацкую ручку, чтобы завести мотор вновь. И возницы убогих тележек орали почем зря и размахивали руками. Я тоже обругал их, не стесняясь в выражениях, и погрозил кулаком. Мотор наконец заработал, и я без дальнейших приключений добрался до города.

Прежде всего я отправился в строительную компанию «Мадлик». Фирма эта имела филиалы по всей Турции. Ей удалось заполучить множество правительственных контрактов, а это было верным признаком того, что руководство ее нечисто на руку. Я поставил машину под знаком, запрещающим стоянку, и вошел внутрь.

Обстряпать дельце мне удалось довольно быстро. Управляющий взял у меня чертежик и тут же подсчитал предполагаемый объем затрат. Когда же он услышал, что я хочу, чтобы госпиталь был построек за шесть недель, то взвинтил цену чуть ли не до небес. Я молча вышел из конторы, но он тут же кинулся следом, догнал меня на улице, затащил обратно и снизил запрошенную сумму вдвое. Однако при этом он добавил, что здания будут глинобитными — глина вообще излюбленный строительный материал в этих местах. Я же заявил, что здания, которые могут удовлетворить меня как заказчика, должны быть выстроены из первоклассных материалов. Поладили мы на том, что половина сооружений будут глинобитными, а половина- из высококачественных материалов. Затем уже я вдвое увеличил названную им цену и предупредил его, что он выплатит мне из них ровно половину в качестве моего личного навара. Мы подписали контракт и расстались друзьями навек.

Когда я вышел на улицу, двое полицейских на мотоциклах пристально уставились на меня. Я ответил им точно таким же взглядом, завел кое-как машину и поехал в сторону «Самого изысканного магазина компании современной западной моды фирмы Гайзи для джентльменов и простых людей». Я, конечно, предпочел бы сделать нужные мне покупки в Стамбуле, но времени в моем распоряжении оставалось маловато, а я отлично знал, что следует специально переодеться для визита к Джимми Тейвилнасти, Подонку.Было очень важно сразу же произвести на него должное впечатление.

Честно говоря, выбор оказался весьма небогатым. Но закон страны гласит, что турок не должен походить на турка, а поэтому одеваться он обязан на манер американца или итальянца, и мне кое в чем повезло. Фирма как раз получила партию товара из Гонконга, в том числе и одежды, пошитой по самой последней чикагской моде.

Я остановил выбор на серой пиджачной паре, черной рубашке с белым галстуком, черных полуботинках и серой фетровой шляпе. Все это примерно подходило мне по размерам. Я переоделся в кабинке и ловко обманул продавца, умело подменив пятисотку пятеркой в деньгах, которые он дал мне в виде сдачи. Продавец пришел в замешательство, однако я поглядел на него с таким возмущением, что он и впрямь решил, что обсчитался.

Затем я двинулся дальше, любуясь собственным отражением в витринах. Выглядел я просто великолепно — самый настоящий гангстер из фильма.

Потом я начал обход отелей, с тем чтобы выяснить, в каком из них остановился Джимми Подонок. Следует заметить, что мне не пришлось долго расхаживать, потому что в Афьоне не так-то много отелей. И в каждом из них клерки при моем вопросе отрицательно качали головой или безнадежно разводили руками. Так мне и не удалось обнаружить никаких его следов.

Ну ничего, у меня тут было еще одно дельце. Я пошел к универсальному магазину «Империя Пахалт». Магазин принадлежал крестьянскому объединению, и в нем действительно все было «пахалт», что в переводе на английский означало «изысканный», а в переводе на общечеловеческий недвусмысленно указывало, что цены здесь просто запредельные. В небольшом кабинете на задах магазина я переговорил с хозяином.

Я предложил ему вывесить объявление о том, что он скупает у населения золото. Он ответил, что золотодобывающие районы находятся на севере страны, если о них вообще можно сказать, что они «золотодобывающие». Я заверил турка, что для меня это не играет никакой роли. Для меня важно одно — при его ценах домашние хозяйки вынуждены продавать свои украшения, не так ли? Он вынужден был согласиться. Тогда я заявил, что любое количество золота, которое он скупит у обнищавших крестьянок по лондонским ценам, я куплю у него по ценам, превышающим лондонские на десять процентов. Он возразил, что объемы сделок просто не могут быть значительными, я же в свою очередь заверил его, что объемы эти будут секретом, который «станется между нами, после чего мы обсудили, как будет выглядеть вывеска, и он обязался поместить ее на самом видном месте.

Таким образом я заполучил возможность объяснить, откуда у меня появилось золото, которое я намерен был выбросить на рынок после того, как «Бликсо» с грузом прибудет на Землю. Теперь я совершенно спокойно могу заявить, что золото было куплено мной в Афьоне. А уж после того как я переправлю свои слитки в Стамбул, я едва ли вообще когда-либо появлюсь в этом универсальном магазине, чтобы купить золото.

Под прямыми лучами полуденного солнца я сидел в машине, поставленной в запрещенном для стоянки месте, и пытался сообразить, где еще мог проживать Джимми Подонок. Подле машины опять скопилось порядочное количество тележек, которым я загораживал проезд. В конце концов откуда-то появился полицейский и вывел меня из глубоких раздумий. Он наклонился и сунул свои напомаженные усы в окошко. Но, бросив на меня один-единственный взгляд, он только и вымолвил, что «ах, это вы!».

Должен сказать, что уже сам тон, которым были сказаны эти слова, прозвучал в его устах как комплимент. В нем явно наличествовали и почтение, и страх. Тут меня считают племянником того младшего офицера, который так прославился во время войны. Ведь, в конце концов, я жил в его доме. Полицейский довольно поспешно удалился и принялся вымещать свой гнев на возницах тележек, которым я загородил дорогу. Да, не зря принято говорить, что дома и стены помогают.

Этот инцидент, по-видимому, стимулировал работу моего мозга. Куда мог пойти гангстер в этом городе? Конечно же, в меблированные комнаты «Сагланмак». «Сагланмак» по-турецки означает «доступные», или «те, что можно получить». Но одновременно с этим в турецком языке это же слово означает и «укрытие», или «место, где можно спрятаться». И тут мы снова возвращаемся к величайшему мыслителю — Фрейду. Согласно его учению, мышление, а вернее подсознание, способно так видоизменять слова, чтобы они более соответствовали тайному стремлению данной личности. По-научному это называется «фрейдистскими ошибками», или «оговорками». Должно быть, именно с таким случаем мы и столкнулись в данной ситуации. И совсем неважно, что Джимми Подонок скорее знает ни слова по-турецки. Это не помешало ему сделать типично фрейдистскую оговорку. А кроме того, это было единственное место в городе, где обычно останавливались все мафиози.

Я поехал сквозь медленно расступающуюся толпу, не обращая внимания на орущих и размахивающих кулаками крестьян. Мне срочно требовалось попасть в «Меблированные комнаты Сагланмак». Но на этот раз я пошел на военную хитрость: поставил машину на запрещенном для стоянки месте примерно в квартале от намеченной цели, а сам подошел к дому с противоположной стороны. Это был типичный для здешних мест дом. На уровне второго этажа шел общий балкон, с которого спускалась лестница — устройство просто незаменимое в тех случаях, когда постояльцу приходится воспользоваться окном, чтобы быстро и без помех покинуть помещение. Я вошел уверенной походкой и прямиком направился к дежурному клерку. Это был молодой турок с прилизанными и напомаженными волосами. Надо сказать, что я уже заглядывал сегодня сюда и именно он сказал мне, что постояльца с таким именем в отеле нет. Поэтому я и не подумал снова вступать с ним в разговор. Я просто потянулся к полке и достал коробку с картотекой. Клерк моим действиям не препятствовал.

Перебрав поочередно все карточки, я так и не обнаружил имени Джимми Тейвилнасти.

Однако я хорошо запомнил, что в разговоре с Хеллером он упомянул, что пробыл здесь уже несколько недель. Тогда я просмотрел даты прибытия постояльцев и сразу же обнаружил его. Он поселился здесь под именем Джона Смита.

– А мне показалось, — с насмешливой улыбкой заметил я клерку, — будто ты, сказал, что Тейвилнасти у вас не живет.

Он сразу же потянулся к телефону, но я перехватил его руку.

– Нет, — сказал я. — Он мой старый друг, и я хотел бы сделать ему сюрприз.

В ответ клерк нахмурился. Я положил перед ним на стойку десять лир. Нахмуренное лицо чуть смягчилось.

Я положил пятьдесят лир. Клерк заулыбался.

– Покажи его номер, — попросил я.

Он показал номер, расположенный у самой лестницы на втором этаже.

– Он там? — спросил я.

Клерк кивнул.

– Погоди-ка, — сказал я. — Сейчас мы с тобой сделаем так: ты возьмешь бутылку виски — арабская подделка вполне сойдет для такого случая, — два стакана и поставишь все это на поднос. Ровно через три минуты после того, как я отойду от стойки, ты возьмешь поднос, поднимешься к его комнате и вежливо постучишься. Во время разговора с клерком я непрерывно выкладывал на стойку перед ним столировые банкноты. И делал это до тех пор, пока лицо его не расплылось в улыбке. Улыбка эта обошлась мне, таким образом, в семьсот лир. Я заставил его точно засечь время, сверил часы с его часами и вышел наружу.

Не торопясь и совершенно бесшумно я поднялся наверх по наружной лестнице. С особой тщательностью я определил расположение комнаты Джимми Подонка. Окно было раскрыто.

Мне предстояло подождать совсем немного. Точно в указанное время раздался стук в дверь. Заскрипела кровать. Я осторожно заглянул в окно. Конечно же, в комнате находился мужчина. Сейчас он осторожно подкрадывался к двери, держа в руке кольт сорок пятого калибра. Ко мне и распахнутому окну он стоял в данный момент спиной.

Я заранее знал, как будут развиваться события. Наемные убийцы, состоящие на службе у мафии, вынуждены вести очень нервную жизнь. Джимми Подонок потянулся к дверной ручке, одновременно целясь в дверь Из пистолета. Мне пора! Дверь, чуть скрипнув, начала приоткрываться.

Я шагнул через подоконник, громко объявив при этом:

– А вот и сюрприз!

Перепуганый мафиози моментально обернулся на мой голос. Пуля из его пистолета ударила в стену над моей головой. Но не успел отгреметь выстрел, как Джимми бросился к двери. Эффект был катастрофическим. Он, конечно же, столкнулся в дверях с дежурным клерком, державшим на вытянутых руках поднос со спиртным.

Клубок из рук и ног, изрядно сдобренный виски из разбитой бутылки и приправленный стеклом, под аккомпанемент еще двух беспорядочных выстрелов бесформенным комом покатился вниз по ступенькам.

Наконец они грохнулись об пол у подножия лестницы и замерли. Я рысцой сбежал по ступенькам и взял пистолет из бесчувственной руки Джимми.

– Разве так полагается встречать старых друзей? — с упреком проговорил я. Именно так и следует с ними обращаться. Прием этот можно вставить в любой учебник по психологии. Там это называется «выведением из равновесия».Правда, своим пистолетом я не просто вывел из равновесия Тейвилнасти — из него, похоже, просто дух вышибло.

Дежурный клерк, лежавший рядом с Джимми Подонком, с ужасом уставился на меня. Тут только я заметил, что пистолет в моей руке направлен прямехонько на него. Я поставил его на предохранитель.

– Ты на редкость неуклюж для официанта, — сказал я. — Посуди сам — разбить целую бутылку виски. А теперь поднимайся поживее, да принеси новую за счет заведения. Клерк кряхтя удалился.

Я поднял Тейвилнасти с пола и потащил к небольшому столику в холле. Он понемногу приходил в себя.

Клерк, трясясь от страха, принес новую бутылку виски с двумя стаканами. Прежде всего я вернул Тейвилнасти его пистолет. Потом налил ему изрядную порцию виски. Он немедленно выпил. После этого на его изрытом оспой лице появилось выражение настоящего раздумья.

– Что, черт побери, должно все это означать? — осведомился он наконец.

– Просто мне не хотелось, чтобы ты случайно застрелил меня, — ответил я.

Чувствовалось, что он все еще не разобрался в ситуации. Я налил ему еще виски. И решил начать с другого конца.

– Я спокойно мог бы убить тебя, но, как видишь, я этого не сделал. И этот факт доказывает, что я являюсь твоим другом. Он обдумывал мои слова, потирая шишки и ссадины на голове.

Я снова подлил виски в его стакан.

– Как поживает Бэби? — спросил я.

Он поглядел на меня ничего не выражающими глазами.

– Ладно, не придуривайся, — сказал я. — Я спрашиваю о Бэби Корлеоне, моей старой любви.

– А ты знаком с Бэби?

– Конечно же, я знаком с Бэби.

– А откуда ты ее знаешь?

– Встречались, — лаконично ответил я.

Он выпил виски.

– Ты из АБН?

В ответ я рассмеялся.

– Из ФБР?

Я налил ему еще виски.

– Я из Всемирной организации труда. И собираюсь помочь тебе сколотить состояние.

Он молча выпил.

– А теперь слушай меня внимательно, — сказал я. — Мы заняты строительством нового госпиталя. Он будет готов принять первых пациентов примерно через два месяца. Мы овладели совершенно новой методикой производства пластических операций. Мы можем изменять отпечатки пальцев, расположение зубов, голосовые связки,  лицевые кости черепа.

– А ты не (...)?

– Ничуть.  Кроме нас никто на свете не способен на такое. И никто об этом не будет знать. Сам знаешь, клятва Гиппократа и все такое прочее.

– Вроде пятой поправки к Конституции?

– Совершенно верно, — подтвердил я.—А теперь перейдем к делу. Ты прекрасно знаешь дно Атлантик-Сити. Ты близко знаком с многими ключевыми фигурами мафии. Верно?

– Ну верно, — буркнул он.

– Так вот, у мафии полно людей, которые скрываются от закона, их там набилось столько, что яблоку негде упасть. Люди эти предпочитают никому не показывать свое лицо, потому что фотографии их вместе с отпечатками пальцев хранятся в каждом полицейском управлении, в ФБР и в Интерполе. Правильно я говорю?

– Ну правильно.

– Так вот, если этих людей удастся переправить сюда и поместить во «Всемирный благотворительный госпиталь милосердия и любви», мы сможем изменить их физическую внешность, снабдить их новыми свидетельствами о рождении и паспортами и все это,  естественно, по твердой цене. Ты же лично положишь в свой карман двадцать процентов уплаченной ими суммы.  Он взял со стола бумажную салфетку и принялся что-то старательно подсчитывать.

– Я буду богатым человеком, — изрек он наконец.

– Верно.

– Но есть тут одна и неправильная вещь, — сказал он. — Я могу шепнуть кое-кому словечко, и шепот этот будет услышан. Я могу поставлять сюда людей с именами просто пачками. Но я не могу этого сделать.

– Почему не можешь?

– Потому что сейчас я занят другой работой. У меня контракт.

– Знаю, — сказал я. — Гансальмо Сильва?

– Откуда ты узнал?

– У меня есть свои источники, — и я высокомерно поглядел на него сверху вниз. — Сильва не вернется сюда по меньшей мере еще недель семь. А., это означает, что в твоем распоряжении имеется шесть недель, которые ты можешь посвятить вербовке первых пациентов для нашего госпиталя.

– Мне понадобятся деньга на расходы. Я не могу повесить их на Бэби.

– А ты бери деньги на расходы из сумм, выплаченных тебе в виде аванса, — посоветовал я.

– Ну ты и хитер! — воскликнул он и рассмеялся.

– А если ты сумеешь поставить нам много клиентов и дело через пару месяцев завертится, то и я смогу подбросить тебе кое-какой дополнительный заработок.

– Да?

– Да. Я преподнесу тебе Гансальмо Сильву на серебряном блюде.

– А ты не (...)?

– Я подставлю тебе его как глиняного голубка в тире!

На глаза его навернулись слезы благодарности, и он протянул мне руку:

– Ну, начальник, считай, что поладили!

Да, что ни говори, а психологические приемы срабатывают безупречно и безотказно. Немного погодя я вернулся к своей машине и, не обращая никакого внимания на вечно возмущающуюся чем-то толпу местных жителей, завел машину и уехал.  Все во мне ликовало. Мне даже казалось, что я не еду, а парю в облаках.

Солтен Грис, он же Султан-бей, на пути к просто неприличному богатству. И в конце концов, разве Великий Совет не велел нам внедрять элементы более прогрессивной технологии на этой планете? То есть именно в тех областях, где технология эта принесла бы настоящую пользу, не так ли?

 

ГЛАВА 3

 

Солнце шпарило вовсю. Небо было безоблачным и сияющим, во мне тоже все сияло и пело, когда я гнал свою машину,  возвращаясь домой.  И тут мне припомнилось, что вдобавок ко всему мне еще сегодня доставят танцовщицу.  Будущее представлялось мне настолько блестящим, что я невольно сделал то, чего я обычно никогда не делал — я вдруг запел.

 

Фрэнки и Джонни — парочка что надо!

Что бы ни случилось, Фрэнки с Джонни рядом!

Фрэнки клялась Джонни век его любить,

Джонни клялся Фрэнки девочек забыть!

 

На дороге появилось препятствие. Это была вереница из десяти тяжело нагруженных верблюдов. Они плелись, с трудом передвигая ноги, и я даже не мог разглядеть, где же их погонщик. Сигнал у— моего «рено» давным-давно испортился, и мне пришлось чуть ли не по пояс высунуться в окно, чтобы разглядеть, что же там творится во главе каравана.

Ага! Именно то, чего я и ожидал.

В этих местах веревку-поводок переднего верблюда зачастую привязывают к ослу, поскольку животное это, по-видимому, знает дорогу к месту, куда направляется караван. И вот осел попросту тянет за собой всю цепочку верблюдов и приводит их в конце концов к месту назначения. По этому можно судить, до чего же глупые животные эти верблюды, если такая маленькая и тупая скотина, как осел, оказывается умнее их.

Такого шанса позабавиться просто нельзя было упускать.

Я тут же запел во весь голос:

 

Вернись ко мне, мой друг!

Ведь я же твой супруг!

 

Я направил машину почти прямо на осла. Тут уж вопрос стоял так — либо мой бампер, либо его нос. Но не исключаю возможности, что главную роль здесь сыграло и мое пение. Глупое животное рвануло привязанную к нему веревку-поводок,  взревело и перемахнуло через кювет.  Верблюды вели себя так, будто попали под артиллерийский обстрел. Они сразу же попрыгали с дороги на поле подсолнечников,  теряя вьюки и пытаясь во что бы то ни стало следовать за ослом.  Я просто покатывался со смеху.  Так я подъехал к Международному центру переподготовки фермеров, перевернув попутно бампером выставленный здесь явно по ошибке столб со знаком, запрещающим парковку, и остановился у конторы коменданта базы.

Контраст между выражением его лица и моим настроением был просто разительным.  При виде меня он застонал и обеими руками схватился за голову.

– Офицер Грис, — сказал он, подымая наконец голову, — нельзя ли нам постараться создавать вокруг себя поменьше замешательств?

– Ты что, имеешь в виду этот дурацкий дорожный знак? — высокомерно поинтересовался я.

– Нет. Дело вовсе не в нем. Прошлой ночью произошла драка, а сегодня наши агенты в городе донесли, что сыплются жалобы со стороны владельцев тележек, жалобы полиции на то, что вы постоянно паркуете машину в неположенных местах, а перед самым вашим появлением мне позвонили и сообщили, что вы с каким-то гангстером открыли пальбу в отеле. Умоляю вас, офицер Грис,  будьте поосторожней. Нас вообще не должны замечать здесь. До вашего прибытия мы все...

– Глупости! — резко перебил я его. — Вы жили совсем не в духе планеты. Вы вели себя как захолустные деревенские растяпы. Вы не задавали тон и ритм, и вы далеко отстали. Так что позвольте теперь действовать мне! Именно я являюсь крупнейшим специалистом по социально-поведенческим стереотипам на Блито-ПЗ. Вы хотя бы посмотрели их фильмы, если не способны на что-либо другое. Ну хотя бы те, которые импортируют в Турцию. Да они там ничем иным и не занимаются, как только стрельбой друг в друга и взрыванием всего на свете. Но у меня сейчас просто нет свободного времени, чтобы восполнять пробелы в вашем самообразовании или заниматься улучшением культурно-просветительской работы. Я приехал сюда ради дела!  И я швырнул пачку контрактов на его стол. Он взял ее усталым жестом и сокрушенно покачал головой, как бы давая понять, что он и тут не ожидает ничего хорошего.

– Госпиталь? — недоуменно спросил он. — Госпиталь стоимостью в пятьсот тысяч долларов?

– Вот именно, — сказал я. — А уж заботы по государственному устройству, Фахт-бей, оставьте мне.

– Но ведь это не было одобрено нашим, местным офицерским советом. Наш начальник финансовой службы упадет в обморок при виде этих бумаг.

Кого-кого, а нашего начфина я знал отлично. Он был беженцем из Бейрута. В Ливане он считался одним из ведущих банкиров, пока война не привела к краху банковское дело и не заставила его бежать из страны. Жадный и наглый ливанец.

– А ты передай ему, чтобы он вытащил из казенного денежного ящика свои грязные лапы, пока я не обрубил ему их, — сказал я. — И раз уж мы заговорили об этом, то выдай-ка мне тридцать тысяч лир. Я поиздержался на этом деле.  Он поплыл в свою комнату на задах конторы и вернулся оттуда с тридцатью тысячами турецких лир. Сделав какую-то пометку в книге, он, стоя прямо передо мной, спокойно отсчитал десять тысяч и спрятал их в карман.

– Постой! — заорал я. — А когда это ты получил лицензию на кражу государственных денег?

Следует сказать, что поведение его меня здорово разозлило.

Он протянул мне двадцать тысяч.

– Мне пришлось дать двадцать тысяч девушке. И выдал я их из своих личных денег.

– Девушке? За что? Почему?

– Офицер Грис, я не знаю и знать не хочу, почему вам вздумалось отправлять ее обратно в Стамбул. Наш агент заверил меня, что она совершенно здорова. Я и сам видел ее. Это и в самом деле очень красивая девушка. Она там побросала все свои дела, заперла свою комнату и мигом прилетела сюда. О, она была просто вне себя от ярости — она рвала и метала! Но я все утряс. Я лично поехал за ней в город — она стояла там прямо на улице и жутко скандалила.  Я вручил ей десять тысяч лир от вашего имени — ведь это всего-то девяносто американских долларов — и посадил ее в автобус, на котором она могла бы вернуться в Стамбул.

– Но я никому не говорил, чтобы ее отправили назад! — крикнул я, ничего по-прежнему не понимая.

– Ваш друг, водитель такси, сказал, что вы так велели.

Поверьте мне, тут уж я окончательно пришел в бешенство. —Я быстрым шагом вышел из помещения, завел «рено», перевернул еще один столб с запрещающим стоянку знаком — просто для того, чтобы доказать, что с такими людьми, как я, шутить опасно, и помчался к дому, в расчете на то, что застану там этого (...) таксиста.

«Рено» не доехал до места. У него кончился бензин. Я бросил его прямо на дороге и пешком дошел до виллы, благо до нее оставалось ярдов двести, по пути готовя речь, которую собирался закатить я этому таксисту.

Но его на вилле не оказалось. Я устроил разнос Карагезу и отправил его вместе с садовником прикатить машину вручную к дому, а для острастки запретил им пользоваться для буксировки другой машиной. Внутри у меня все кипело.

Девушки нет.

Делать нечего. Я забаррикадировался за дверью и какое-то время предавался мрачным раздумьям. А затем, будто для того чтобы еще больше растравить душу, направился в свой тайный кабинет и включил следящее устройство, настроенное на датчики Хеллера. Хеллер не мог никуда пойти — у него ведь не было денег. Однако теперь судьба его не внушала мне особого беспокойства. Через день-другой я получу весточку от Рата, потом мы воспользуемся буксиром для доставки Хеллера в Соединенные Штаты, а еще через некоторое время он будет арестован как самозванец и заключен в тюрьму. Но, может быть, мне удастся увидеть или услышать что-нибудь такое, на чем я мог бы с чистой совестью сорвать злость. И он тут же предстал передо мной на экране во всей красе — он не придумал ничего лучшего, как превратить коридор, идущий вдоль складских помещений, в беговую дорожку. При этом на каждом плече он еще и нес по набитому рюкзаку. Судя по тому, как они болтались у него за спиной, вес их был довольно солидным. Нет, подумать только, в такое время он решил заниматься тренировками! Это он придумывал себе дополнительные нагрузки, чтобы поддержать в форме мышцы ног, которые могли бы ослабеть из-за того, что притяжение на этой планете меньше, чем у нас. Ох уж эти спортсмены!

Однако особенно заводиться по этому поводу не имело смысла, и я решил поглядеть, чем он занимался раньше. Я вернулся к тому моменту, когда в прошлый раз выключил экран, и стал проворачивать пленку, следя за событиями.

Ого! А он, оказывается, не терял зря времени. После проведенного им дурацкого обследования ангара он поднялся на корабль, но там почти не задержался. Сначала я даже никак не мог понять, чем именно он собирается заняться. Он явно навесил себе на ноги какие-то приспособления. Я обратил на это внимание, когда, спустившись с лестницы, он принялся поправлять у себя что-то на коленях. Более того, у него и на поясе висели какие-то мешки, а что он прицепил на колени, я как раз не мог рассмотреть из-за того, что эти мешки заслоняли обзор.

Потом он направился к строительной мастерской. Там оказался один из техников, который сидел на скамье, изнывая от безделья. Заметив, кто это забрался в его берлогу, он тут же отвернулся, не проронив ни слова.

– Мне хотелось бы попросить у вас сверло-щуп для взятия проб в скальных породах, — сказал Хеллер очень дружелюбным тоном. В ответ техник отрицательно покачал головой.

– К моему величайшему сожалению, — сказал Хеллер, —  я вынужден настаивать. Похоже, что район этот подвержен частым землетрясениям, а у вас здесь ведутся крупномасштабные раскопки. Есть все признаки того, что происходит систематическое расслоение каменных пород.  Меня же особо беспокоит безопасность моего корабля — дело в том, что по плану он вынужден будет регулярно садиться и взлетать отсюда. И я очень не хотел бы, чтобы во время одной из таких операций он оказался погребенным под обрушившейся скальной породой. Так что очень прошу вас дать мне на время щуп. В крайнем раздражении техник взял какую-то небольшую деталь с одной из полок и буквально швырнул ее в Хеллера. Тот вежливо поблагодарил его и вышел.

А еще называется военным инженером! Забросив в очередной раз свои мешки за спину, Хеллер принялся взбираться по вертикальной скале, которая образовывала заднюю стену ангара. Теперь мне стало понятно, что он нацепил себе на колени. Штуки эти почему-то называются «шипами», хотя на самом деле представляют собой крохотные дрели, которые всверливаются в поверхность камня или какого-либо иного твердого материала. У нас в Аппарате с их помощью обычно взбираются по стене на второй этаж. Однако инженеры пользуются ими для подъема на крутые горные обрывы. На ботинках у Хеллера имелось еще по четыре сверла, расположенных на носках и на каблуке, а также на боковых сторонах подошв. Я-то сам боялся и не любил этих штук — ведь такой чертовиной можно запросто просверлить себе лодыжку или еще что-нибудь, стоит только зацепить ногой за ногу. Хеллер тем временем бодро взбирался на каменную стену. Ого!

Да у него точно такие же приспособления были прицеплены и к запястьям! Интересно, были ли они у него прошлой ночью, когда он подымался по обрывистым склонам Афьон-Карахисара? Нет, я уверен, что он обошелся тогда без них. С одной стороны, я наверняка заметил бы их у него во время драки, а кроме того, это явилось бы откровенным нарушением статей Космического Кодекса. Так, теперь понятно — он надел их потому, что считал, будто занят сейчас настоящей работой. Ему приходилось делать частые остановки и переключаться при подъеме на другие дела. Сейчас он поднялся на высоту примерно пятнадцати футов от уровня пола ангара. Тут он впервые использовал одолженный щуп. Работал щуп с таким визгом, что у меня сразу же заныли зубы.

С помощью щупа Хеллер добыл из скалы пробу камня. Проба эта представляла собой небольшой цилиндр из скальной породы одного дюйма в диаметре и примерно трех дюймов длиной — просто такой маленький столбик. Он поднес его к самым глазам и принялся тщательно осматривать. Это был самый обыкновенный образец кристаллической горной породы. Но Хеллер продолжал вглядываться в него. С моей точки зрения, камень этот был самым обычным. Потом он достал откуда-то небольшой молоточек, отколол с его помощью примерно полдюйма каменной пробы, умудрился поймать на лету падающий кусок, а потом сунул его в свой мешок. После этого он достал из рюкзака баночку. На этикетке, кстати сказать, приклеенной весьма небрежно, было выведено некрасивым беглым почерком: «Каменный клей».

Обмазав клеем остаток цилиндра, он засунул его в проделанное щупом отверстие, апотом с помощью молотка забил эту каменную пробку настолько аккуратно, что со стороны уже невозможно было догадаться, что здесь брали пробу.

Потом Хеллер передвинулся по стене на несколько футов влево и там проделал те же манипуляции. А потом, работая с невероятной быстротой, он принялся брать пробы одну за другой. Ну что ж, наблюдать за ним не составляло никакого труда, пока он был на расстоянии пятнадцати футов от земли. Но иное дело, когда он забрался на высоту пятидесяти футов и стал повторять там те же процедуры. При этом каждый раз, когда он бросал взгляд вниз, я чувствовал себя преотвратно. Я ведь не выношу высоты!

Впрочем, я просто прогнал пленку вместе с этими неприятными местами. А Хеллер тем временем добрался до стыка скалы с электронным изображением пика горы, которое и создавало в глазах окружающих иллюзию, что перед ними возвышается гора совершенно естественного происхождения. И тут он наконец что-то сказал вслух.

Я тотчас же отмотал пленку назад и включил нормальный ход.

– Да что же это творится с Аппаратом? — пробормотал Хеллер. — Почему у них всюду стоит такая вонь? А кроме того, зачем им понадобилось замуровывать вентиляционные отдушины этим нелепым электронным сооружением, лишая себя тем самым возможности получить хоть глоток свежего воздуха?

Ага! Мои усилия начинают давать зримый эффект. Он уже начал разговаривать сам с собой. А это верный признак начала общей деградации. Он достал из кармана маленькую зажигалку и подрегулировал ее так, что она стала немного дымить. Он же внимательно вглядывался в струйку дыма.

– Никакого движения, — тихо сказал он. — Здесь совсем прекращен доступ воздуха.  О боги, мне обязательно нужно найти место, откуда включается эта система.

Надо признаться, что мне его манипуляции уже изрядно поднадоели. Он все время поглядывал вниз, где в трехстах футах под ним машины казались просто рассыпанными по Земле камушками. Желудок мой в такие моменты готов был вывернуться наизнанку. Я снова включил перемотку пленки, надеясь найти запись звука.

Определив одно такое место, я вновь включил экран и звук. Но сейчас он просто напевал про себя. И, конечно же, эту дурацкую песенку о храбром принце Каукалси. Несколько позднее он попытался завязать разговор с начальником ангара, который, будучи прекрасно осведомленным о содержании пущенного мною слуха, решительно проигнорировал эту его попытку. Хеллер дошел до того, что положил руку на плечо этого человека и развернул его лицом к себе.

– Я спросил вас, — сказал Хеллер, — где находятся приборы управления этим электронным муляжом? Я хочу отключить его на сегодняшнюю ночь, чтобы хоть немного проветрить помещение. Вы же таким образом только собираете здесь влагу.

– Он у нас всегда включен, — рявкнул в ответ начальник ангара. — Он был включен десятки лет тому назад. Я не думаю, что его выключатели вообще работают еще. Он имеет собственный источник питания, и трогать его никто не собирается в ближайшую сотню лет. Вы все тут норовите переменить, но для этого вам следует иметь дело по меньшей мере с комендантом базы. И он пошел, сетуя на проклятую службу, которая подсовывает ему то одно дело, то другое, когда его единственное дело — сделать так, чтобы рабочий день пролетел поскорее.

Капитан Стэбб находился подле своего судна. Пять антиманковцев были расквартированы вне пределов корабля. Они располагались в общежитии при ангаре — там было гораздо более комфортное жилье и оттуда легче было добраться до города. Никаких лестниц восьмидесяти футов высотой. Капитану Стэббу очень понравилось то, как одернули Хеллера с его маниакальной жаждой свежего воздуха. Ох уж эти флотские! Ему просто ни за что бы не выжить в условиях Аппарата!

Итак, Хеллер вернулся на борт судна. Я прогнал еще большой кусок пленки. По-видимому, Хеллер снова вышел наружу, чтобы сделать пробежку. При этом он не забывал на бегу еще и подымать свои тяжести, чтобы постепенно приспособиться к условиям гравитации на этой планете. Эти спортсмены все чокнутые.

Я отключил аппаратуру и снова погрузился в мрачные размышления относительно отосланной в Стамбул танцовщицы. Мир снова начинал оборачиваться ко мне самой неприглядной стороной.

 

ГЛАВА 4

 

На следующий день примерно к полудню я начал понемногу оправляться от своего мрачного настроения, но тут произошло нечто такое, что вновь погрузило меня в трясину бед. Был нестерпимо жаркий день. Августовское солнце заставило ртуть в моем турецком термометре подняться до ста градусов, что по исправному термометру должно было бы означать сто пять градусов по Фаренгейту. Я возлежал в тенистом уголке двора, разбитого на задах миниатюрного храма Дианы — богини охоты Древнего Рима. Мой кувшин ледяной сиры был пуст, и мне уже надоело награждать пинками маленького мальчишку, который только и делал вид, будто старательно работает опахалом, как вдруг совершенно внезапно услышал трели певчей птички. Это была канарейка. Здесь канарейки успели одичать, и сейчас одна из них заливалась в ветвях во все горло. Сразу пробудились все мои первобытные инстинкты. Год назад я купил по случаю ружье двенадцатого калибра и еще ни разу его не опробовал. Эта штука наверняка успокоит канарейку.

Я сразу же вскочил и побежал в свою комнату. Там я быстро нашел ружье, но никак не мог отыскать патроны. Странное дело, если учесть, что они такой величины, что ими спокойно можно заряжать пушку. Тогда я перешел в спальню и принялся обшаривать один за другим все ящики комодов и ночных столиков.

И тут произошло нечто такое, что сразу же заставило меня позабыть и об охоте, и о канарейке.

К моей подушке был приколот конверт!

Его здесь не было, когда я вставал. Значит, кто-то был в моей комнате! Но ведь никто не проходил по двору моей виллы. Каким же образом этот конверт мог попасть сюда? Ветром занесло? Но ведь и ветра не было.

Конверт был того типа, который используется для отсылки поздравительных посланий в определенных социальных кругах Волтара — уже одно это несло в себе некий оттенок скрытого блеска. Я был бы меньше удивлен, обнаружь я змею в собственной постели.

Наконец мне удалось собрать достаточно мужества, чтобы взять его в руки. Внешний вид конверта не позволял предположить, что в нем может находиться взрывчатка. Осторожно, словно боясь обжечься, я извлек из него открытку. Это действительно была поздравительная открытка. Того типа, которые обычно содержат послания вроде: «Весьма сожалею, что не застал Вас дома». Однако эта открытка содержала не менее элегантное послание:

 

Ломбар выразил желание, чтобы я иногда напоминал вам о себе.

 

И под этой светской запиской был нарисован кинжал. Кинжал, обагренный кровью. И кровь, покрывавшая лезвие ножа, стекала с него крупными каплями. Я похолодел и вместе с тем обнаружил, что буквально обливаюсь потом. Кто мог положить сюда это послание? Мелахат? Карагез? А не мог ли это сделать Фахт-бей? А может быть, начальник ангара? Или Джимми Подонок? Хеллер? О нет, нет и еще раз нет! Только не

Хеллер — он был бы последним, кому Ломбар мог бы поручить такое задание. Тот маленький мальчишка, который обмахивал меня опахалом? Нет, конечно, не он — он ведь был у меня на глазах все утро. А где все они могут находиться в настоящий момент? Следит ли тайно кто-нибудь за мной в эту самую минуту? Мои недавние мысли об охоте бесследно улетучились. Сейчас шла охота на меня самого! Огромным усилием воли я заставил себя сосредоточиться и спокойно обдумать ситуацию. От меня, несомненно, чего-то ожидали. Кто-то, по-видимому, решил, будто я недостаточно усердно выполняю свою работу. А если моя догадка верна, то, согласно последней брошенной Ломбаром фразе, этот загадочный кто-то имеет приказ убить меня. Я твердо знал, что должен что-то сделать. Предпринять какое-то действие, проявить себя. И при этом — безотлагательно.

Нашел! Я тут же поручу капитану Стэббу пустить еще один слушок насчет Хеллера. Ружье выпало у меня из рук, но я даже не нагнулся за ним. Я бросился к шкафу в задней стене, отпер дверь в проход и прямиком бросился искать капитана Стэбба. Но антиманковец как-то не попадался мне на глаза. Вместо него я увидел нечто совсем другое.

Боевые корабли!

Целых два!

Должно быть, они прибыли ночью. Это были неуклюжие посудины угрожающего вида. По размерам они совсем ненамного превосходили наш буксир. Корабли были сплошь покрыты тяжелой броней. Экипаж таких судов состоял всего из двух человек. Это была наиболее экономичная разновидность той модели «пушки», которой пользовался Ломбар. Зверские суда — холодные, черные, смертельно опасные. Довольно покорно я приблизился к ним. Когда же они должны были покинуть Волтар, чтобы сейчас прибыть сюда? По-видимому, старт был дан точно в тот день, когда Хеллер приобрел буксир, — иначе они не успели бы прибыть сюда. Ход этих кораблей почти не превышал ход обычных буксиров. Выходит, Ломбар узнал о покупке нами буксира в тот момент, когда эта сделка заключалась! Он вообще знал слишком много и узнавал обо всем слишком быстро. Должно быть, ему удалось внедрить своих шпионов во все... Голос, прозвучавший за моей спиной, раздался столь неожиданно, что я чуть было не грохнулся в обморок:

– Мы, Грис, находимся здесь уже несколько часов. Где это ты пропадал все это время?

Я обернулся. Передо мною стоял человек-камень с холодными каменными глазами. За ним стояли еще трое таких же типов. И как они умудрились появиться у меня за спиной? На них были черные мундиры и красные перчатки. Красные эмблемы с изображением взрывов красовались на отворотах их воротников. Мне сразу же стало ясно, с кем я имею дело. В Аппарате их называли пилотами-убийцами. Их используют во всех боевых операциях Аппарата. Однако с врагом они не сражаются. Они наблюдают, чтобы ни один корабль Аппарата не бежал с поля боя. Если же кто-то сделает это или же просто подумает об этом, эти парни тут же сбивают его. Учитывая, что личный состав Аппарата почти сплошь укомплектован самыми настоящими подонками, такие меры просто необходимы. Ведь приходится иметь дело и с трусами, и с бунтовщиками. Пилоты-убийцы и служат достойным ответом на подобные вызовы. У Флота его величества не имеется подобных подразделений.

Манеры их полностью соответствовали их служебному долгу. Вот и сейчас, обращаясь ко мне, пилот опустил уставное обращение «офицер». И не протянул мне руки для пожатия.

– У этого корабля, — и он презрительным жестом указал на буксир, — отсутствует антенна лучевого приемника.

Дело в том, что каждый корабль Аппарата обязан иметь специальное устройство, прочно встроенное в корпус, которое судноубийца мог бы нащупать с любого расстояния с помощью специального луча — это крайне необходимо для того, чтобы было легче обнаружить отсутствующее судно и уничтожить его.

– А этот корабль состоял на учете у Флота, — сказал я, чуть отступая назад.

– Послушай, Грис, тебе же не хотелось бы, чтобы я отослал донесение по поводу этого нарушения, не так ли?

Я отступил от него еще на шаг. Это было всего лишь незначительным упущением. Он пододвинулся ко мне. В жизни своей я не видел ни у кого таких холодных глаз.

– А каким образом можно рассчитывать, что я уничтожу какое-то судно, если я не способен даже отыскать его? Сейчас же установите приемную антенну на его корпус!

Я попытался отступить еще на шаг, но спина моя натолкнулась на корпус боевого корабля. Положение становилось отчаянным.

– Я не состою в твоем распоряжении и не должен подчиняться твоим приказам.

– А мы не подчиняемся твоим, — сказал он.

Остальные пилоты-убийцы за его спиной дружно кивнули, как бы подтверждая справедливость его слов. Это были мрачные парни, бесчувственные, словно роботы. Однако они были специалистами своего дела и в данный момент требовали одного — чтобы все выполняли свой долг.

Ситуация складывалась препаршиво. Ведь пусть не часто, но мне самому придется бывать на борту этого буксира. А он был безоружен и не снабжен броневой защитой. Одного-единственного выстрела любого из этих кораблей было бы достаточно, чтобы превратить нашего «Принца Каукалси» в межзвездную пыль за какую-то долю секунды.

– Итак, вот тебе два приказа, — проговорил пилот-убийца. — Первый: прикажи начальнику ангара установить типовую приемную антенну на наружной обшивке корпуса, и пусть он сделает это так и в таком месте, чтобы команда корабля никогда не узнала об этом. Второй приказ: я требую, чтобы механизмы этого судна были испорчены таким образом, чтобы он ни при каких обстоятельствах не смог обогнать нас.

– Так ведь на борту у него находится офицер Флота его величества, — возразил я,

– Ну и что. Вымани его как-нибудь с судна. Отправь куда-нибудь в другое место, а за это время вы и установите антенну. Что же касается порчи механизмов, то это дело я поручаю тебе, потому что тебе легче всех попасть на борт.

Я покорно кивнул. Ситуация складывалась крайне невыгодно для меня — я покинул свою комнату в такой спешке, что не успел прихватить пистолет. Таким образом, я нарушил самое священное правило — никогда не находиться среди сотрудников Аппарата без оружия. Но потом мне пришло в голову, что ничего хорошего не получилось бы, даже если бы я был вооружен. Они просто нажаловались бы Ломбару, что я не выполняю его приказы. И я снова довольно нервно кивнул.

– Значит, мы теперь друзья? — проговорил он.

Я еще раз кивнул и протянул ему руку. Он поднял свою затянутую в красную перчатку руку и влепил

мне пощечину. Удар был тяжелым ив то же время пренебрежи тельным каким-то.

– Вот и хорошо, — сказал он. — Выполняй приказ.

И я помчался, чтобы передать секретное приказание начальнику ангара. Но сначала я бегом взобрался по лестнице в буксир, собира ясь выманить Хеллера наружу. Я повел Хеллера в комнату хранения карт ангара, поскольку оттуда невозможно было увидеть буксир. Хеллер был в своей рабочей одежде. Он, видимо, занимался на корабле какой-то работой, и красная шапочка гонщика красовалась у него на затылке.

– А откуда здесь появились эти две «пушки»? — спросил он.

– Да это самые обычные суда, несущие охранную службу, — ответил я. — Они приписаны к этой базе и только что прибыли из рейса. Но это не имеет ничего общего с нашей миссией. Все-таки я получал некоторое внутреннее удовлетворение при мысли о том, как среагировал бы он на весть, что суда эти специально прибыли для того, чтобы самым тщательным образом следить за его любимым буксиром и сбить его немедленно, если он позволит себе какой-нибудь экстравагантный маневр или попробует не вернуться на базу к намеченному сроку. При этом я надеялся только на одно — что меня не будет на борту буксира, когда это произойдет. Ведь буксир без брони и огневой защиты обречен на быструю гибель — он просто не имеет ни малейшего шанса выстоять.

– По всей вероятности, мы отправимся в путь завтра, — сказал я. — И уж поскольку мы сейчас имеем под рукой столько карт, мне хотелось бы, чтобы вы поподробней ознакомились с территорией той части Соединенных Штатов Америки, где вам придется действовать.

– Вот это здорово, — сказал он, разбирая кипу карт. — Здесь имеется даже геологическая карта США с подробнейшим обозначением полезных ископаемых, со схемами залегания геологических пород.

– На этих картах изображено и множество других полезных вещей вплоть до отдельно стоящих фермерских домиков. — Я был рад его пробудившемуся интересу, это могло помочь мне задержать его здесь. Ведь он ни в коем случае не должен был видеть, что вытворяют с его буксиром в ангаре. — Мы здесь, естественно, учим их возводить более современные фермерские постройки, но, я согласен с вами, все эти минералы — тоже очень интересная вещь!

Потом я указал ему на карте участок, расположенный в южной части Виргинии. Именно это место отводил для начала операции Ломбар.

– Скорее всего мы приземлимся вот здесь. Городок, что лежит рядом, называется Фейр-Оукс. Вот видите? Погодите, вот эта карта будет поподробней. Значит, так — этот район называется округ Хэмден.- А Фейр-Оукс — административный центр округа. Вот, приглядитесь повнимательней — видите сооружение? Это здание суда округа Хэмден. А вот эти кривые линии на карте означают, что дом расположен на небольшом холме. А теперь, — продолжал я, — слушайте меня особенно внимательно. Мы совершим посадку вот на этом поле: здесь находится заброшенная ферма, и людей тут почти не бывает. Небольшая рощица прикроет нас со стороны дороги. Покинув судно, вы направитесь вот по этой обозначенной на карте тропке прямо "мимо фермы и подыметесь на холм к зданию суда с задней стороны, откуда легко проникнете внутрь, где, несмотря на то что рабочий день уже завершится, вас будет ждать старый чиновник. Он-то и снабдит вас свидетельством о рождении. После этого вы спуститесь с холма и доберетесь до автобусной станции, где возьмете билет на ночной автобус на Линчберг. В Линчберге вы пересядете на автобус, идущий через Вашингтон, округ Колумбия, на Нью-Йорк.

Хеллер был весь внимание, но касалось оно исключительно карт. Собственно говоря, я скорее всего просто зря тратил время на объяснения. Вряд ли ему придется много путешествовать после того, как он получит документы. Имея на руках липовые документы на имя Роксентера-младшего, он, по замыслу Ломбара, сразу же привлечет к себе самое пристальное внимание. Его просто не смогут не заметить. Даже если он зарегистрируется под этим именем хотя бы в самом захудалом отеле. Сам факт появления такой персоны, несомненно, взбудоражит местную прессу, которая обязательно поспешит объявить, что такая знаменитость появилась в их округе. А первая же проверка выявит, что никакая это не знаменитость, а просто обладатель фальшивых документов. Тут-то его и прихватят. Связи Роксентера наверняка сработают безошибочно, и — прощай Хеллер! Хитроумная ловушка расставлена Ломбаром, ничего не скажешь. Дело в том, что общеизвестно: Делберта Джона Роксентера-младшего просто не существует в природе.

– Вы должны обратить особое внимание на то, что вам придется постоянно пользоваться своим новым именем, — сказал я. — Следует отметить, что Америка просто помешана на всяких удостоверениях. Стоит только не предъявить удостоверение личности, как они тут же приходят в бешенство. Так что очень прошу вас: обязательно пользуйтесь только этим чужим именем как только получите документы, и не забывайте всюду предъявлять их. Дело в том, что там считается серьезным правонарушением, если, будучи спрошенным, вы откажетесь назвать свое имя и предъявить документ. Вам все понятно?

– И как же будет звучать мое новое имя? — спросил Хеллер, не отрывая глаз от карты.

– Я пока и сам не знаю, — солгал я. — Дело в том, что необходимо найти подходящее свидетельство о рождении. Ведь просто имя и фамилия не означают ровным счетом ничего, пока вы не предъявите свидетельства о рождении. А это зависит от того, какие свидетельства о рождении имеются в распоряжении суда округа Хэмден.

– Поглядите-ка, — сказал Хеллер, — на этих картах помечены россыпи золота. Мне случалось читать книги о Соединенных Штатах Америки, и в них утверждалось, что золото находили исключительно на Западе. Нет, вы посмотрите только — тут помечены залежи золота и в Виргинии. А на других картах наличие его отмечается и в Мэриленде. А на этой — золото, оказывается, находилии в этих, как они называются... в штатах Новой Англии.

– О, все эти разработки велись в период, который у них принято называть колониальным. Это было в далеком прошлом. Я не очень много помнил о геологии вообще, но это все же запомнил. Карты попадались мне на глаза и раньше, и я даже поручил как-то Рату накопать там немного золота, на что он только расхохотался. Тогда-то он и разъяснил мне, что все эти пометки на карте означают то, что «когда-то в прошлом здесь добывалось золото».

– Понятно, — сказал Хеллер. — Так ведь и составители карт отмечают только то, что у них принято называть «сопутствующими породами» — розовый кварц, некоторые железосодержащие породы, аспидный сланец, роговая обманка. Но вот эти горы... — Аппалачи, а? — и эти, расположенные еще севернее, представляют собой наиболее древние геологические породы планеты, и, я полагаю, здесь можно найти буквально все что угодно, если поискать повнимательнее. А этот северный район — Новая Англия — он так называется, правильно? — он весь сглажен в прошлом ледниками, о чем легко догадаться по топографическому рельефу. Поэтому можно предположить, что ледники срезали самые верхние слои породы и тем самым приблизили к поверхности глубинные залежи. Да, судя по карте, эти места многое повидали.

Я не мешал Хеллеру строить бесполезные догадки, обсуждая то, что ему удалось обнаружить на карте. Ох уж эти (...) инженеры! Сидит себе и рассуждает Бог весть о чем, когда на его любимом судне устанавливают приборы, облегчающие его уничтожение. Ведь по меркам Аппарата глупость его просто беспредельна. Наивный ребенок в руках асов шпионажа и тайных операций. И откуда у него такой болезненный интерес к этим картам? Ведь единственная вещь, которую ему теперь предстоит видеть перед собой на протяжении многих дет, — это стены камеры, отведенной ему в одной из местных тюрем.

Так прошел целый час. Наконец начальник ангара, появившийся за спиной Хеллера, подал мне условный знак.

– Ну вот и отлично, — сказал я. — Теперь остается еще одна вещь, о которой я, как отвечающий по должности за вашу работу здесь, должен обязательно предупредить вас. Статья номер а-36-544 М, часть Б Космического Кодекса. Раскрывать ваше внеземное происхождение вам не разрешено ни при каких обстоятельствах. Ваша подлинная сущность не может быть раскрыта вами ни в коем случае. Кара, предусмотренная Волтаром за нарушение этой статьи, окажется намного более жестокой, чем все, что только смогут выдумать на этой планете. И мы оба прекрасно это знаем. Поэтому только ради вашей же собственной безопасности я должен потребовать с вас слово офицера его величества, что вы ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах не раскроете тайны вашей личности.

– Солтен, неужто вы вознамерились нанести мне оскорбление? Ведь и вы сами должны подчиняться требованиям Кодекса. Вы не император, который один может интерпретировать по-своему законы Волтара. Но раз уж мы коснулись этой темы, то и я вынужден вас предупредить, что, если вы сами предпримете попытку нарушить любую из статей Космического Кодекса, я как офицер его величества и просто как гражданин Волтара доставлю вас Великому Совету, и к тому моменту, как вы предстанете перед ним, вы уже будете растянуты,  как струна на аккордном аккомпаниаторе, и зазвучите при первом же прикосновении.

– Да я-то сказал все это только движимый заботой о вашем же благополучии, — робко возразил я. Однако внутри у меня все пело. Я теперь точно знал, что он непременно будет пользоваться тем роковым именем, которым мы его наградили. Он ведь глуп настолько, что спокойно позволил только что за своей спиной тайно установить на буксире приемные антенны.

– Ну что ж, судя по всему, миссия наша не может не увенчаться успехом, — сказал я, вставая и торжественно пожимая ему руку. — Я уверен, что из вас получился отличный агент. Именно такой, какой нам и нужен.

Выходя, я снова поглядел на боевые корабли — жуткие жерла их пушек способны обратить в пыль половину планеты, что же касается буксира, то они сожгут его, даже не заметив. Ощущая во всем теле неприятную дрожь, я поспешил в общежитие летного состава при ангаре, надеясь разыскать там Стэбба. Очень может быть, что им удастся прикончить Хеллера и до нашего отлета и мне вообще не придется летать на этом (...) буксире. Я, честно говоря, терпеть не мог эти боевые корабли, и уж чего мне совсем не хотелось, так это быть сбитым одним из них.

 

ГЛАВА 5

 

Должен признаться, что настроение мое совершенно не соответствовало тому, с чем мне пришлось столкнуться чуть позднее. С новым кувшином замороженной сиры я собирался было улечься енова в тени старого храма, как тут послышался какой-то шум и передо мною появился Карагез.

– К вам визитер, — сказал он. — Это водитель такси, и он говорит, что должен немедленно увидеться с вами.

Вот он-то мне и нужен! Я вскочил с шезлонга — так распрямляет свои кольца змея при нанесении рокового удара.

– Ах, он (...).! — Наконец-то нашлось нечто такое, на чем я мог выместить всю свою злость! — Веди его в атриум! — Там как раз находится фонтан, и очень может быть, что я суну голову этого мерзавца в бассейн и буду держать ее под водой, пока он не захлебнется.

Атриум — это маленький внутренний дворик, вокруг которого строилось жилище римлян. Обычно он был гол и пуст, а поэтому вполне подходил для казней. Но сейчас он выглядел совсем по-новому. Карагез с садовником расставили здесь разные растения в горшках и кадках, кругом были разбросаны дорогие ковры, закрывавшие заодно голые доски помостов, удобные кресла и лежанки были расставлены вокруг фонтана, а журчание воды наполняло воздух музыкой и прохладой. (...)! Явно неподходящая обстановка.

Таксист преспокойно стоял посреди дворика, небрежно вертя форменную фуражку на пальце. Морда у него была веселая и довольная (...)! Явно не подходящее настроение.

Ну ничего, я его живо верну на землю.

– Какого дьявола ты отослал совершенно здоровую девушку обратно в Стамбул? Чем ты думал при этом?

Он вроде бы и не помнил, о чем речь.

– Ах, вы о той девушке, — припомнил он наконец. — Должен сказать, Султан-бей, что вам с ней здорово повезло. Доктор обнаружил у нее и (...), и (...). Понимаете, сразу и то и другое! Да это не девушка, а просто какая-то ходячая эпидемия! И при этом торгуется как дикая кошка. Вы ведь велели мне в случае чего покатать самому, вот я и решил — пусть катит себе до самого Стамбула. Я отлично видел, что он лжет, и уже набрал было воздуха в легкие, чтобы учинить ему самый настоящий разнос и потребовать возврата хотя бы части уплаченных ему лир, когда этот псих имел наглость усесться прямо в моем присутствии. Он взял и спокойно плюхнулся в мягкое кресло. От изумления я выдохнул запасенный воздух. Какая наглость!

Однако на лице его я заметил хитрое заговорщицкое выражение. Бросив взгляд на дверь и убедившись, что мы здесь совершенно одни, он обратился ко мне.

– Офицер Грис, — прошептал он, — я тут наткнулся на одну очень серьезную перспективу.

Мысленно я пожелал ему наткнуться на телеграфный столб и разбиться вдребезги. Но он явно ждал от судьбы совсем другого, о чем свидетельствовало бодрое выражение его лица. Есть в лицах людей, которые собираются поделиться с вами секретом, нечто такое, что принуждает вас выслушать их шепот.

– Когда сорвалось с этой девушкой, — прошептал он, — я сразу же понял, что вы будете очень огорчены. А вы совсем не тот человек, которого я хотел бы огорчать. Это уже что-то. Тут чувствовалось должное уважение. Я тоже присел и снисходительно наклонился к нему, чтобы получше разбирать его шепот.

– Пару недель назад, — продолжал он очень тихим голосом, — я прослышал об одном парне, который живет значительно восточнее этих мест, за Болвадином, если уж быть совсем точным. Вот я и смотался туда в свободное от работы время — я не стану требовать от вас оплаты дорожных издержек, потому что мы с вами — друзья.

Так-то лучше.

– Так вот, не стану больше испытывать ваше терпение и сразу перейду к сути. Что вы скажете насчет того, чтобы заполучить самую настоящую танцовщицу? Не какую-нибудь заурядную стамбульскую шлюху, которая только и умеет, что трясти своим грязным бурдюком, а самую настоящую танцовщицу, умеющую исполнять танец живота!

Я пододвинулся еще ближе.

– Послушайте, офицер Грис. Получилось просто замечательно. Русские в Туркмении, которая лежит по другую сторону Каспийского моря, захватывают кочевников и насильно отправляют их в колхозы. Для этого они буквально прочесывают всю пустыню Каракумы. Тех, кто отказывается селиться в колхозах, они расстреливают. Дело, конечно, крайне неприятное и грязное. Но слушайте внимательно — тут есть и некоторые преимущества. — Он и сам пододвинулся еще ближе. — И эти преимущества мы можем использовать. Догадываетесь, о чем я толкую? Правильно — о женщинах! — И он еще раз огляделся по сторонам и еще более понизил голос:

– Чем вести такую жизнь, некоторые из них просто продают себя! Можете не сомневаться, что после этих слов он полностью завладел моим вниманием.

– Девушки эти, — продолжал он, — самые настоящие турчанки.

Турки, как вы наверняка сами знаете, в свое время заселяли огромное пространство от Средиземного моря до Сибири. Все они говорят на одном языке. У них, можно сказать, даже нет диалектов. И, офицер Грис, они свято блюдут свои древние обычаи. Девушки их являются чистейшей воды девушками, сохраняя себя в невинности, как того и требуют нравы кочевых племен, и при этом безусловно считаются элитой среди турецких танцовщиц! А кроме того, каждую из них можно по праву считать специалистом в... ну... ну... вы, одним словом, сами понимаете в чем.

Он снова пододвинулся ко мне.

– И все они, повторяю, чисты и невинны, ибо племенные обычаи не допускают тут каких-либо отклонений.  Поэтому нет никакой опасности заразиться вы сами знаете чем.

Я уже сидел на самом краешке стула.

– А теперь остается еще вопрос, как их тайно переправить из сердца Каракумов в порт Челекен на Каспийском море. Потом они будут доставлены оттуда в порт Пехлеви, который находится уже на иранской территории.  После этого они проходят весь Иран и, добравшись до границы, переправляются в Турцию. Затем их доставят в Болвадин, где вы и можете уже спокойно получить свою девушку.

Тут он вальяжно откинулся в кресле, но я не мог последовать его примеру.

– Уверен, что вы сможете добыть для нее удостоверение личности. А поскольку она, по существу, является турчанкой и прекрасно говорит по-турецки, это не составит особых затруднений. Ну и как, что вы на это скажете?

У меня голова пошла кругом. Передо мной открывается редчайшая возможность. И главное — возможность эта лежит в пределах моей Служебной компетенции. Специалисту своего дела сразу становится ясным, сколько здесь кроется возможностей.

– Интересно, а как она будет выглядеть? — подхалимски поинтересовался я.

Таксист снова огляделся по сторонам. Мы по-прежнему были наедине, однако он все равно понизил голос:

– Большинство из них он уже распродал. Честно говоря, осталась одна-единственная девушка. Не думаю, что на нее придется долго искать покупателя. — Он незаметно пытался пошарить по карманам. — Зовут ее Ютанк, — и он протянул мне фотографию.

О боги, сердце едва не перевернулось у меня в груди. Это лицо! Это прекрасное лицо! Она выглядела очень молодо, наверняка не больше восемнадцати лет. Глаза ее были сверхъестественной величины и очень

живые, несмотря на то что скромно смотрели вниз. Безукоризненный овал лица, чуть полноватые губы. Палец, приложенный к нижней губе, совсем не закрывал их. На фотографии казалось, что она как бы уходит от смотрящего на нее. О боги! И как это я сразу не догадался? Ютанк! Турки обычно дают женщинам имена, наиболее соответствующие их качествам.

«Ютанк» же по-турецки означает «стыдливость, скромность, застенчивость».

Такая красавица! Такая милая! Такая хрупкая! Такая беззащитная! В груди моей пробуждалось незнакомое мне ранее чувство. Страстная потребность защитить ее вдруг зародилась во мне. Я почувствовал почти непреодолимое желание самому броситься через все границы, перебить всю русскую армию, припасть к ее ногам и молить об одной только улыбке. Я тяжело вздохнул и с трудом оторвал глаза от чудного портрета.

Потом я перевернул фотографию. На обратной стороне была карандашная надпись: «5000 американских долларов наличными».

– Она будет вашей безраздельной собственностью, — прошептал таксист. — Она будет вашей вечной рабой. А то, что вы окажетесь ее спасителем от русских насильников, возбудит в ней такое чувство благодарности, что она будет считать себя в постоянном неоплатном долгу перед вами.

Ну и что мне оставалось, по-вашему, делать? Я полез в карман, вытащил пять тысяч американских долларов и чуть ли не силком сунул ему в руки.

– Тут еще будут транспортные расходы и комиссионные, — сказал таксист, — которые составят еще ровно пять тысяч.

Я снова полез в карман и снова достал пять тысяч.

– Я так рад, что мне удалось оказать вам услугу. — Он поднялся с места. — Так что, Султан-бей, мы просто не будем вспоминать о моих собственных расходах на бензин и на потраченное на это мероприятие свободное время.

Он попытался оттолкнуть солидную пачку лир, которую я ему совал. Наконец он беспомощно пожал плечами и принял деньги.

– Чтобы переправить ее сюда, уйдет около недели, — сказал он. — А сейчас мне нужно срочно отправляться в Болдавин, чтобы успеть внести эти деньги, пока ее не продали кому-нибудь еще. — Он пулей вылетел на улицу, и через секунду я уже слышал визг пробуксовывающих на гравии покрышек такси, когда он на полном газу отъезжал от дома.

В эту ночь я спал сном праведника и на подушке рядом со мной лежала ее фотокарточка, а не... О, мне снились замечательные сны. Я чувствовал себя настолько прекрасно, что, когда на рассвете, едва разлепив глаза, разглядел Фахт-бея рядом с моей постелью, меня даже это не привело в раздражение.

– Рат связался с нами по радио, — сказал он. — У него все готово. Вы можете лететь в Америку, как только стемнеет. Честно говоря, я даже не слушал, что он там еще бормотал себе под нос, покидая спальню, может быть, он говорил, что пойдет передать эту весть команде буксира. Я схватил фотографию, лежавшую рядом, и страстно расцеловал ее. Да снизойдет благословение богов на армии русских насильников, если благодаря им в мои руки попадет такое сокровище! Что бы там ни говорили, но многое можно сказать и в пользу коммунизма.

 

ГЛАВА 6

 

Мы стартовали, как только неясные сумерки сменились чернотой ночи. Среди людей часто встречаются типы, излишне склонные к критицизму и обожающие с пристрастием копаться во всяких мелочах. Возможно, они и могли бы сказать, что опьяняющая перспектива обладания настоящей живой танцовщицей способна отвлечь меня от исполнения служебного долга. Но прямо скажу — это были бы чистейшей воды домыслы. В тот день до самого старта я являл собой безупречный пример истинного раба служебного долга. Я сумел так прижать Фахт-бея, что тот вынужден был выдать мне все деньги, которые я у него потребовал на самые непредвиденные расходы и даже кое-что сверх того. Я самым старательным образом вооружился и, можно сказать, стал ходячим арсеналом, имея при себе оружие чуть ли не всех существующих на Земле моделей. Я тщательно подготовил и необходимое техническое оснащение. На прощание я до смерти запугал обслугу виллы и сделал это настолько обстоятельно, что одного из мальчишек даже вырвало от страха.

Я подключил ретранслятор 831 и потом — раб долга — решил напоследок проверить, чем занимается в это время на борту буксира Хеллер.

А он варил карамель!

Честное слово — именно это он и делал, стоял в камбузе среди горшков и сковородок. На нем даже был нацеплен фартук! Большой ложкой он пробовал медленно кипящую массу, самую липкую и отвратительную из всех, которые мне приходилось когда-либо видеть. Ну и ну, подумалось мне, должно быть, он научился этому у своей сестренки. Он священнодействовал над плитой столь точно и размеренно, что у меня даже получился довольно удачный каламбур: «Все это выглядит так мило, что я готов сварить из себя мыло».

Чуть позже я проверил запись еще раз. Перед ним лежала целая куча бумажек, на которые он очень аккуратно раскладывал сладкую массу. Когда я вернулся, устроив дополнительный разгон прислуге на вилле, Хеллер заворачивал конфеты в промасленную бумагу. У него получились в результате заурядные карамельки, самые простые — с красно-белыми полосками.

Я давно знал, что он безнадежно глуп. Точно таких же конфет в Америке можно найти сколько угодно. Там их можно купить на каждом углу. А реклама их уже намозолила всем глаза — одна из таких цветных реклам мне встретилась даже в библиотеке ангара в одном из иностранных журналов.

Просто великолепно, сказал я себе. Вот как он готовится к путешествию в Америку! Я так разозлился, что решил больше не заниматься им до самого старта. Сам же я был страшно занят в тот день перед стартом. Почти два часа я посвятил делам Аппарата, что более чем компенсировало те десять часов, которые я провел лежа на лужайке, где предавался грезам о прекрасной Ютанк.

Старт был произведен без сучка и задоринки. И вообще передвигаться в условиях Земли очень несложно — у нее всего одна луна, да и та светит не очень ярко. Поэтому единственное, что требуется от стартующего, — это взлететь с наступлением темноты, а потом двигаться размеренно вслед за ночью и завершить полет в темное время суток. Лететь нужно на высоте примерно трехсот миль, а потом быстро и незаметно опуститься, чтобы оказаться на поверхности точно в тот час по местному времени, который был при старте в точке взлета, находящейся в другом часовом поясе. Капитан Стэбб проявил себя настоящим знатоком в подобных вопросах. В школах Аппарата вообще не мешало бы ввести в качестве обязательных предметов пиратство и контрабанду. Пока мы спускались, он рассказал мне несколько весьма забавных и поучительных историй, в одной из которых, например, повествовалось о том, как был уничтожен целый город. Ну и шума тогда было!

Прямо под нами лежала заброшенная ферма. Голое незасеянное поле, полуразрушенный дом с двумя колоннами по фасаду, рухнувшему полностью. Хижины, в которых некогда содержались рабы, давно превратились в руины. Примерно в пятистах футах над поверхностью капитан Стэбб нажал на кнопку парализатора. Ярчайший голубой свет ударил конусом с корабля. Световой удар длился всего долю секунды, и если вспышку и заметил кто-либо из землян, он наверняка принял ее за отблеск автомобильных фар на повороте или зарницу у самого горизонта.

Стэбб посадил корабль в точно заданном месте, возле рощицы. Корабль застыл в горизонтальном положении, мягко приземлившись на брюхо. Второй пилот распахнул входной люк. Второй механик в полном боевом облачении в считанные секунды оказался на поверхности земли. В руках у него был детектор теплового излучения, которым он принялся обследовать окружающую местность. Яркий голубой свет должен был привести все живое в бессознательное состояние. Детектор же теплового излучения безошибочно определял, есть ли кто-нибудь рядом. Стандартная, давно отработанная процедура. Она спасает от множества неприятных неожиданностей. И если говорить по существу, то и весьма гуманная при этом: ведь таким образом устраняется необходимость убивать случайных свидетелей. А значит, можно потом просто убраться с этого места, предоставив свидетелю хоть всю оставшуюся жизнь размышлять о том, что с ним приключилось и почему он вдруг грохнулся в обморок, а не носиться в панике и орать во все горло, дескать, «астронавты с Волтара только что нарушили статью а-36-544 М, часть б»! Что же касается ликвидации, то от трупов здесь бывает довольно трудно избавиться, а где труп, там тут же появляются шерифы, полицейские, начинаются расследования и вообще подымается страшный шум. На панели детектора в руках второго механика загорелась красная лампочка. Значит, кто-то лежит здесь, приведенный в бессознательное состояние голубым лучом!

Первый пилот, держа наготове оружие, бросился в указанном прибором направлении. Стэбб настороженно сидел за штурвалом, готовый взлететь в любую секунду, при первом же признаке, что случайная встреча может привести к столкновению. В Виргинии стояла влажная и душная августовская ночь. Серебряный тоненький лучик лунного света пробился сквозь древесные кроны. Легкий ветерок шевелил листву на ветвях могучего дерева, возле которого чернела громада космического корабля.

И тут в ночной тишине раздался взрыв хохота. Первый пилот бегом возвращался к судну, неся за хвост опоссума. Потом он просто отшвырнул его в сторону.

– Здесь, пожалуй, все в порядке! — сказал он.

– Все в порядке, — подтвердил второй механик и бросил детектор теплового излучения во входной люк.

Стэбб высунулся из люка и с тревогой осмотрел окрестности низкопосаженными недоверчивыми глазами.

– Где же они болтаются? Мы должны вернуться на базу прежде, чем там взойдет солнце! — Он глянул на часы. — Мы можем задержаться здесь на двадцать пять минут, не больше!

Внезапно до нас донесся топот бегущих ног. Кто-то приближался к кораблю по здорово заросшей тропинке.

Из темноты возникла фигура Рата. Он тащил с собой два огромных чемодана. Если бы кому-то пришла в голову идея дать портрет наименее примечательного внешне землянина, он, несомненно, выбрал бы Рата. Если не считать напомаженных усов, с которыми он ни в какую не желал расставаться, во всей его внешности не было ни одной хоть сколько-нибудь запоминающейся детали. Просто идеальная внешность для шпиона. Он происходил с планеты Модон, и там были очень рады, когда избавились от него.

Рат кое-как затолкал в люк принесенные с собой чемоданы. Он здорово запыхался и все не мог отдышаться. Однако он тут же разглядел меня, несмотря на столь слабое освещение.

– Надо же! — воскликнул он. — Да здесь офицер Грис собственной персоной! — Удивительное дело — что бы он ни говорил, голос его всегда звучал как жалоба.

– Что это у тебя в чемоданах? — строго спросил я. — Приказано было подготовить солидный гардероб из дорогих вещей.

Он отодвинул чемоданы подальше от входного люка.

– Вещи стоят денег. Вы и представить себе не можете, какая сейчас инфляция. А чтобы чемоданы выглядели солидно, я недостающий вес восполнил камнями.

Деньгами он восполнил вес в своих карманах, сказал я про себя. Но я все же нажал на зуммер, чтобы дать сигнал в кормовую часть судна, и, подхватив чемоданы, понес их к Хеллеру. Мне не хотелось, чтобы он видел здесь агентов, которые с этого момента будут осуществлять постоянную слежку за ним. Дверь, ведущая на половину Хеллера, распахнулась, подчиняясь его команде. Я с трудом протиснулся в нее, не выпуская из рук чемоданов, и с грохотом опустил их уже в гостиной. Чемоданы производили впечатление очень дорогих.

Хеллера я застал сидящим за столом.

– Внутри вы найдете необходимую одежду, — сказал я. — Побыстрее переоденьтесь. Ничего из своих вещей не берите. В вашем распоряжении чуть больше двадцати минут, так что не особенно тут копайтесь. — Я оставил его одного и, выходя, притворил за собой дверь.

Рат все еще тяжело дышал. Я затащил его в кают-компанию. Там он достал из кармана целую пачку документов.

– Вот диплом на его имя об окончании военной школы.

Я прочитал его от начала и до конца:

 

ВОЕННАЯ АКАДЕМИЯ СЕНТЛИ

Настоящим удостоверяется, что ДЕЛБЕРТ ДЖОН РОКСЕНТЕР-МЛАДШИЙ прошел полный курс обучения на уровне МЛАДШЕГО КОЛЛЕДЖА.

Подпись, печать и пр.

Диплом выглядел очень солидно. По полям его с обеих сторон шли изображения солдат в форме конфедератов с ружьями «на караул». Были там еще и знамена с пушками, и пирамиды из ядер.

Очень впечатляюще.

– А здесь все прочие бумаги, — сказал Рат.

Тут был целый список якобы сданных им экзаменов по отдельным предметам и рядом проставлены отметки.

– Весьма удачная подделка, — одобрил я.

– Нет уж, — возразил Рат. — Подписи здесь самые настоящие. Школа эта окончательно закрылась прошлой весной, и оказавшийся на улице деканат ее готов делать что угодно, лишь бы заработать лишний доллар. Вы что — всерьез считаете, будто я стремлюсь попасть за решетку за подделку документов?

И что за манера — вечно быть недовольным всем, даже в тех случаях, когда ему делают комплимент.

– А где Терб? — прервал я его нытье. — У нас не так-то много времени.

– Боюсь, что у него неприятности. Старый клерк в этом (...) суде заартачился и ни в какую не хочет являться в присутствие в не рабочее время.

Капитан Стэбб просунулся в дверь и многозначительно показал на часы.

– Нам придется жать на всю катушку, чтобы попасть вовремя. Мы же должны вернуться на базу до рассвета!

Но тут как раз и прихрамывающий Терб появился во входном люке. Терб тоже являл собой образчик наименее примечательного из землян. Излишне полноватый и, пожалуй, слишком смуглый, он был типичным человеком толпы. Был он уроженцем планеты Доло, население которой, можно смело утверждать, испытало немалое облегчение, избавившись от него.

– Да неужто сам офицер Грис? — воскликнул он. — Нет, что ни говори, а мы кое-что значим! Знаешь, Рат, а ведь я был не прав, когда постоянно твердил тебе, будто нас и за люд ей-то не считают, а тут...

– Заткнись, — прервал я его. — Со свидетельством о рождении у тебя все утрясено?

Терб кивнул. Потом он вытащил из кармана небольшой электрический переключатель.

– Старый клерк потребовал обязательно показать ему этого человека, чтобы он мог потом подтвердить, что свидетельство было выдано человеку только после того, как он сам лично убедился, что человек этот жив и здоров. Ему-де совсем не хочется прослыть продажным мошенником. Эта птичка, что находится здесь у вас, должна заявиться к нему, дать ему еще сотню долларов и получить свидетельство, заверенное и подписанное по всей форме. А потом, как только он появится на ступеньках суда, я нажимаю вот эту кнопочку и — прощай клерк, прощайте все архивные записи. Я подложил там бомбу еще перед рассветом. Она лежит прямо в помещении их архива!

Я вручил им приемно-передающее устройство.

– Эта штука активизирует «жучок» особого типа. Вы должны постоянно находиться не далее двухсот миль от него.

– Так ведь мы сами насажали ему «жучков» и в одежду, и в чемоданы. Есть у нас и свой активатор, и мы всегда носим его при себе. Мы никак не сможем упустить его.

– А это совершенно новый тип «жучка»! — соврал я. — Он вживлен ему в локоть и сразу подаст сигнал, если Хеллер прикоснется к взрывчатке или схватится за пистолет — мы заботимся о том, чтобы он не застрелил вас в случае чего.

Это сразу прекратило все их возражения.

– Мы сможем засечь его местоположение прямо с корабля, — врал я. — А вот это — ретранслятор 831. Держите его постоянно поблизости от приемно-передающего устройства.

И это дошло до них.

– Вам следует держать оба аппарата постоянно включенными. Видите, по форме они напоминают распределитель обычного телефона, и их можно установить на любом из домов, а то и просто держать у себя под кроватью.

Они пообещали именно так и сделать.

Потом слово взял Рат.

– Деньги, — сказал он. — Деньги для нас. Жуткая инфляция. Я вручил им чек на Арабский Чейз-Банк в Нью-Йорке. Они были счастливы. Я — тоже, потому что деньги-то были государственные.

Потом я дал им еще кое-какие полезные советы.

– А теперь постарайтесь скрыться где-нибудь, чтобы он вас здесь не увидел, — сказал я и отпустил их.

Они выпрыгнули из люка, пробежали мимо слабо освещенного лунным светом дома плантатора и скрылись во мраке. В коридоре появился Хеллер. При виде его я с огромным трудом удержался от смеха. Вещи, которые хорошо сидели бы на человеке ростом шесть футов и два дюйма, не так-то легко найти в магазинах Виргинии. Все было ему явно мало. Рат справился со своей задачей просто замечательно. Пиджак был кричащим — в крупную красно-белую клетку. Брюки были кричащими — в широчайшую сине-белую полоску. Шляпа из зеленого фетра с широкими полями была ему явно мала. Ботинки из оранжевой замши были ему явно тесны. В довершение ко всему — рубашка пурпурного цвета. На улицах он будет заметен, как луч прожектора. Однако одежда выглядела весьма дорогой — сразу чувствовалось, что человек, купивший ее, богат, но абсолютно лишен вкуса. Кроме того, создавалось впечатление, что он вырос из всех этих вещей.

Просто отлично!

В руках Хеллер держал два огромных чемодана.

– А вам не кажется, что мой наряд несколько ярок? — спросил он.

– Но ведь все это моднее модного. Моднее модного! Самый шик! — возразил я.

Я наспех повторил, куда ему следует явиться за свидетельством о рождении, и вручил ему уже имеющиеся у нас документы. Затем я присел на корточки у открытого люка и направил прибор ночного видения на дорогу. Мне хотелось убедиться, что Рат и Терб успели надежно спрятаться и здесь по-прежнему нет посторонних.

Мне почудилось какое-то движение в зарослях кустарника.

– Я что-то проголодался немного, — услышал я голос Хеллера за своей спиной. А потом он вроде бы прошел внутрь судна.

Ко мне приблизился Стэбб:

– Он говорит, что ему хочется...

– Дай ему все, что он попросит, — сказал я.

Что-то все же шевелилось среди разрушенных хижин для рабов. Тут снова возник Хеллер:

– Мне теперь понадобятся кое-какие деньги.

Ах да — его деньги. По утвержденной приказом смете ему полагалось выдать пять тысяч долларов, чтобы он мог выглядеть щедрым. Я достал из кармана заранее отсчитанные две тысячи и вручил ему. Три тысячи долларов прибыли — совсем недурной заработок для одной ночи.

Он в это время затягивал ремни на чемодане.

– Мы зря теряем массу времени, — сказал Стэбб.

Наконец мне удалось разглядеть, что же это там двигалось. Лисица. Плевать мне сейчас на всех лисиц, не до них. Я поднялся с корточек, повернулся к Хеллеру и протянул ему руку. Но он, однако, не пожал ее, а вместо этого подал мне письмо.

– Не окажете ли вы мне большое одолжение и не отправите ли это письмо? Дело в том, что я пообещал держать его в курсе дел. Я взял конверт и молча сунул в карман. Мне слишком хотелось поскорее избавиться от него, чтобы обращать внимание на всякие мелочи.

– Ну что ж, — сказал я. — Желаю удачи, Джеттеро. Вот вы и приступаете к делу. Ваш час пробил.

Он спрыгнул на землю и, не выпуская из рук огромных чемоданов, захромал по тропинке мимо хижин для рабов.

– Всего, Хеллер, — сказал я про себя. — Надеюсь, ты сумеешь завести себе много дружков в тюряге.

– Мы стартуем, — сказал Стэбб.

Я отошел в сторонку, чтобы не мешать команде заниматься своим делом. Второй механик выскочил из люка, держа в руке какой-то прибор. Стэбб приподнял буксир футов на шесть над поверхностью земли и удерживал его в таком положении. Второй механик бегал вокруг со своим прибором, выравнивая траву, чтобы скрыть следы нашего приземления. Потом он забросил прибор в открытый люк, второй пилот подал ему руку и помог забраться на борт. Люк захлопнули и заперли.

Капитан подошел ко мне вплотную:

– У вас был приказ о том, чтобы лишить этот корабль возможности покидать данную Солнечную систему?

Честно говоря, именно такой приказ я и получил. В устной форме, от пилота-убийцы. Но я не счел нужным говорить Стэббу о том, что корабль его, по сути, приведен в негодность:

– А в чем дело? — спросил я.

– Он только что взял из ходовой рубки визор времени, — сказал капитан. — А если у нас на борту и имеется запасной, то нам до него не добраться. Он запер на все запоры свое помещение, а заодно и все подсобки, и теперь нам туда не пробиться даже с помощью взрывчатки. А без визора времени мы лишены возможности управлять судном за пределами этой Солнечной системы. Но я полагаю, вы все это учитывали, когда приказали выдать ему все, что он потребует. А что это меняет? У кого, скажите на милость, может возникнуть желание носиться по космосу на этом (...) буксире, да еще рисковать тем, что тебя в любую минуту могут сбить? Стэбб заставил корабль резко взмыть ввысь. С помощью ускорителей капитан очень быстро довел скорость нашей посудины почти до скорости света. Настроение у меня было праздничным. Наконец-то мне удалось сбыть с рук Хеллера. Я не мог дождаться того момента, когда останусь наедине с приемником и экраном, чтобы посмотреть, как он справляется со всем тем, что его поджидает в ближайшем будущем. Подумать только, какой (...)! Сколько же неприятностей причинил он всем.

 

ЧАСТЬ ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

 

ГЛАВА 1

 

Не прошло и двух часов, а я уже сидел в своей секретной комнате на вилле примерно в ста пяти градусах долготы от места, где находился Хеллер, и имел возможность наблюдать за каждым его шагом.

Можно смело сказать, что я пребывал в экстазе. Изображение на экране было безупречно четким и ярким. Звук был настолько хорош, что я мог слышать даже стрекотание сверчков. Ретранслятор 831 отлично справлялся со своей задачей. Мне пришлось немного отмотать пленку назад вплоть до того момента, когда Хеллер покинул борт корабля.

И вот наконец он предстал передо мной. Хромая, он передвигался по заросшей тропке с двумя тяжеленными чемоданами. Его окружал мрак виргинской ночи. Где-то вдалеке виднелась ферма,

свет из окна которой пробивался сквозь живую изгородь. Любой шпион, прошедший хотя бы самый примитивный ускоренный курс подготовки, безусловно, постарался бы обойти этот дом по широкой дуге. Но не таков наш Хеллер! Послышалось сердитое ворчанье и сразу же перешло в грозный лай. Огромная овчарка преградила ему путь. Я удовлетворенно хихикнул — скорее всего Хеллер вообще никогда не встречался с собакой. Наиболее похожее по внешнему виду животное из известных мне — годо с планеты Флистен. Его не раз пытались приручить, однако подобные попытки чаще всего кончались тем, что эти милые создания попросту съедали всю семью. И вот сейчас перед Хеллером, вздыбив шерсть и оскалив клыки, стояла овчарка.

Собака чуть присела. Я знал, что за этим последует стремительная атака. Прощай, Хеллер! Этот инцидент положит конец твоим похождениям, ибо тебе предстоит закончить свой жизненный путь в клыкастой пасти, и произойдет это душной виргинской ночью у ворот чужой фермы. Сделав несколько прыжков и стремительно набрав скорость, собака взмыла в воздух, намереваясь вцепиться клыками Хеллеру в горло. Тот выпустил чемоданы и, молниеносно выбросив вперед руки, обхватил могучую собачью шею. Развернувшись на одном каблуке, он отшвырнул собаку футов на двадцать. Послышался глухой удар: тело собаки стукнулось о дерево, после чего животное коротко взвизгнуло и затихло. Я полагал, что Хеллер тут же бросится бежать. Шум наверняка должен привлечь внимание обитателей дома. Однако Хеллер подошел к распростертой под деревом собаке и внимательно оглядел ее. Потом он взял зверюгу на руки и вернулся к своим чемоданам. Каким-то образом он умудрился поднять их оба одной рукой, другой по-прежнему прижимая к себе собаку.

Хромая, он направился к освещенному дому. Дверь дома распахнулась, и на пороге появился фермер с ружьем в руках. Хеллер дохромал до самого крыльца и опустил на землю чемоданы.

– Боюсь, ваша собачка за кем-то гналась и неосторожно налетела на дерево, — проговорил он с жутким виргинским акцентом. Фермер пошире распахнул дверь, и Хеллер внес собаку в комнату и положил на подстилку.

– Крови совсем на видно, думаю, что пес скоро оправится, — сказал он.

Виргинец склонился над собакой. Она сделала слабую попытку подняться. Фермер погладил ее по голове, и она успокоилась.

– Вроде никаких серьезных повреждений, — сказал фермер. — Ты, парень, из здешних?

– Да, из местных, — подтвердил Хеллер. — Так я пойду.

– Нет, черт побери, как же я тебя отпущу после того, как ты совершил поступок белого человека! Марта, принеси-ка чашечку кофе! — заорал он все с жутким акцентом в сторону кухни.

– О нет, — остановил его Хеллер. — Я бы с большим удовольствием, да у меня срочное дело в городе. Один малый ждет меня в суде. Огромное вам спасибо, но я и так опаздываю.

– Слушай, парень, дотуда же более двух миль. А ты еще хромаешь и вообще. Было бы не по-соседски, если бы я не подбросил тебя до города. Сейчас я заведу свой грузовичок. Собака уже успела перевернуться на живот и теперь смотрела на Хеллера очень странным взглядом. Фермер подогнал грузовичок к дому, Хеллер подхватил чемоданы, зашвырнул их в кузов, а сам забрался в кабину. И разбитый грузовик загромыхал по дороге к городку.

(...), подумал я. Получилось не так, как я рассчитывал. А все из-за этого дикого виргинского акцента. (...) графиня Крэк! Давала бы свои уроки уродцам и тем ограничивалась бы. Хеллер вышел из машины у здания суда.

– Заскакивай в любое время по пути домой, парень, — сказал фермер.

– С преогромным удовольствием, — ответил Хеллер, — и большущее спасибо за то, что подбросили.

Фермер уехал.

Хеллер некоторое время разглядывал здание суда. Свет горел только в двух окнах на втором этаже. Наружная дверь была открыта, и Хеллер захромал вверх по ступенькам. Потом он открыл одну из дверей.Типичный чиновный старикашка, одетый во все черное, сидел, склонившись над столом, за невысоким барьером. Перед ним лежало несколько раскрытых папок. На столе была выставлена табличка с надписью: «Рождения и смерти. Просьба соблюдать очередь». Я подумал, что очередь самого этого старого (...) уже явно подошла. Он будет мертв примерно через пять минут. Старикашка поднял лысую голову в седом венчике волос.

– Значит, ты и есть тот парень?

– Говорят, что я, — ответил Хеллер.

– Я всегда подозревал, что дело в конце концов дойдет до этого, — произнес старикашка более чем загадочную фразу. Он подошел поближе и внимательно оглядел Хеллера. — Значит, ты и есть Делберт Джон Роксентер-младший?

– Говорят, что это я, — сказал Хеллер.

– Двести долларов, — изрек старикашка, пододвигая к Хеллеру свидетельство, но не выпуская его из рук.

«Ага, — подумал я. — В смысле жульничества Америка остается прежней». Сумму в сотню долларов он одним махом увеличил вдвое. Хеллер полез в карман. Можно было сразу понять, что деньги эти он видит впервые. Ему даже пришлось переворачивать некоторые банкноты. Старик нетерпеливо потянулся через стол, ловко отделил от пачки две сотенные бумажки и тут же сунул их в карман. Хеллер взял свидетельство о рождении. Здесь были проставлены его имя и фамилия, сказано, что он блондин и рожден не в клинике, а дома. На свидетельстве стояли печать и подпись клерка. Дата рождения, значившаяся в свидетельстве, превращала Хеллера в семнадцатилетнего. Хеллер сунул документ в карман.

– Премного благодарен, — сказал он.

Он подхватил чемоданы, развернулся и захромал по ступенькам винтовой лестницы к выходу. Не выпуская чемоданов, он протиснулся в дверь и зашагал по улице. Я понизил громкость приемника, отлично зная, что сейчас произойдет.С грохотом и звоном окна второго этажа вылетели наружу, и сразу же из дома стали вырываться языки пламени. Обычное дело. Прощай, старый, алчный (...), сказал я себе. Всегда следует прочесть заупокойную молитву по мертвым. Это обычно приносит счастье, есть такая примета. Пламя, рвавшееся из верхних окон, начало охватывать дом. Если уж Терб закладывает взрывчатку, то можете быть уверены, что он не поскупится. Он вообще склонен перебарщивать. И при этом всегда пользуется только приобретенными на месте компонентами, избегая тем самым нарушения Космического Кодекса. Да, он мастер своего дела.

Погодите-ка! Что это, во имя Бога, делает наш Хеллер? Ведь такой взрыв наверняка не останется незамеченным даже в такой дыре. Что бы ни говорили о Виргинии, но пожарные машины там все-таки встречаются. А если придерживаться истины, то виргинцы особенно гордятся своими пожарными и вечно устраивают гонки команд добровольцев, мчась на пожар за многие мили. Любой специалист своего дела понял бы это сразу. Уж он бы подхватился как ошпаренный и бежал отсюда со всех ног. Летел бы во весь дух.

Но только не Хеллер! Он кинул чемоданы и бросился назад. Рванув входную дверь, он взлетел по уже знакомой нам лестнице и мигом проложил дорогу в комнату рождений и смертей. Туг все было охвачено пламенем. В помещении стоял густой дым. Даже низкая переборка была опрокинута взрывом. Хеллер ползком пробирался по полу, шаря вокруг себя. Наконец он наткнулся на руку старикашки, ощупал рукав. Потянув за него, подтащил к себе тело. Пол комнаты покрывал ковер. Хеллер подтянул его к себе за угол и быстро замотал в него старика. Потом ползком двинулся к выходу, таща за собой бесчувственное тело.

Выбравшись на лестницу, он перебросил завернутое тело через плечо и побежал вниз, прыгая через пять ступенек. Вырвавшись на свежий воздух, он положил свою ношу на крохотный газон, покрытый травой.

Ну что ж, решил я, все еще не так плохо. В случае взрыва бомбы, как правило, арестовывают всех оказавшихся рядом, без разбора. Именно поэтому всегда следует смываться с места таких происшествий как можно скорее. А Хеллер, как идиот, продолжал хлопотать над телом старика. Он освободил его от ковра и, похлопывая, погасил уже тлевшую кое-где одежду.

Старикашка открыл глаза:

– Что стряслось, черт побери?

– С вами все в порядке? — спросил Хеллер.

Старик тщательно ощупал себя.

– Похоже, только царапины и шишки, но ничего, кажется, не сломано. Все эта (...) печка. Я говорил сотню раз, что ее нужно было отключить еще в прошлом году. Она уже бабахала несколько раз.

Контрольный огонек в ней гаснет, и она заполняется газом. Старик смотрел мимо Хеллера на здание суда. Хеллер тоже посмотрел в ту сторону. Все окна были выбиты взрывом, крышу уже охватил огонь, а поскольку значительную часть ее снесло взрывом, столбы пламени высоко взмывали в небо. Только теперь до старикашки стало доходить, чего же ему удалось избежать. Он поглядел на Хеллера округлившимися от удивления глазами.

– Господи Иисусе, парень, — сказал он с восхищением. — Ты рисковал собой, вытаскивая меня оттуда! — Он помотал головой, словно не доверяя своим глазам, и еще более внимательно пригляделся к Хеллеру: — Слушай, малыш, да ты же спас мне жизнь! Хеллер делал все необходимое, чтобы убедиться, что со стариком все в порядке. Он даже потребовал, чтобы тот проверил, двигаются ли у него пальцы. С другой стороны города, где, по-видимому, находилась добровольная пожарная дружина, доносился какой-то шум. Звон пожарной тревоги прорезал тишину ночи.

– Я должен позвать кого-нибудь или еще что-нибудь сделать? — спросил Хеллер. — Вызвать «скорую помощь»?

– Послушай, парень. Я ведь только сейчас вспомнил. Господи Иисусе, тебе лучше побыстрей смыться отсюда. Тут будет полно пожарников, а потом и репортеры понабегут отовсюду. Со мной все в порядке, не бойся, парень. Я никогда не забуду тебя, дружок. Но с таким именем, как твое, тебе лучше бежать отсюда подальше, да так, будто за тобой черти гонятся. Дуй, парень, отсюда, и побыстрее! Беги!

– Рад, что оказался полезным вам, — сказал Хеллер. И отправился восвояси.

– Если будет какая нужда, — крикнул ему вслед старикашка, — ты только разыщи старого Стонволла Биггса!

Хеллер спустился по склону холма, неся свои чемоданы. Все вокруг было ярко освещено пламенем пожара.

Когда первая машина подкатила к полыхающему дому, Хеллер уже шагал по тротуару в паре кварталов от него. Он остановился и посмотрел вслед пронесшейся мимо машине. Вершина холма была увенчана пламенем. Так исчезала одна из достопримечательностей Виргинии. Очень может быть, подумал я, что какой-нибудь Джордж Вашингтон останавливался здесь на ночлег. А вскоре мимо Хеллера промчалась и машина «скорой помощи».Хеллер подхватил вещи и захромал в сторону автобусной станции. Внезапно он остановился, вынул записную книжку и записал: «Не умеют делать хороших печек».

 

ГЛАВА 2

 

Возле автобусной станции стоял негр в сдвинутой на затылок старой шляпе и с метлой в руке и смотрел на зарево пожара как зачарованный. Я подумал, что он сейчас очнется от своих мыслей, сразу же заметит, что в городе появился чужак, и, естественно, свяжет этот факт с пожаром.

Когда отходит следующий автобус? — спросил его Хеллер.

– Ух ты! — с восторгом произнес чернокожий. — Ну, вы видывали когда такой пожар? Вот это горит!

Я предположил, что, будучи военным инженером, Хеллер наверняка видел, как горят целые города. Он и сам, возможно, устраивал такое, что по сравнению с этим сегодняшний пожар должен был казаться ему жалкой искоркой.

– Да, здоровый пожар. — Хеллер прошел в дверь и поставил на пол чемоданы.

Автобусная станция являла собой картину бедности и заброшенности: прорванные пластиковые сиденья на скамьях, разбросанные по полу старые газеты. В дальней от входа стене виднелось окошечко билетной кассы. Чернокожий вошел внутрь, покачивая головой. Он поставил в угол метлу, уселся за кассу и снял шляпу. Потом не без изящества открыл окошко.

– Вам куда? — обратился он к посетителю. — Ричмонд? Вашингтон? Нью-Йорк? Майами? О, а может быть, в Атланту?

– Атланту? — переспросил Хеллер, придвигаясь вплотную к окошку.

О боги, подумал я, сейчас он снова затянет свою волынку. Опять Манко! Опять принц Каукалси!

– О, это чудесный город, — сказал чернокожий. — Масса белых леди, желтых леди, черных леди. Леди любого цвета, какой только можно придумать. Самый настоящий город чудес. А может быть, сэр, вы предпочитаете Бирмингем? Да, этот город еще чудеснее всех остальных расчудесных городов. Его-то уж точно стоит посмотреть.

– Я еду в Нью-Йорк, — сказал Хеллер с таким акцентом, что этот виргинский негр, несомненно, свободно мог принять его за своего ближайшего соседа.

– О, тогда я вам по-настоящему сочувствую. Этот автобус довезет вас только до Линчберга. — Чернокожий кассир-уборщик вроде бы вернулся из царства немыслимых грез о городах, которые следовало бы посетить. — В этом глупом и старом городке, Фейр-Оуксе, нет настоящей связи с миром. Но в Линчберге вы можете пересесть на другой автобус. Но я смогу продать вам билет до самого конца.

– Вот и отлично, — сказал Хеллер.

Чернокожий принялся за дело и быстро и аккуратно оформил билет.

– С вас два доллара сорок центов. Следующий автобус придет на станцию около полуночи. Значит, вам придется подождать еще часа полтора. Пожалуйста, вот вам билет, а вот и сдача. У нас тут никаких развлечений, если только вы не любите смотреть, как горит здание суда. Не хотите? Ну, тогда располагайтесь здесь поудобнее. А я пока снова превращусь в уборщика. Он напялил шляпу, закрыл окошко кассы и снова взялся за метлу. Подметать он, однако, не стал, а вернулся на крыльцо и снова уставился на зарево пожара.

Хеллер уселся, расставив чемоданы по обе стороны от себя, и принялся читать различные рекламные проспекты туристических агентств, в которых рассказывалось о соблазнах Парижа, о славе Древней Греции, а один буклет почему-то сообщал о том, что в одном из местных колледжей состоится обед, на котором будут подавать жареных цыплят, правда, в рекламе стояла и дата — прошлый сентябрь.

Я подумал о том, что смогу услышать доносящийся треск огня, и поэтому включил звук на полную мощность. Треска огня я не услышал, но какой-то доносящийся издалека шум мне удалось различить. Да неужто никто так и не обратит внимание на то, что по городу ходит явный чужак? Чем там у них занимается полиция?

Куда она смотрит? Ведь всякий раз, когда взрывают какую-нибудь бомбу или устраивают большой пожар, в первую очередь принимаются искать посторонних. Нет, меня такая небрежность и нерадивость просто выводили из себя. А этот Хеллер продолжал себе сидеть совершенно спокойно, как будто все складывалось наилучшим для него образом. Наконец чернокожий занялся подметанием пола. При этом он напевал про себя очень миленькую песенку.

 

Слушайте повесть о Вилли-Плаксе.

Вилли-Плакса был трубочистом.

Он любил травку, но слишком увлекался ею.

И послушайте, что я вам расскажу о его сне!

 

Его метла шаркада уже возле самых ног Хеллера, и тот послушно поднял правую ногу, чтобы не мешать.

 

Он пошел в погребок, где курили травку,

Пришел туда ночью, когда там горят яркие огни.

Думаю, что он там выкурил с дюжину самокруток,

И в сновидениях оказался на заграничном берегу

 

Завершив уборку под правой ногой, чернокожий задел метлой левую, и Хеллер послушно поднял ногу.

 

Королева Болгарии первой попалась в его сети.

Она назвала его своим милым и любимым.

Она пообещала ему красивый «форд»

С алмазными фарами и серебряным рулем.

 

В перерывах между шарканьем метлы, которая, как мне казалось, только подымала пыль, я вроде бы расслышал отдаленный вой сирены полицейского автомобиля. И звук этот, похоже, приближался к автобусной станции.

 

Как-то поздним вечером попал Вилли в Нью-Йорк.

Он назначил свидание девчонке и пригласил ее к себе.

Вилли завелся, а она начала орать,

«Бим-бам-бум» — и тут травка кончилась.

 

Да, это несомненно был полицейский автомобиль! Патрульная машина, скрипнув тормозом, остановилась у станции. Прямо у входа. Ага, удовлетворенно подумал я, в конце концов местная полиция все-таки справляется со своими обязанностями и, если разобраться, не так-то уж и плохо. Они проверяют автобусные станции на наличие там подозрительных чужаков. Так тебе и надо, несмышленый и необученный Хеллер! Ты теперь влип. А он за все это время даже ни разу не глянул в сторону входа. Послышался стон. Кому-то поблизости явно причиняли боль. Голова Хеллера сразу же повернулась к двери. Двое невероятных размеров полицейских ввалились в зал ожидания. На них были черные виниловые куртки, доходившие до пояса, а ниже красовались разные наручники, пистолеты, рации. Кроме того, в руках у них были солидные полицейские дубинки. Да, экипированы они были на славу. Между ними трепыхалась маленькая тщедушная женская фигурка, которую они втаскивали в зал. Лицо задержанной было залито слезами, но она боролась как дикий зверек.

– Отпустите меня! Вы (...), (...), (...)! — кричала она. — Отпустите!

Полицейские легко преодолели ее сопротивление и толкнули ее вперед так, что она чуть не налетела на стул. Один из них тут же подскочил к ней и силой заставил ее усесться. Второй полицейский принес из патрульной машины изрядно потертый и побитый чемодан и прямо у двери пнул его так, что он, проскользив через весь пол, больно ударил девушку по ногам. После этого полицейский направился к окошечку кассы.

– Ну-ка, открывай поживее, черномазая (...)! — крикнул он на ходу.

Полицейский, который остался с девушкой, силой удерживал ее на месте.

– Вы не имеете права! — кричала она прямо ему в лицо.

– Прав у нас навалом, — отозвался тот. — Если шеф полиции говорит, что Снежная Мэри Шмек должна убраться из города к этой ночи, то Снежная Мэри вылетит отсюда как из пушки! Вот поэтому-то ты и оказалась здесь. Слезы обильно катились по ее щекам. Капли пота покрывали бледный лоб. Ей наверняка было не более двадцати пяти, но выглядела она на все тридцать пять, чему особенно способствовали мешки под глазами. Но если не обращать внимание на это, то внешность ее была довольно привлекательной. Каштановые волосы спадали гривой, закрывая часть лица, и она резким движением головы постоянно отбрасывала их назад. При этом она все время пыталась встать со стула. Наконец девушка поняла, что ей не вырваться из мощных полицейских лап, и возобновила словесную атаку.

– Этот ваш (...) шеф что-то не говорил ничего такого, когда на прошлой неделе лежал у меня под одеялом! Он сказал тогда, что я могу спокойно работать в этом городе, сколько мне захочется.

– Так это же было на прошлой неделе, — философски возразил полицейский, еще крепче прижимая ее к стулу. —Прошлая неделя уже прошла.

В ответ она попыталась расцарапать ему лицо.

– А ты, (...), ты просто двуличная (...)! Ты же сам в прошлый понедельник продал мне дозу!

– Так то было в прошлый понедельник, — отозвался полицейский. Ему удалось окончательно пригвоздить ее к стулу. — Ты сама не хуже меня знаешь, как тут обстоят дела. Этот (...) новый федеральный агент по борьбе с наркотиками, (...), был переведен в наш округ так тихо, что об этом никто и не знал. Поэтому никто и не выплатил ему его доли, вот он взял и вымел всю округу. И вы все оказались выметенными вроде мусора. Девушка заплакала с новой силой.

– Джой, дорогой, умоляю, продай мне хоть один пакетик. Послушай, я спокойно уберусь после этого отсюда. Я сяду в этот автобус. Но сначала мне нужно срочно ввести себе новую дозу. Джой, очень тебя прошу! Я просто не могу этого выносить, Джой! Один маленький пакетик и я уезжаю!

Тем временем второй полицейский вернулся от окошечка кассы.

– Заткнись, Мэри, — включился он в разговор. — Мы же знаем прекрасно, что во всей округе не найдется сейчас ни щепотки героина. Послушай, Джой, шеф выдал тебе деньги на оплату билета этой (...)?

Девушка обессиленно откинулась на стуле. Слезы градом текли из ее покрасневших глаз. Обильный пот выступил на лбу. Я знал, что с ней творилось. Она была стопроцентной наркоманкой, и у нее уженачали проступать явные признаки ломки. Состояние ее будет теперь все ухудшаться и ухудшаться, а дело пойдет на поправку, если такое вообще случится, только спустя довольно продолжительное время. Когда она подымала руку, чтобы вытереть глаза, на внутренней поверхности можно было разглядеть многочисленные следы уколов. Ясно было и то, что свое порочное и дорогостоящее пристрастие она пыталась оплачивать за счет другого порока, торгуя собственным телом. Нормальная ситуация. А теперь ее высылали в принудительном порядке из города. Нормальная ответная реакция властей. А очень может быть, что за ней числились прегрешения и похуже. Венерические болезни обычно бывают близкими спутницами наркомании и проституции. Все было настолько банально и настолько логически оправданно, что я даже и не надеялся, что Хеллер может быть хоть каким-то образом вмешанным в это дело.

– Потому что, знаешь, я вовсе не намерен оплачивать из своего кармана ее дорогу, — продолжал полицейский, уже подходя к кассе.

Джой выхватил у девушки сумочку. Она отчаянно пыталась удержать ее, за что получила удар в челюсть. С плачем она свалилась на пол. Оба полицейских направились к кассе. Джой еще по дороге начал рыться в сумочке.

– Нет, ты только погляди! — сказал он и продемонстрировал пачку денег, которые тут же и принялся пересчитывать. — Смотри-ка, сто тридцать два доллара!

– Да, много она накупит «снежка» на эти деньги! — сказал второй полицейский.

Они дружно расхохотались, потом поделили деньги между собой и преспокойно засунули их в свои карманы.

Внезапно на моем экране и сами полицейские, и окошечко кассы резко увеличились в размерах.

– Отдайте леди ее деньги, — послышался голос Хеллера.

Полицейские тупо уставились на него. Потом лица их приняли жесткое выражение.

– Ну ты, сопляк, — сказал Джой, занося дубинку. — Думаю, что тебя давно не учили!

Джой взмахнул дубинкой. Рука Хеллера провела на экране туманную полосу. С коротким щелчком рука Джоя переломилась над самым локтем. Легко, словно танцуя, Хеллер отступил на пару шагов. Второй полицейский уже вытаскивал из кобуры пистолет, изготавливаясь для стрельбы из обеих рук. Глаза его сияли злобной радостью, что можно застрелить кого-то. Нормальная реакция нормального полицейского. Ну, Хеллер, прощай, приятно было познакомиться. Еще одно туманное пятно мелькнуло на экране там, где только что была рука Хеллера. Пистолет полицейского задрался вверх и тут же вылетел из рук. Левая рука Хеллера опустилась на его горло, и глаза полицейского закатились. Хеллер сделал еще шаг и успел нанести полицейскому удар ногой в живот прежде, чем бесчувственное тело представителя власти успело коснуться пола. Ударом этим полицейский был отброшен назад и грохнулся на ящик для мусора. Быстро развернувшись, Хеллер вновь оказался лицом к лицу с Джоем. Тот как раз пытался левой рукой достать пистолет. Ботинок Хеллера размазал его пальцы по рукояти пистолета. Второй ботинок попал в пуговицу на куртке полицейского, и удар сопроводился хрустом ломающихся костей. Чуть отступив, Хеллер внимательно оглядел лежавших. Они валялись, широко раскинув руки. Хеллер неторопливо подобрал их пистолеты, а затем выбросил их в распахнутую дверь автобусной станции. Послышался удар и звон стекла. По-видимому, один из пистолетов попал в окно патрульной машины. Девушка вскочила с места и, подбежав к лежавшим полицейским, торжествующе переводила взгляд с одного на другого.

– Ну, (...)! Так вам и надо!

Хеллер вытащил из карманов поверженных стражей порядка ее деньги, сунул их в сумочку, которую тут же протянул девушке. Она явно растерялась, не ожидая ничего подобного. Однако растерянность эта длилась недолго.

– Послушай, дорогой, нам нужно в темпе линять отсюда к чертовой матери! Их шеф сейчас на стенку полезет! Ведь этот Джой — его сынок!

Она с силой потянула Хеллера за рукав, пытаясь увлечь к двери.

– Да пошевеливайся же! — кричала она. — Я знаю, где мы можем заполучить машину! Ну, быстрее. Нам нужно сматываться из города!

Хеллер подал ей ее чемодан. Потом подхватил свои и последовал за ней. Он только раз оглянулся в дверях.

На экране появился чернокожий, который критически разглядывал валяющихся на полу полицейских.

– Ну вот, а я только успел подмести пол, — сказал он с упреком.

 

ГЛАВА 3

 

Они шли по направлению к северной части города. Улицы были темными и безлюдными. Хеллер  бодро хромал по дороге. Вскоре стало ясно, что девушка не в состоянии поддерживать такой темп. Тяжело дыша, она бессильно опустилась на свой чемодан.

– Сердце барахлит, — задыхаясь, оправдывалась она. — У меня был тяжелый период... Через минуту я буду в полном порядке... Мне нужно было... Да они ведь перероют весь город... поставят все вверх дном, разыскивая нас.

Хеллер подхватил ее одной рукой под мышку, взял ее чемодан, потом еще ухитрился взять и свои чемоданы, и так они двинулись дальше.

– Ты... ты очень хороший малый... Сверни теперь направо, так мы выберемся на шоссе.

Вскоре она уже указывала ему, куда следует двигаться, чтобы добраться до черты городка. Там поблескивали огни фонарей. Это была заправочная колонка и одновременно место, где торговали подержанными автомобилями. Вывеска гласила, что здесь ведет торговлю компания «Спрут», там же был изображен страшноватый осьминог, с каждого щупальца которого капал бензин. По всей площадке стояли пластмассовые ветрячки, которые сейчас не двигались из-за полного отсутствия ветра. И тут внимание Хеллера привлекла еще одна вывеска, намалеванная на задах бензоколонки.Надпись гласила: «НАСТОЯЩИМ ВИРГИНЦАМ МАШИНУ ПО ВЫГОДНОЙ ЦЕНЕ ВСЕГДА ПРОДАСТ ГАРВИЛИ - ДРУГ ПОТЕРПЕВШИХ АВАРИЮ. В НЕКОТОРЫХ СЛУЧАЯХ ДЕНЬГИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ».

Бензоколонка и все ее окружение являло собой картину запустения. Собственно, колонка в такой поздний час была уже заперта. Половина аппаратов для заправки была поломана и примерно треть лампочек в витринах и фонарях — вывинчена. Какой-то мужчина стоял на кабине старого грузовика, глядя в ту сторону, где полыхало зарево пожара. Заметив появление незнакомцев, он спустился со своего наблюдательного пункта.

Хеллер усадил Снежную Мэри на ее чемодан. Слезы опять катились по ее щекам. Она обливалась потом и непрерывно сморкалась. У нее еще началась и зевота — явный симптом того, в каком состоянии она сейчас пребывала. Мужчина подошел совсем рядом и принялся рассматривать их. Несмотря на большой рост, он производил впечатление человека приземистого. Это был тридцатилетний и почти молодой человек, но с уже дряблым и каким-то блеклым лицом.

– Мэри? — Чувствовалось, что он совсем не рад этой встрече. Потом он окинул взглядом Хеллера и снова обратился к ней: — Где ты его откопала, Мэри? Ты что — уже воруешь детские коляски?

– Гарви, ты должен любой ценой достать мне мою дозу! Одну-единствснную, Гарви. Пожалуйста, Гарви, уж ты постарайся!

– Ну, Мэри, ты же знаешь, что федеральный агент подчистил здесь абсолютно все. И он говорит, что так будет продолжаться, пока ей не начнут выделять пятьдесят процентов всего оборота. Сейчас у нас здесь все выметено подчистую.

Девушка мучительно застонала:

– Гарви, а может, ты дашь мне из собственного запаса? Прошу тебя, Гарви.

Он только покачал головой и выразительно развел руками. Но тут у девушки возникла новая идея.

– А может, какие-то запасы сохранились в Линчберге? Послушай; Гарви, продай этому молодому человеку машину. Я усилил громкость приемника, чтобы не пропустить воя полицейских сирен, если патрульные машины направятся в эту сторону. Я был уверен, что они обязательно приедут туда. Ведь чем скорее эти идиоты пустятся в погоню, тем меньше будет шансов у беглецов и тем ближе станет час моего торжества.

Идея продать машину явно пришлась по душе Гарви Ли — другу потерпевших аварию. Он сразу же приступил к делу.

– Поглядите только на этот «датсун»! Его срочно хочет приобрести другой человек, но, если вы его берете, я того сплавлю. Это модель В210. И на счетчике у него всего лишь каких-то семьдесят тысяч миль, а к тому же это выпуск позапрошлого года. И всего лишь семь тысяч долларов! А кроме того, я заправляю его пятью галлонами бензина без всякой дополнительной оплаты. Машина была самой настоящей развалиной, одно из колес ее вообще было свернуто в сторону. Да, этот продавец явно знал свое дело. Да и цену он назначил, всего вдвое превышающую стоимость новой машины той же модели. У меня сразу появилось желание сделать ставку на него. Очень может быть, что он оставит Хеллера без цента в кармане — ведь у Хеллера всего-навсего две тысячи.

– Думается мне, — протянул Хеллер с жутким виргинским акцентом, — что у вас найдется что-нибудь подешевле.

– Ну что ж, конечно, можно будет что-нибудь подыскать. Вот, например, этот «форд-пикап». Не упускайте удачи. Ничего плохого, не думайте — просто на нем вывозили удобрения на поле, но для вас я его быстренько вымою. Пять тысяч, и вы...

– Гарви, — вмешалась девушка, — тебе лучше поторопиться. Нам нужно уехать в считанные минуты.

Хеллер внимательно разглядывал выстроенные в ряд развалины. В самом конце стояла огромная машина светло-серого цвета. Он подошел к ней. Машину покрывал плотный слой пыли.

– А как насчет этой? Да и цвет такой, что ее не разглядишь издалека!

– Слушай, парень!.— воскликнула Мэри. — Это не то, что тебе нужно. Знаешь, сколько он жрет бензина! На одном галлоне и восьми миль не пройдет. Гарви поспешно встал между ними. Он явно не хотел допустить, чтобы сорвалась такая сделка.

– Да, парень, вижу, что у тебя на машины наметанный глаз. Да ведь это «кадиллак», модель «броэм купе элегант»! Это одна из самых скоростных моделей. Выпуск 1968 года! Его производили еще до появления всех этих борцов за охрану окружающей среды, а тогда не разменивались по мелочам. Да тут под капотом сидит пятьсот лошадок. — Он с гордостью поглядел на машину.

– Лошадей? — переспросил Хеллер. — Да вы, наверное, смеетесь надо мной. Давайте-ка поглядим!

Гарви подошел к передку и не без труда поднял крышку капота огромной машины. Мотор был просто необъятных размеров. Однако выглядел он довольно прилично.

– Сжатие здесь десять с половиной к одному, — сказал Гарви. — Просто пожиратель огня.

– А что он пожирает, какой огонь? — спросил Хеллер.

– Огонь? Ты, наверное, спрашиваешь об октановом числе?

– Нет. Горючее. Какое горючее она сжигает? Вы сказали, что машина работает на огне. А что сгорает в ней?

– Да о чем это ты, черт побери... Горючее, малый. Бензин!

– Химический двигатель! — Известие это привело Хеллера в полный восторг. — Надо же, какая встреча! А горючее твердое или жидкое?

– Слушай, этот парень что, работает где-то клоуном? — обратился совершенно ошарашенный Гарви к Мэри.

– Продай ему какую угодно машину, только побыстрее! — выкрикнула Мэри, не сводя испуганного взгляда с ведущей к городу дороги.

– Послушай, парень, машина в безупречном состоянии, и принадлежала она леди — старушке крохотного роста, которая вообще никогда ею не пользовалась.

– Да брось ты трепаться, Гарви! — завопила Мэри.—Ты (...), отлично знаешь, что принадлежала она Богомольному Питу, проповеднику на радио, пока его наконец не повесили! Продавай эту (...) машину! Нам нужно ехать!

– Отдаю всего за две тысячи долларов, — с отчаянным видом объявил Гарви.

– Гарви! — выкрикнула девушка. — Только неделю назад ты сказал мне, что не можешь сплавить ее даже на свалку металла. А ты, парень, не давай морочить себе голову! Шесть месяцев стоит у него тут эта штука, и он ее только для того и использует, чтобы (...) местных знаменитостей, потому что в салоне есть занавески!

– Полторы тысячи, — сказал Гарви, впиваясь взглядом в Хеллера.

– Двести долларов! — выкрикнула девушка.

– О Мэри...

– Двести долларов, или я все расскажу твоей жене!

– Ладно, двести, — убитым тоном подтвердил Гарви.

Хеллер вытащил пачку денег и стал возиться с купюрами, разбираясь попутно в их достоинстве и цвете, сверяясь с напечатанными цифрами.

– Погоди-ка, — сказал Гарви, лихорадочно отыскивая пути к отступлению. — Я же не могу продать ему машину. Он несовершеннолетний!

– Выписывай документы на мое имя и поторапливайся!

Гарви вырвал две сотни из рук Хеллера, прихватив примерно еще столько же на гербовые сборы и налоги. Потом все с тем же раздраженным выражением лица выписал свидетельство о покупке на имя Мэри Шмек.

Я снова усилил громкость. (...) бездарную полицию. Должно быть, эту парочку разыскивают где-то в другом месте, как это и заведено у полиции. Не может быть, чтобы они до сих пор не обнаружили искалеченные тела двух своих коллег. Гарви так и оставил капот открытым. Распахнув дверцу, он снял машину с ручного тормоза и уже подошел сзади, чтобы вытолкать машину, но вдруг опомнился, решив, что ночь слишком душная для такой работы. Он зашел в свою конторку и вскоре вышел с ключами. Потом он сел наконец за руль и включил зажигание. Мотор взревел, но скоро заработал очень ровно.

– Надо же, завелась! — воскликнул он с самым искренним изумлением. — Должно быть, аккумулятор очень хорош.

– Заправь ее! — крикнула девушка. — Проверь уровень масла, воду и колеса.

Гарви подогнал машину к колонке. Там он заодно проверил наличие тормозной жидкости, масла и прочего и, убедившись, что все в норме, выключил зажигание. Он подлил в радиатор немного воды. Масло было на нужном уровне, и, судя по выражению лица Гарви, его это открытие не обрадовало.

– Можете брать, — сказал он. — Перерегистрацию номеров я проведу завтра.

Хеллер положил чемоданы на заднее сиденье. Девушка уселась на переднем и сама включила зажигание.

– Гарви, — крикнула она. — Ты еще должен нам пять галлонов бензина! Бак пустой!

Уже без всяких любезностей Гарви включил заправочную колонку. Тут ему пришла в голову новая идея:

– Мне разрешается отпускать бензин только полными баками. Это новое правило!

– О Господи, — простонала девушка, бросая очередной взгляд на ведущую к городу дорогу. — Ты еще не проверил состояние покрышек и не подкачал их!

Ворча себе что-то под нос, Гарви наполнил скаты из баллона со сжатым воздухом, после чего вытащил бензиновый шланг из бака и закрыл бак крышкой.

– С вас сорок долларов! — объявил он. — Цена на бензин снова повысилась, и мы еще не успели проставить на ценнике новую. Хеллер расплатился. Девушка взяла бумаги, расписалась на документе о перемене владельца и бросила их Гарви.

– А теперь мотаем отсюда к чертовой матери!

Хеллер, по-видимому, приметил, как Гарви трогался с места. Он повернул ключ зажигания, и мотор заработал.

– Ага, значит, так говорят лошади.

– Ладно, парень, кончай свои шуточки, — отозвался Гарви.

– Еще один последний вопрос, — сказал Хеллер. — А вы не объясните, как на ней летают?

У Гарви глаза полезли на лоб.

– Ты что, не умеешь водить машину?

– Ну, не умею, — признался Хеллер. — Во всяком случае, мне не известны химические двигатели марки «броэм купе элегант», — добавил он, желая во всем оставаться точным. — У которой пятьсот лошадей.

– О Господи, — только и смог прошептать в ответ на это признание Гарви. Но он тут же вновь оживился. — Да ведь здесь автоматическое переключение передач. Главное — ставить рычаг на нужное место. А когда будешь останавливаться, переводи рычаг на надпись «парковка». «N» означает нейтральную скорость, и на нее можно вообще наплевать. «L» означает малую скорость, и тебе никогда не придется ею пользоваться. «D» означает движение на первой скорости. Ты и ею почти не станешь пользоваться. Вот второе «D» — это как раз то, что тебе нужно. Теперь о педалях, что расположены внизу — вон там... нет, я говорю о другой. Это ножной тормоз, и ты давишь на него, когда хочешь остановиться. Вот эта штуковина, что слева от тебя, — ручной тормоз, и им нужно пользоваться, когда ты останавливаешься на склоне холма. А та педаль, которая на полу, — это акселератор. Его жмешь для того, чтобы ехать быстрее. Мотор оглушительно взревел, потому что Хеллер нажал именно на эту педаль.

– Да не перегазовывай так! — рявкнул Гарви. Мотор сбросил обороты. — Ну вот, видишь, как просто. Все понял? До меня донесся прерывистый вой полицейской сирены.

– А это, наверное, руль, да? — спросил Хеллер, касаясь рулевого колеса.

– Да! Да! Ты поворачиваешь его вот так, и машина идет вправо, поворачиваешь в другую сторону, и машина идет влево. Погоди, я забыл тебе сказать, как пользоваться освещением. Вот этой кнопкой включается свет... Нажми на нее!

– Рвем отсюда! — вскричала девушка.

Гарви продолжал держать руку на опущенном стекле окна.

– Слушай, парень, эта машина легко набирает сто тридцать миль в час. Если ты уедешь и разобьешься насмерть, не возвращайся ко мне с претензиями!

– Господи! — воскликнула девушка. — Полиция рядом!

И полицейские прибыли! Две машины. Первая развернулась на повороте и въехала на выставку подержанных машин. Водительвторой машины увидел беглецов рядом с колонкой и свернул прямо к ним.

Хеллер включил скорость «кадиллака» и тут же нажал на акселератор. Машина рванула так, что ему чуть голову не оторвало. «Кадиллак» помчался прямо на столб с дорожным знаком. Хеллер крутанул руль. «Кадиллак» вылетел на обочину. Хеллер выправил руль, но перестарался и опять оказался на обочине, но уже с другой стороны дороги. Он снова откорректировал курс, и машина двинулась в северном направлении. Сейчас он занимал центральную часть шоссе. Какой-то древний грузовик двигался им навстречу.

– Держись правее! — взвизгнула девушка.

Хеллер вильнул вправо, под колесами застучал гравий, но он тут же снова выбрался на бетон.

– Езжай по правой стороне! — крикнула девушка.

– Запомню, — кратко отозвался Хеллер.

За их спинами две полицейские машины начали дикую гонку преследования. Дичь была им прекрасно видна, а включенная сирена и проблесковые огни объявляли об этом всем и каждому. Я улыбнулся с чувством глубокого удовлетворения. Хеллер попадет в тюремную камеру намного раньше, чем я мог ожидать. Шефы полиции не так-то легко спускают тем, кто укладывает их сыновей в больницы. У них к тому же не так-то и много полицейских в таком маленьком городке. Мне вовсе не нужно было слышать их переговоры, чтобы понять, что в одной из машин сидел сам шеф собственной персоной. Полицейские же машины ничуть не уступают в скорости этому «кадиллаку». А шеф полиции дела так не оставит. В чем, в чем, но в этом можно быть уверенным.

 

ГЛАВА 4

 

Выворачивай на боковую дорогу! — закричала во весь голос Мэри Шмек. — Она пересекается с шоссе номер двадцать девять. А двадцать девятое нас приведет в Линчберг! Правый поворот был чуть впереди. Хеллер рванул руль влево. Послышался визг покрышек. Машину занесло. Хеллер, проводя маневр и выворачивая руль в нужном направлении, счел нужным объяснить Мэри:

– Видите? Эффект центрифуги. Он очень высок.

– Что? — не поняла Мэри.

– Его нужно гасить заранее, — сказал Хеллер, направляя быстро мчащуюся машину по узкой двухполосной дороге.

– На этой дороге и на двадцать девятой нет таких постов, с которыми они могли бы связаться по радио и выставить перед нами заслон.

Страшно визжа тормозами, «кадиллак» прошел очередной поворот. Машину качнуло, свет фар мелькнул по проносящимся мимо деревьям.

– Машины эти сконструированы так, что изменение угловой скорости может преодолеть сцепление с поверхностью дороги за счет фрикции. Плохо рассчитана балансировка.

– Ты, парень, лучше жми на газ! Они от нас в пределах выстрела.

Пролетающие мимо деревья сливались в сплошную туманную полосу. Огни преследующей их полицейской машины вспыхивали в зеркале заднего обзора. Она приближалась.

– Уже скоро граница округа, — сказала Мэри. — Может быть, они прекратят погоню, когда мы пересечем ее. Жми на газ, парень! У тебя всего семьдесят миль на спидометре. Фары высветили упреждающую надпись у дороги: «Впереди мно жество крутых поворотов».

– Значит, так, — сказал Хеллер, — если сбрасывать скорость перед поворотом с использованием тормоза, а потом нажимать педаль газа, одновременно отпуская тормоза, то дополнительная компенсация может быть получена за счет самого поворота. До меня это только сейчас дошло!

Раздался выстрел. Пуля ударила куда-то в заднюю часть автомобиля, и он чуть вздрогнул от удара. Перед машиной на спуске открылся крутой левый поворот. Свет фар уже не попадал на шоссе. Хеллер притормозил.

– Ну вот, я уже начинаю осваиваться, — сказал он.

Мотор взревел, тормозные колодки разжались. Машина буквально ринулась по кривой, решительно набирая скорость. Раздался визг шин по асфальту, но это уже не было страшно. Стрелка спидометра приближалась к девяноста. За их спиной послышался визг покрышек и тормозов полицейской машины.

– Тут впереди еще много таких поворотов, — сказала Мэри. — Я поищу в бардачке, нет ли там дорожной карты.

– Мне она не нужна, — сказал Хеллер. — Я уже все посмотрел в геологической карте.

Новый крутой поворот замаячил перед ним. Хеллер нажал на тормоза так, что Мэри чуть не выставила головой ветровое стекло. Мотор взвыл. Тормоза были отпущены, и машина пулей пронеслась по повороту.

– Господи, парень, да ты уже набрал девяносто! — После этих слов послышался какой-то металлический звук. Должно быть, Мэри решила все-таки застегнуть ремень безопасности. Хеллер бросил беглый взгляд на проносящиеся мимо деревья.

– Нет, вы ошибаетесь, — сказал он. — Мы идем сейчас со скоростью всего восемьдесят шесть миль в час,. — Он снова затормозил, а потом опять нажал на газ, и машина проскочила еще один поворот. — Но, знаете, я вскоре смогу выжать из нее все, на что она способна, — заверил девушку Хеллер. — О! — воскликнул он, глянув на переключатель скоростей. — Рычаг ведь все это время стоял на первом «D». Неудивительно, что мы еле плелись! — И он перевел рычаг на скоростной режим. Но преследователям все же удалось сократить расстояние между ними. Короткий отрезок совершенно прямой дороги лежал впереди. В зеркале заднего обзора было видно, что фары полицейской машины неотвратимо приближаются.

– Зря они расположили сиденья совсем рядом с педалями. Ноги просто невозможно распрямить, — сказал Хеллер.

– С левой от тебя стороны под сиденьем есть кнопки, с помощью которых сиденье отводится назад.

Сквозь рев мотора я услышал шум механизма, откатывающего сиденье назад. Огонек выстрела мелькнул в зеркале заднего обзора. Пуля, должно быть, ударила в полотно дороги — она срикошетила, и свист ее я услышал раньше, чем звук выстрела.

– Ну что же ты плетешься так медленно, «кадиллак» «броэм купе элегант»? — с мягким укором проговорил Хеллер. — Разве я держу ногу на тормозе? — Он даже поглядел вниз. Тормоз нажат не был.

На подъеме машина так рванула вперед, что колеса ее чуть не оторвались от земли. Мимо пролетела предупреждающая надпись: «Здесь вы выезжаете из округа Хэмден».

– Нет, вы только поглядите на этих (...)! — проговорила Мэри, когда они проехали еще немного. — Эти олухи как ни в чем не бывало пересекают границу округа. Неужто они не знают, что это серьезное правонарушение? Полицейские машины чуть поотстали. Передняя включила боковой прожектор.

Мимо пролетел какой-то сарай. Хеллер нажал на тормоз, а потом почти сразу же бросил машину в новый поворот.

– А для чего эти многочисленные кнопки на панели управления? Нет ли у вас там инструкции по применению?

– Нет. — В боковом поле зрения мелькнул силуэт руки Мэра — Но я и без инструкции могу тебе многое объяснить. Вот это — кондиционер. Это — печка обогрева. Вот этим рычажком устанавливается нужная температура внутри машины. Это — наружная антенна, но она выдвигается автоматически, как только ты включаешь приемник. Вот тут шкала радиоприемника. С диким грохотом машина влетела в проезд между загонами для скота. Вой полицейской машины также усилился, отражаемый изгородью по сторонам.

– Вот эти кнопки — автоматический выбор станций.  Каждой станции соответствует определенная кнопка. Ты находишь нужную, а потом нажимаешь одну из кнопок.  Потом можешь включать приемник. Однако, включая его, ты каждый раз будешь попадать на волну той же станции, просто нажав эту кнопку.

– А вы очень много знаете об автомобилях, — заметил Хеллер.

– У меня когда-то был собственный.

Какой-то грузовик медленно выполз из ворот прямо перед их носом. Хеллер рванул руль. Они с шумом прокатились по гравию на обочине, машину качнуло, но Хеллер снова вернул ее на дорогу.

– А вы ведь не из этих мест, не так ли? Я это заметил по вашему выговору.

Я быстро сделал у себя пометочку. В разговоре с девушкой его виргинский акцент постепенно уступил место выговору жителя Новой Англии. Ага! Нет ли тут нарушения Кодекса? Хеллер тем временем попеременно жал то на тормоза, то на газ, беря очередные многочисленные виражи. Мимо пролетали изгороди. Он успел случайно наткнуться на ножной переключатель света и включил свет ходовых огней. Полицейские машины шли, отставая всего на несколько сотярдов и подымая немалый шум.

– О, я родилась в семье, многие поколения прожившей в Виргинии, тут ничего не скажешь, — проговорила Мэри. Она все время терла глаза и сморкалась в подол своей короткой юбки. — Родители мои занимались фермерством. Им не хотелось обрекать меня на такой тяжелый труд.

Машина с воем вошла в новый вираж.

– Нет, мне просто необходимо принять дозу, — сказала Мэри, высморкавшись в очередной раз. — Во всяком случае, отец и мать поскребли по сусекам и набрали достаточно средств, чтобы отправить меня учиться в женский колледж Бассарда — в тот, что немного выше по Гудзону от Нью-Йорка. Они с грохотом промчались по деревянному мосту и взлетели на холм по другую его сторону. Почти сразу же послышался и рев полицейской машины на мосту.

– Похоже, что ты — вполне приличный парень, — сказала она. — Так вот, я должна дать тебе один полезный совет. Постарайся любой ценой получить диплом. При существующих порядках работу тебе дадут не потому, что ты что-то знаешь или умеешь. Главное — диплом, корочки, как говорится. Это единственная вещь, с которой у нас считаются. Никто тебя и слушать не станет, если у тебя нет этого клочка официальной бумаги.

– Необходимо иметь диплом, чтобы хоть кто-нибудь стал разговаривать с тобой, — проговорил очень раздельно Хеллер, как бы запечатлевая слова в памяти. Один из полицейских автомобилей прибавил скорость, его передний бампер почти сравнялся с задними колесами «кадиллака». Послышался щелчок, а потом голос из мегафона:

– Прижмитесь к обочине и остановитесь (...) (...)! Вы арестованы!

Подчиняясь рулю Хеллера, задний бампер «кадиллака» угрожающе придвинулся к передним колесам патрульной машины. Сидевший за рулем полицейский резко затормозил. Хеллер выровнял «кадиллак» и нажал на акселератор.

– Ну, и удалось вам получить свой диплом? — спросил Хеллер.

«Кадиллак» тем временем спускался к броду через небольшой ручей. Вода фонтанами взвилась в воздух по обе стороны машины. Мотор взвыл, вынося машину на крутой противоположный берег.

– О да, — сказала Мэри. — Кстати, нужно еще и получить ученую степень если уж хочешь чего-нибудь добиться. Я, например, являюсь дипломированным и официально утвержденным доктором философии. У меня даже в сумочке лежит докторский диплом. Я тебе его обязательно покажу при случае. Доктор философии в области психологических наук, вот так вот. На подъеме машина чуть было не взвилась в воздух.

– Психология? — спросил Хеллер. — А что это такое?

– Целая куча собачьего (...). Все это сплошное жульничество. Они при помощи всяческих ухищрений заставляют вас думать, что вы — ничто, просто набор дурацких клеток, животное. Они-то могут делать что угодно. Но вам они вбивают в голову, будто вы — никто и ничего в этой жизни, ровным счетом ничего, не в состоянии изменить. У них даже считается строгим научным фактом, что само сознание построено на сплошном обмане и жульничестве. Ну кому, скажи на милость, придет в голову слепо следовать их дурацким концепциям? А они требуют именно этого. Я оцепенел от возмущения. Мое зарождающееся было сочувствие к ней было вдребезги разбито таким непониманием сути предмета. Да это же откровенная ересь! Святотатство! Циничное безверие! Она попросту не уважает святынь! Редчайший образчик асоциального поведения. «Кадиллак» мчался по ухабистой дороге. Вой полицейской сирены вновь нарастал.

– Я числилась среди первых студентов, — сказала Мэри, — но каждый раз, как кто-нибудь из профессоров (...) со мной, он твердил, что следует быть более ориентированной на либидо. Вот они и держали меня для этого на наркотиках. Ну сам посуди — если эта их психология так хороша, то почему, скажите на милость, все преподаватели ее такие кретины?

Хеллер вел сейчас «кадиллак» по какой-то грязной проселочной дороге. Стрелка спидометра замерла на ста милях. Мэри снова вытерла слезы и высморкалась.

– Они там все проповедуют свободную любовь, понимая ее как освобождение от платы. Еще одна пуля ударилась об асфальт и со свистом улетела куда-то.

– И при этом все они никуда не годные (...). Я думаю, что это происходит от преувеличенного представления о своих эротических возможностях, что со временем приводит к полному исчезновению их. Но они твердят, что это — результат их самоотверженных трудов. Да уж, они неплохо трудятся над тем, чтобы превратить любое студенческое общежитие в самый настоящий бордель. Послушай, ты ведь сейчас чуть не врезался в ту корову.

– Но если уж вы получили диплом, — не унимался Хеллер, — то как же вышло, что вы все-таки не смогли найти себе работу?

Мимо пронеслось огромное табло с надписью: «Внимание! Тихий ход! Впереди пересечение с федеральным шоссе номер 29». Хеллер затормозил. Потом мотор взревел. Отпустив тормоза, он вылетел на четырехполосное шоссе номер 29.

– Так ведь никто из нормальных людей не желает иметь дела с психологами. Зачем они им? Единственно, кто пользуется услугами психологов, — это правительственные органы. Там полагают, что они нужны для того, чтобы оболванивать детей, защищать банкиров и бороться с диссидентами. Правительство считает, будто с помощью психологов можно держать народ в узде. Смехотворная затея!

Вслед за ними на шоссе выехали и полицейские машины. У дороги появилась надпись: «Линчберг — 20 миль».

– Господи, я надеюсь, что смогу добыть себе дозу в Линчберге, — сказала Мэри.

«Кадиллак» начал набирать скорость.

– А правительство не предлагало вам работу? — спросил Хеллер. Шум мотора перешел в самый настоящий вой, который очень затруднял подслушивание разговора.

– Разумеется, предлагало, — отозвалась Мэри. Потом она снова высморкалась и попыталась сдержать зевок. Повернувшись, она пристально уставилась на Хеллера. — Послушай, парень. Очень может быть, что я воровка. Может, я к тому же потерявшая человеческий облик наркоманка. Пускай и проститутка. Может, я больна целым набором неизлечимых болезней. Но не смей считать, что я пала настолько низко, чтобы работать на это (...) правительство! Неужели ты думаешь, что я собираюсь стать параноидальной шизофреничкой подобно всем тем парням? Подумав о Ломбаре, я решил, что в словах ее очень может быть какое-то рациональное зерно. Постепенно у меня начало формироваться более терпимое отношение к ней, несмотря на все ее отступничество. Внезапно мне припомнилось, как хитроумно она провела операцию с Гарви Ли и как ловко вынудила его расстаться со своим бесподобным «кадиллаком». Тут явно просматривался почерк опытного психолога. А разве она не воспользовалась, и весьма удачно, шантажом? Нет, слова ее только восстановили и укрепили мою веру в психологию. Четыре полосы движения в направлении Линчберга были отделены вдоль шоссе широкой разделительной полосой от четырех полос движения в противоположном направлении. Через довольно большие промежутки в разделительной полосе встречались разрывы, что позволяло азворачиваться и ехать в противоположном направлении, не съезжая с шоссе.

Федеральное шоссе номер 29 на этом участке шло по сильно пересеченной местности с множеством подъемов и спусков. Преодолевая очередной подъем, «кадиллак» взлетал и, казалось, зависал в воздухе.

– Ну а теперь, двигатель на химическом топливе, именуемый «броэм купе элегант», время и тебе тряхнуть стариной! — ласковым тоном проговорил Хеллер.

Мелькнула и скрылась позади таблица с надписью: «Пересечение с федеральной автострадой номер 699 — 1 миля».

Полицейские машины можно было легко разглядеть в зеркале заднего обзора.

Мотор «кадиллака» уже не ревел, а выл.

– Господи! — воскликнула Мэри. — Ты уже выжал все сто двадцать миль!

Стрелку спидометра зашкалило на цифре 120.

– Мы сейчас движемся со скоростью сто тридцать пять миль, — поправил ее Хеллер.

Пролетел мимо ограничитель скорости: «65 миль/час». И еще один знак: «Движение под контролем радара».

Машина промчалась мимо поворота на федеральную автостраду номер 699. Поток машин, движущихся за разделительной полосой в противоположном направлении, был довольно густым. Грузовики натужно ревели, взбираясь на очередной подъем. «Кадиллак» мчался все быстрее. На подъемах он, казалось, зависал на мгновение в воздухе и очертя голову бросался вниз. Машины полицейских исчезли за подъемом. Хеллер внимательно следил за разделительной полосой, выискивая место для разворота.

– Держитесь! — резко скомандовал он.

Мэри обеими руками вцепилась в поручни сиденья. Хеллер нажал на тормоз. Отпустил его и сразу дожал акселератор до пола. Потом резко повернул рулевое колесо влево. Машину чуть занесло, завизжали покрышки, и «кадиллак» проскочил в разрыв в разделительной полосе. Почти не сбавив скорости, автомобиль мчался теперь в противоположном направлении.

Чуть впереди шел огромный автофургон, который как раз собирался обгонять какую-то машину.

Хеллер нажал на тормоза и занял место справа от фургона. Скорость «кадиллака» упала до жалких пятидесяти пяти миль. На противоположной стороне автострады два полицейских автомобиля с ревом преодолевали подъем. Мелькнув на вершине, они помчались вниз, по-прежнему держа путь на Линчберг и спеша как на пожар. Огни проблескового фонаря исчезли. Постепенно затихал и вой сирены. Полицейские попрежнему шли в северном направлении.

– Ну вот, — сказал Хеллер, когда машина двигалась уже с нормальной скоростью, — а теперь мы свернем на автостраду номер 699. — Поворот оказался совсем рядом, и они спокойно свернули. — Мы доедем по этой дороге до пятьсот первой, а по ней запросто доберемся до Линчберга.

– Господи, — сказала Мэри. — Надеюсь, что это будет скоро, мне до зарезу нужно получить свою дозу.

 

ГЛАВА 5

 

К огда они выехали на пятьсот первое шоссе, я облегченно рассмеялся. Вот уж типичный дилетант! Да ведь теперь номер их машины будет сообщен из Линчберга во все штаты, лежащие к северу от этого городка. И Хеллер послушно и покорно, как телок на бойню, катил преспокойно именно к этому городу, где его, несомненно, поджидали. Я был абсолютно уверен, что его выследят и схватят в этом городе или даже на подъезде к нему. Военный инженер Флота его величества! Их там вообще не учат ничему полезному, что может хоть как-то пригодиться в жизни. Да ведь любой человек, обладающий хоть крупицей здравого смысла, сразу же поехал бы в противоположном направлении. Ну хотя бы выехал на скоростную автостраду, ведущую в Калифорнию. Но наш герой в этот самый момент въезжал, не торопясь и, кажется, абсолютно не волнуясь, на окраину города. Огромная неоновая вывеска оповещала всех и каждого:

МОТЕЛЬ «БОЛЬШАЯ РАДУГА».

ВСЕГДА СВОБОДНЫЕ НОМЕРА

Хеллер остановил машину у здания конторы. Мэри очередной раз наспех высморкалась в подол.

– Будет лучше, если туда пойду я, — сказала она.

Хеллер открыл дверь и помог ей выбраться из машины. А потом пошел следом за ней. Именно то, чего я и хотел. Часы на стене в холле показывали, что по местному времени было без четверти двенадцать. Седой клерк сидел за конторкой и что-то старательно заносил в книгу. Он напомнил мне старшего клерка Ломбара, и я сразу же решил, что человек этот наверняка очень неприятен в общении. Мэри прямиком направилась к конторке. Выглядела она просто ужасно.

– Мистер, — обратилась она к клерку, — не скажете ливы, где я могла бы приобрести однодолларовый пакетик или где следует его поискать? Мне он сейчас нужен просто до зарезу!

Клерк поднял голову и уставился на нее глазами-буравчиками.

– О, я весьма сожалею, мэм. Ничем не могу помочь, мэм. — Он с виноватым видом поглядел на Хеллера. — Это все местная федеральная служба. Весь серьезный товар они отобрали у всех еще на прошлой неделе. Они говорят, что придержат его до тех пор, пока не поднимется цена, и уже только после этого его снова выбросят на рынок. — Он снова обернулся к Мэри: — Весьма сожалею, мэм, очень сочувствую вам!

Мэри била мелкая дрожь. Клерк обратился к Хеллеру

– Но все же комнату я мог бы вам сдать. Может, это немного позволит расслабиться.

– Да, комнату было бы отлично, — сказал Хеллер.

Седой клерк потянулся за ключом.

– Вам комнату на часок или на всю ночь? Леди выглядит не очень, но я возьму с вас недорого,

– На ночь, — сказал Хеллер.

– Тогда с вас сорок долларов.

Хеллер отдал деньги, и старый клерк вручил ему ключи от номера.

– Тридцать восьмой номер, флигелек на задах этого дома. Желаю вам хорошо провести время. — И он снова сунул нос в свои книги.

Вот (...)! Он не заполнил регистрационную карточку. Да, я отлично знал работников этого типа. Сейчас он провернул сделочку в свою пользу. Жулик! Он обобрал своего хозяина на стоимость ночлега в отличной комнате. Не зря он напомнил мне старшего клерка в офисе Ломбара. Как он подвел меня своей алчностью!

Странное имя Хеллера и номер его машины не будут теперь фигурировать ни в каких документах. Поведение клерка возмутило меня до глубины души. Он ведь просто нечестный человек! Вот и доверяй после этого людям.

Хеллер тем временем сел в машину и после некоторой заминки, вызванной тем, что он, видимо, не сразу сообразил, как двигаться задним ходом, благополучно поставил ее в открытый гараж. Машина не вся уместилась под навесом, и задняя ее часть заметно выступала из-под него.

Состояние Мэри было просто паршивым. Она все время судорожно зевала. Чуть ли не на ощупь она пробралась к боковой дверце машины, но тут ее внимание привлекла выступающая из-под навеса задняя ее часть. Казалось, что к ней возвратились прежние силы.

– Погоди, — сказала она, — задок машины явно выпирает из-под навеса. Кто-то может обратить внимание на номер.

Вот (...)! Она пошарила вокруг и нашла старую газету, валявшуюся на грязном полу. Заставив Хеллера открыть багажник, она заложила в щель газету и расправила ее таким образом, чтобы изрядный кусок газеты высовывался из-под захлопнутой крышки. Это можно было принять за обычную небрежность при выгрузке багажа, однако газета полностью закрыла номерной знак.

– От шлюх в жизни мотелей не бывает никаких секретов, — пробормотала Мэри.

Хеллер опустился на колени у багажника и, приподняв газету, заглянул под нее.

– Ого! Смотрите — на номерах отверстие от пули. — И он присмотрелся повнимательнее. — Вроде бы ничего другого она не испортила. — Он встал. — Значит, вот как выглядит пулевое отверстие.

Очень мне хотелось бы, чтобы я мог показать ему точно такое же в голове этой (...) Мэри! А еще лучше — в его собственной! Он проводил Мэри в номер, а потом туда же притащил и багаж. В комнате стояли две кровати. Мэри сняла туфли. На большее ее не хватило, и после нескольких бесплодных попыток хоть как-то привести себя в порядок она бессильно опустилась на кровать.

– Мне жутко хочется спать, — сказала она. — Знаешь, парень, если будешь настаивать, я не возражаю, мне это полностью безразлично — уже больше года я не испытываю ровным счетом ничего. Но я бы тебе не советовала. Ты хороший парень, и мне не хотелось бы наградить тебя какой-нибудь гадостью.

– Послушайте, — сказал Хеллер. — У вас просто ужасное состояние. Неужто на этой планете нет врачей, больниц или еще чего-нибудь в этом роде?

О, отметил я про себя и тут же аккуратно сделал запись в своем блокноте. Рано или поздно он наверняка проболтается, чем допустит нарушение Кодекса. Ведь он такой неподготовленный!

– Послушайте, — продолжал настаивать он, осторожно тряся ее за плечо, — я полагаю, что вам просто необходима квалифицированная помощь. Не следует ли мне отвезти вас в больницу? Они обязательно должны быть здесь. Тут вообще все люди выглядят больными.

Мэри в ярости вскочила с постели:

– Не смей заводить со мной разговора о врачах! Ни слова, прошу тебя, о больницах. Они же просто убьют меня.

После этого Хеллер прекратил свои попытки. Неожиданный приступ энергии имел продолжение. Мэри достала из-под кровати свой чемодан и раскрыла его. Порывшись в нем, она вытащила шприц с иглой и присела на краешек кровати. Трясущимися руками она разобрала шприц, извлекла из него поршень и сунула в стеклянный цилиндр мизинец. Она попыталась соскрести остатки налета со стенок цилиндра, но там просто нечего было соскребать. Потом она попыталась пососать иглу, но только укололась.

– Ох, — жалобно простонала она, — да ведь вчера я уже все это Проделывала. Тут нет ни капли! — И она бросила сумку на пол.

– А что это за вещество, которое нужно вам для дозы, как вы говорите? — спросил Хеллер.

– О Господи, до чего же ты еще глупый и наивный мальчишка! Да как эту гадость только не называют. Важно то, что если я не достану ее хоть немного, то просто умру. — Она прижала руку к груди. — Мой бедный моторчик просто отказывается работать.

Видимо, на этот взрыв энергии у нее ушли последние силы. Она рухнула на кровать. Хеллер поднял с пола ее ноги и аккуратно уложил ее в постель. Потом он подобрал с пола сумочку и футлярчик со шприцем, с любопытством понюхал пустой цилиндр и все это сунул в ее чемодан. Девушка тут же заснула. Я знал, как протекают циклы после отказа от приема наркотиков. У нее начиналась ломка, а вернее, она входила во вторую стадию ее — теперь наступит короткий период тревожного и беспокойного сна. Хеллер некоторое время молча приглядывался к ней. Потом тщательно обследовал всю комнату. Кондиционер работал, и он не стал к нему прикасаться. На телевизоре висела табличка: «Убедительная просьба не включать после полуночи». Его Хеллер тоже оставил в покое. Потом, присев на кровать, он разулся и внимательно осмотрел свои ноги. Тесной обувью он, разумеется, натер мозоли. Тогда Хеллер достал из небольшой сумочки компактную походную аптечку. Ага! Лекарства наверняка волтарианские — явное нарушение Космического Кодекса! Но тут я увидел, что это просто маленькая коробочка белого цвета с какими-то крохотными баночками без этикеток. И все, же я взял это себе на заметку. Он смазал мозоли и сунул сумочку в чемодан. На этот раз он пошире отворил крышку. Ого, оказывается, в чемодане были отнюдь не загруженные туда нашими агентами камни. Он был битком набит каким-то загадочным оборудованием. Я так и не сумел разглядеть толком, что там, поскольку свет падал не с той стороны, да и Хеллер не заглядывал внутрь. Я сделал заметку, что и здесь возможно наличие нарушения Кодекса. Эти два чемодана наверняка были полны самого различного оборудования волтарианского происхождения. Ничего удивительного, что они казались такими тяжелыми. Отбросив покрывало, Хеллер собрался было лечь спать, но тут же передумал и достал маленькую записную книжку и ручку. Быстрым и четким почерком он записал: «Необходимо иметь диплом, прежде чем Кто-нибудь станет с тобой разговаривать». Поразмыслив немного, он сделал следующую запись: «Психология — сплошное жульничество. Она не годится ни на что и не способна изменить хоть кого-нибудь. Она используется правительством в качестве инструмента осуществления контроля над населением». Внутри у меня весе закипело. Теперь уже он делает столь еретические записи. Ну погоди, Международная ассоциация психологов еще доберется до тебя! Электрошоком они напрочь выжгут тебе мозги, уж в этом-то они мастера. Они проявляют необычайную твердость, отстаивая свои позиции и монополию. А он в это время писал: «Кто-то организовал продажу некоего лекарства на всей планете, которое убивает людей». Ну, это известно здесь всем и каждому. Я только плечами пожал. Он воображает, будто сделал величайшее открытие. Да их толкают врачи. Наркотики толкают психологи. Правительство удерживает цену на них на высоком уровне. А мафия, Роксентер и множество других людей благодаря наркотикам становятся все богаче и богаче.

А почему бы и нет? Ведь население всей этой планеты состоит исключительно из подонков.

Но тут он сделал нечто такое, на что я никак не мог не обратить особого внимания. Каждую из своих записей он пометил в конце маленькой галочкой. Хорошо, пусть я полностью завалил все экзамены по математике, когда учился в Академии, но значение математических символов все же запомнил. А этот знак используется при составлении логических уравнений. И означает он следующее: «Постоянный фактор, который следует использовать в рационалистических дедуктивных теоремах». Вот он и попался! Он попался на использовании волтарианских математических символов на чужой планете, причем совершенно открыто. А это уже явное нарушение Кодекса. Запись об этом я дважды подчеркнул жирной линией. Если им не удастся поймать его, я это сделаю сам!

Он немного повозился со светом и наконец сообразил, каким образом его можно выключить. Мой экран потемнел, а вскоре ровное его дыхание подсказало мне, что Хеллер заснул.

 

ГЛАВА 6

 

День тянулся для меня бесконечно. Я уже встал и собрался было налить себе стакан бодрящей охлажденной сиры, как мне неожиданно пришла в голову одна мысль. Возможно, воспоминание о том, как Хеллер делал записи, и натолкнуло меня на нее. Он же вручил мне письмо для отправки! А я его до сих пор не обследовал.

Всегда чрезвычайно интересно тайно знакомиться с чужой корреспонденцией. А кроме того, я заслуживал некоторой компенсации за то, что не смогу лично присутствовать при аресте Хеллера, хотя и отлично знаю, что произойдет это в самое ближайшее время.

Я достал из кармана кителя письмо, полагая, что это наверняка слюнявое послание, адресованное графине Крэк, — как бы она взбесилась, узнав о том, что в данный момент Хеллер проводит ночь в тайно снятом номере в компании с явно больной проституткой. Я достал конверт, расправил его и поднес к свету. Оказалось, что он зеленоватого цвета, а в таких конвертах пересылают официальные бумаги. У меня сразу же волосы встали дыбом.

На конверте стоял четкий адрес:

 

Капитану Тарсу Роуку, Личному Астрографу Его Величества,

Дворцовый город, Волтар, Конфедерация Волтар.

Правительственное срочное. Да здравствуют Их Величества!

 

Оказывается, у него есть выход на самого Роука! Несмотря на потрясение, я постарался поскорее собраться с мыслями. Когда же он смог завязать знакомство с ним? И тут мне припомнилось, что капитан Таре Роук был на наших проводах. И Хеллер действительно Какое-то время беседовал с ним. Я не обратил на этот эпизод особого внимания, потому что так доверчиво принял подсунутый мне тот проклятый наркотик, этот опаснейший амфетамин-метедрин. Ясн, что это был тщательно разработанный заговор. Но я взял себя в руки. Итак, проведем анализ: Ломбар перед отлетом сказал мне, что Хеллер будет отсылать свои отчеты Великому Совету. Мне же предстояло перехватывать их и, отработав способ подделки, фальсифицировать и только потом отсылать адресату. И лишь после этого я получал возможность устранить Хеллера. Ну что ж, отлично. Пока что я все делаю правильно. Я честно выполняю свой долг. А это письмо — просто первый из докладов Хеллера. Он оказался настолько глупым, что воспользовался моими услугами в качестве передаточной инстанции на линии связи с Роуком, а это означает, что другой связи у него просто не имеется.

Итак, все идет как нельзя лучше.

Конверт был не только заклеен, но и запечатан. Но это не могло служить для меня препятствием. Пользуясь методикой, известной только Аппарату, и применяя специальный инструментарий, предназначенный именно для таких случаев, я вскрыл конверт так, что это не могло быть кем-либо замеченным. Вложенная в конверт бумага оказалась довольно крупного формата, но именно на таких листах ведется вся официальная переписка.

После обычных в таких случаях формальных приветствий в письме говорилось:

 

Как мы с вами и условились, только в том случае, если вы перестанете получать от меня ежемесячно аутентичные весточки, вы должны порекомендовать Его Величеству приступить к осуществлению второго альтернативного варианта.

 

Потом пошел обычный треп, где Хеллер говорил о том, что миссия может растянуться на значительный срок, что буксир в полете вел себя отлично, и выражал благодарность за высказанные капитаном Тарсом идеи относительно динамики развития полярных областей. Затем пошли воспоминания о том, как в одной из своих лекций капитан Таре высказал мысль, что в качестве источника энергии может быть использовано смещение оси планеты. Далее он интересовался, помнит ли капитан Баффи Джоупа, студента, который считал, что планетам следует вращаться вокруг своей оси помедленнее, чтобы у студентов оставалось больше времени на сон. Потом он заверял капитана Тарса, что справится здесь со своей задачей, но просил его держать все дела под своим строгим контролем. Прежде всего я обнаружил из письма, что Хеллер, оказывается, был одним из студентов Тарса Роука в астрографическом колледже, в котором капитан часто читал лекции. Тон письма явно указывал, что Хеллер принадлежал к той крайне неприятной категории студентов, которые нравятся преподавателям.

Второе, что я понял из письма, — тот несомненный факт, что через капитана Хеллер имел выход на его величество Клинга Гордого. И все же мне удалось подметить, что письмо было каким-то странным. Что-то здесь было не то, но что именно? Я сел, расправил перед собой письмо и включил настольную лампу.

Написано оно было не так, как пишутся обычные письма. Промежутки между словами были непомерно большими. Да и пространство между строчками было не одинаковым. Собственно, текст письма можно было спокойно разместить на половине его площади. Я почувствовал, что обливаюсь холодным потом. Подделать такое письмо? Да я чуть было не влопался в расставленную мне ловушку.

При написании письма был использован секретный трафарет. Делается это следующим образом. Лист письма покрывается листом из непрозрачного материала, который по размерам точно соответствует размерам писчей бумаги. Затем в непрозрачном материале вырезаются продолговатые отверстия. После этого трафарет снимается, а лист заполняется текстом, за исключением тех мест, которые совпадают с проделанными отверстиями. И только слова,вписанные потом в этих местах, и представляют собой текст подлинного послания. Все остальное — полная чепуха, написанная просто для заполнения места.

Чтобы прочесть такое послание, необходимо иметь точно такой же трафарет.

А у меня не было трафарета Хеллера! Но ведь пока я не добуду трафарета, я ровным счетом ничего не могу фальсифицировать. Скрытое в тексте послание просто не сойдется с трафаретом Роука. Шифровки, составленные таким образом, всегда можно узнать по тому, что для того, чтобы слова были написаны в строго опреде ленных местах трафарета, их необходимо расставить в строго определенных местах, а из-за этого и расстояния между строчками получаются неодинаковыми. Иногда письма просто превращаются в бессмыслицу из-за стремления заполнить случайными словами пространство вокруг ключевых слов. Но Хеллер хитер. Он придумал целую историю о каком-то студенте по имени Баффи Джоуп просто для того, чтобы иметь возможность воспользоваться множеством слов. Разумеется, день в Турции уже давно наступил. А ведь я еще и не засыпал. В отличие от этого (...) в Америке, который сейчас дрыхнул себе мирно в постели, не заботясь ни о чем, я был настоящим невольником своего служебного долга. А кроме того, все эти треволнения буквально подтачивали мое здоровье.

Неважно выспался я или нет, но я продолжал упорно трудиться. Всеми доступными мне способами я пытался обнаружить скрытое послание, чтобы потом самому вычертить такой же трафарет. В качестве ключевой фразы я сначала составил следующую:

«Грис меня преследует». Но ничего не получалось. Тогда я составил новую: «База на Земле битком набита опиумом». Но это тоже не сработало. По правде говоря, и не могло сработать, потому что слова эти вообще не встречались в тексте письма. Потом я придумал ключевую фразу: «Ломбар намерен совершить переворот на Волтаре при помощи наркотика», но ни имени Ломбара, ни слова «наркотики» в тексте не оказалось... А что, если трафарет сделан не для целых слов, а для отдельных букв?!

Целых два часа провел я в упорных поисках, с каждой минутой чувствуя себя все хуже и хуже.

Скоро я почувствовал, что мне просто необходим глоток свежего воздуха. Я вышел наружу, чтобы прогуляться немного по саду. Несколько человек из обслуги виллы кинулись врассыпную при моем появлении, но и это не исправило мне настроения. Я вернулся к столу и мужественно и самоотверженно снова принялся за дело.В конце концов я разрешил эту сложную задачу. Шифр составлен с использованием «ключевой фразы».

Ключевым, несомненно, было слово «аутентичное». Ведь Хеллер так и пишет открытым текстом об «аутентичных весточках». Они вместе с Роуком тайно пробрались на буксир — да, я припоминаю, они куда-то исчезали на время, — и договорились там относительно какой-нибудь ключевой фразы, такой, например, как «смещение оси планеты», а потом обменялись трафаретами. Если трафарет, наложенный на текст письма, не высветит оговоренную заранее фразу вроде «смещения оси планеты» или какую другую, о которой они договорились заранее, это будет означать, что послание не является аутентичным, а следовательно, оно подделано. А если такое аутентичное послание не поступит в оговоренный срок, то там прямо сказано, что Роук должен посоветовать его величеству приступить к осуществлению альтернативного варианта.

А это означает, что по Земле будет нанесен сокрушительный удар, который огнем и кровью затопит планету, уничтожив на ней все живое.

Если донесения Хеллера перестанут регулярно поступать адресату, тот безусловно поймет, что Хеллеру помешали и он потерпел неудачу. Следовательно, отсутствие таких донесений равнозначно сигналу к началу бойни на Земле.

Да будь она неладна, эта Земля! Если будет осуществлено вторжение Волтара на Блито-ПЗ, то все планы Ломбара рассеются как дым. А поскольку Великий Совет не имеет ни малейшего понятия о нашей стационарной базе здесь, то и ее сровняют с землей. Но самое главное, что и мне не избежать гибели. Уж этот тайный, приставленный ко мне агент Ломбара постарается прикончить меня в первую очередь, даже если меня и минует общая судьба. Итак, донесения Хеллера должны поступать регулярно.

Хотя, постойте... Если действия Хеллера окажутся успешными, то все связи Ломбара, налаженные на Земле, все равно оборвутся, а планы его рухнут. Потому что в первую очередь потерпит фиаско его ближайший сообщник.

Но если дело будет идти к тому, что Хеллер выполнит миссию и сумеет выправить положение с Землей, то и в этом случае тайный агент Ломбара наверняка расправится со мной!

У меня разыгрался приступ головной боли.

Проиграет Хеллер или выиграет, а результат один — Солтен Грис падет жертвой тайного агента!

Усилием воли я заставил себя сесть за стол и прекратить рвать на себе волосы. Я просто обязан спокойно разобраться во всем, все проанализировать и найти выход из создавшейся ситуации.

И вот, вертя в руке стакан из-под сиры, который, окончательно разозлившись, разбил о стену, я все-таки нашел выход.

Мне нужно во что бы то ни стало заполучить трафарет Хеллера. После этого я смогу фальсифицировать все что угодно и через Роука заставить Великий Совет уверовать в то, что Хеллер делает здесь свое дело, тогда как фактически он уже не сможет хоть чем-нибудь навредить Ломбару по той простой причине, что будет мертв.

– Погодите, погодите... Но ведь у меня нет этого трафарета. Вот в чем вся загвоздка. Итак, пока я не добуду трафарета, с Хеллсром не должно случиться ничего худого. А пока этот идиот спит сном праведника в двух шагах от автомобиля, украшенного пулевой отметиной, о номере которого оповещена полиция в нескольких штатах, дрыхнет себе спокойно, имея документы, выписанные на имя, которое заставит власти тут же бросить его в тюрьму как самозванца, — короче говоря, у меня на руках совершенно неподготовленный агент, ну просто напрашивающийся на то, чтобы его немедленно разоблачили.

Тут я начал молиться. О боги, не дайте чему-нибудь случиться с Хеллером, пока я не заполучил этот трафарет! Молю вас, ведь если что-то с ним случится, ваш покорный слуга Солтен Грис будет мертв. Плюньте вы на эту Землю и на погибель ее! Просто давайте не обращать на нее внимания. Позаботьтесь о бедном Солтене Грисе! Сжальтесь над ним! Молю вас!

 

ГЛАВА 7

 

По земному времени разница между тем, что действовало там, в Америке у Хеллера, и стамбульским, по которому жил я, составляла семь часов. Так что можете себе представить, каких затрат энергии стоило мне постоянно следить за Хеллером. Когда в семь часов утра по местному времени Хеллер, полный бодрости и сил, подымался с постели, освеженный сном, я уже совершенно изнемогал от усталости, так как у нас было два часа дня. Он очень тихо поднялся и тут же принял душ. Рат, с целью пополнения своих карманов, не купил ему никакой смены белья, и ему пришлось снова облачиться в то, что он уже носил вчера. При этом он ворчал что-то себе под нос, особенно когда натягивал ботинки.

Хеллер поглядел в зеркало и сокрушенно покачал головой. Да, и в самом деле он представлял собой довольно странное зрелище в слишком маленькой шляпе с ярко-зеленой лентой, пурпурного цвета рубашке, пиджаке в красную и белую клетку, рукава которого дюйма нa три не доходили до запястий, в нелепых брюках в синюю и белую полоску, которые к тому же не доставали до щиколоток. Прибавьте к этому еще и ярко-оранжевые замшевые туфли, которые, как мы знаем, были ему тесны. Я не смог удержаться от стона. Да ведь он выделялся в толпе как маяк. Разглядеть его было плевой задачей даже для самого близорукого из полицейских. Но, кажется, последнее обстоятельство его меньше всего волновало. Ведь больше всего его заботил внешний вид с эстетической точки зрения, а отнюдь не как средство маскировки. Мэри металась по кровати, но пока еще не просыпалась. Хеллер потихоньку затворил за собой дверь и, бросив взгляд на машину, затрусил рысцой по дорожке.

Он быстро отыскал столовую и зашел внутрь, где долго и с недоумением рассматривал меню, поскольку, естественно, не знал, что собой представляют перечисленные в нем блюда. Однако, к его счастью, завтраки здесь числились под номерами, и он, не мудрствуя лукаво, заказал «номер первый».

Завтрак этот состоял из апельсинового сока, овсянки и яичницы с ветчиной. Хеллер заказал еще и кофе, однако официантка — женщина солидного возраста — кофе не принесла. Вместо кофе она подала ему молоко и наблюдала, как посетитель подозрительно разглядывал его, а потом осторожно попробовал. Безапелляционным тоном она велела ему выпить молоко, поскольку он, по ее мнению, был слишком молод для кофе. Кроме того, она отказалась подать и аппетитный пирог, на который Хеллер с вожделением поглядывал, дав взамен ценный совет, заключавшийся в том, что с утра следует есть не то, чего хочется, а то, что полезно, заверив его при этом, что специально будет стоять здесь до тех пор, пока он не съест овсянку. На вид ей было лет пятьдесят, и у нее наверняка были свои сыновья.

«Мальчики, — изрекла она, — всегда набрасываются на сладкое, а если хочешь вырасти крепким и здоровым, то надо есть что дают и не капризничать». Она даже по-своему распорядилась деньгами Хеллера, сказав, что он не должен выставлять их на всеобщее обозрение, потому что их у него тут же украдут, и порекомендовала часть средств вообще хранить в ботинке. На чай она взяла один доллар.

Кое-как перекусив под присмотром этой властной дамы, Хеллер наконец выбрался на улицу. Это была главная улица города, по обеим сторонам которой располагались магазины. Он двинулся рысцой, поглядывая изредка на витрины.

«Да прекрати же ты этот бег трусцой! — мысленно взмолился я. — Иди солидно, небрежно, не привлекай к себе внимания! Тебя же разыскивают!» Но Хеллер продолжал свой легкий бег. Поверьте, на юге никто и никогда не бегает трусцой. Никто и никогда!

Он забежал в магазин готовой одежды и, в несколько секунд выяснив, что у них нет ничего на человека ростом в шесть футов и два дюйма, тут же выбежал и затрусил дальше.

Впереди появилась витрина магазина, торгующего заложенными вещами. Через такие магазины виргинцы продают те вещи, которые им удалось украсть у туристов. Хеллер окинул взглядом витрины и резко завернул в магазин. В салоне магазина прямо в ящиках валялось всякое барахло, а полки были завалены ворохами старья. Заспанный продавец, который, открыв лавку, считал, что теперь может спокойно вздремнуть в заднем помещении, не очень-то обрадовался покупателю. Хеллер указал на вещь, которая его заинтересовала. Продавец снял с полки восьмимиллимстровый киноаппарат фирмы «Никон».

– Он тебе ни к чему, парень, — сказал он. — Пленку к нему перестали выпускать.

Хеллер тем временем внимательно рассматривал броскую черно-золотую фирменную марку аппарата. Затем он попросил продавца снять с полки еще один точно такой же. Осмотрев и этот, Хеллер отложил оба на прилавке. Потом взгляд его упал на бочку, в которой стояло множество поломанных удилищ со спутанными лесками. Он подошел и вытащил оттуда несколько штук.

– Это удочки для глубоководной морской рыбной ловли, — сказал продавец. — Рыболовная концессия «Смит Маунтен Лейк» прогорела. Тут ни один спиннинг не работает.

– Рыбная ловля, да? — спросил Хеллер.

– Ну, ужение рыбы, спорт такой. Да послушай, парень, ты же не так глуп, как хочешь казаться. Хватит придуриваться, мне сегодня не до шуточек. Если ты в самом деле хочешь взять что-нибудь, скажи, что тебе нужно, и сматывайся побыстрее!  Мне некогда заниматься чепухой.

Хеллер отобрал несколько весьма солидно выглядевших спиннинговых катушек, несколько поломанных удилищ к ним и целый моток безнадежно запутанной лески. К этому он добавил множество устрашающего вида тройных крючков для ловли крупной рыбы и целую кучу грузил, оснащенных стальными крючками. Все это он сложил на прилавке рядом с камерами.

Потом он принялся разглядывать выставленные на полке магнитофоны довольно потрепанного вида, которые одновременно были и приемниками.

– Дайте-ка мне вон тот.

– Ты что, и в самом деле собираешься что-то купить?

– Да, — коротко отозвался Хеллер и вытащил из кармана деньга.

– Фу ты, черт, а я-то думал, что ты как все местные ребята — ходишь, смотришь, спрашиваешь, а денег — ни цента. Значит, ты наверняка не из наших мест.

Он снял с полки пыльный проигрыватель и даже достал из-под полки несколько батареек к нему и стопку кассет. Не сводя глаз с пачки денег в руках Хеллера, он начал делать вид, будто что-то подсчитывает.

– Сто семьдесят пять долларов с вас.

Хеллер расплатился. Всю его добычу они совместными усилиями затолкали в мешки, и Хеллер без задержки тронулся дальше. Лично я, подобно этому продавцу, считал, что Хеллер вел себя как самый настоящий сумасшедший. Какие-то старые камеры, поломанные складные удилища, запуганные лески. Зачем? Полный идиотизм. Продолжая трусить по улице, Хеллер высмотрел магазин спортивных товаров. Не раздумывая, он свернул в него. Оказавшись внутри, он сразу же указал на витрину. Молодой, с торчащими во все стороны волосами продавец энергично бросился к окну и снял выставленную в витрине пару бейсбольных туфель.

Хеллер принялся рассматривать их очень внимательно. Туфли были черного цвета, зашнуровывались выше щиколотки и имели длинный язычок, вылезающий из-под шнуровки. Потом он перевернул их. Каблуков у них не было, но на подошве располагались двумя кругами шипы — один круг на подошве, другой — на пятке.

Стальные шипы были довольно длинными, возвышаясь над поверхностью примерно на полдюйма, да и пластинки, удерживающие их, были солидно прикреплены к кожаной подошве.

– Вы можете взять их по дешевке, — сказал продавец. — У нас их тут навалом. Тренер из Джексоновского колледжа заказал полный комплект формы для бейсбольной команды. А когда товар поступил, он сначала заявил, что они якобы слишком велики и поэтому он не станет их брать. А потом и вовсе сбежал с преподавательницей английского и кассой спортивного клуба.

– Бейсбол, да? — спросил Хеллер.

Продавец указал было в сторону целой кучи бейсбольных мячей и бит, но вовремя спохватился.

– Ладно, кончай трепаться, парень.

Хеллер решил, по-видимому, схитрить.

– Так вы можете продать все это? — спросил он.

В ответ продавец только выразительно глянул на него. Хеллер подошел к образчикам бейсбольных мячей. Они были чуть побольше и потверже, чем мячи для игры в шары.

У задней стенки на полке была вывешена мишень для стрельбы из лука.

– Вы не возражаете? — невинно осведомился Хеллер, кивком указывая на мяч и на мишень.

Потом он взял бейсбольный мяч, подвигал немного кистью руки — и резко метнул мяч в сторону мишени. Даже до меня донесся свист рассекаемого мячом воздуха. Мяч попал точно в яблочко! При этом он прошил насквозь не только мишень, но и полку, на которой она висела, и грохнулся об стенку.

– О Боже! — воскликнул продавец. — Да вы просто прирожденный питчер! Талант!

Хеллер зашел за стойку и отыскал мяч или, вернее, то, что осталось от него. Внешняя оболочка сползла полностью. Хеллер с сомнением поковырял то, что осталось.

– Ну что ж, — пробормотал он себе под нос, — не так-то хорошо, но можно обойтись и этим.

– Господи, — повторил продавец. — Да вы прирожденный питчер! Послушайте, не возражаете, если я возьму эту мишень, а потом, когда «Нью-йоркские янки» заключат с вами контракт, с вашего разрешения, выставлю эту мишень в витрине?

Хеллер тем временем присматривал сумку для вещей. Он выбрал одну из тех, что можно носить на плече, и принялся отсчитывать в нее бейсбольные мячи. Продавец тем временем пытался выпытать у него, за команду какого колледжа он играет и каковы его планы насчет игры в высшей лиге. При этом он все время извинялся, оправдывая свою первоначальную промашку тем, что он-де и предположить не мог, что такой опытный игрок может столь молодо выглядеть. Хеллер не очень-то поощрял его излияния.

Он молча осматривал полки магазина и наконец выбрал книжку под названием «Высокое искусство игры в бейсбол для начинающих», чем привел в полное замешательство продавца. Потом он добавил к ней еще одно пособие: «Высокое искусство рыбной ловли для начинающих». Неужто он и впрямь собрался на рыбную ловлю?

Но продавец наконец решил заняться своим настоящим делом.

– Послушайте, у нас имеются полные комплекты спортинвентаря и обмундирования.  Позвольте глянуть, какой у вас размер обуви? И послушайте, не разрешите ли вы указывать в дальнейшем, что мы снабжаем вас инвентарем?

«Этого нам только не хватает, — подумал я. — Местная слава ему сейчас как раз необходима!»

Хеллеру приходилось больше отказываться, чем покупать, а купил он три пары ботинок, шесть белых маек с длинными рукавами, двенадцать пар бейсбольных носков в красно-белую полоску, два тренировочных костюма белого цвета, примерно дюжину плавок, два спортивных костюма в красную и белую полоски без эмблем, красную куртку-ветровку с капитанскими погонами, черный пояс и защитную каску.

И тут он заметил шапочки. Это были красные бейсбольные шапочки, далеко не такие стильные и красивые, как привычные для него шапочки гонщика, но все-таки похожие на них. Козырек у них был длиннее, и он наверняка не уместился бы под шлемом гонщика.

Но Хеллер был просто очарован ими. Издав звук, весьма смахивающий на воркование, он пододвинул к себе целый ворох этого товара и не успокоился, пока не подобрал шапочку нужного размера и не натянул ее на голову. Потом он шагнул к зеркалу. Меня передернуло. От плеч и выше в зеркале отражался Джеттеро Хеллер, чемпион по космическим гонкам Академии. Как легко мне удалось позабыть его удивительно распахнутые глаза, ниспадающие волнами белокурые волосы и лихую веселую улыбку. Ощущение было такое, будто меня забросило на Волтар. Но даже в тот момент я так и не понял таившейся здесь угрозы.

– Как вы сказали, что должны означать эти инициалы? — осведомился он.

– Джексон Хай, — сказал продавец.

Я не сразу сообразил, возможно потому, что уж очень замысловатый вензель получился из этих начальных букв на шапочке.

Дж. X.! Так вот почему он так сияет!

– Беру их полдюжины, — сказал Хеллер и весело рассмеялся.

Хеллер торжественно преподнес продавцу свою пурпурную рубашку и ярко-оранжевые замшевые туфли, прибавив к ним и шляпу с зеленой лентой. Совместными усилиями им удалось сложить все покупки в большую сумку спортивного типа. Хеллер уплатил за все триста долларов и взял чек.

Хеллер уже стоял в дверях, когда продавец спохватился, что не узнал главного.

– Эй, погодите! Вы забыли сказать мне свое имя! — крикнул он.

– Вы еще услышите о нем, — бросил Хеллер через плечо и вышел на улицу.

Это внушило мне хоть какую-то надежду. Если бы он назвал то имя, под которым, как предполагалось, собирался впредь действовать, этот (...) продавец наверняка в ту же минуту уже носился бы по городу с мегафоном. Я был благодарен судьбе, что Хеллер оказался таким скромным. Конечно, ловким или хитрым его никак не назовешь. Вот и сейчас он трусил по улице в своей броской красной бейсбольной шапочке с инициалами и в бейсбольной же майке с длинными рукавами. При этом он все еще оставался в полосатых брюках и клетчатом пиджаке. Конечно же, на улице он выделялся подобно маяку. И что значительно хуже — шипы на его новых ботинках издавали точно такой же лязгающий звук, если не громче, что и ботинки с магнитными пластинами для передвижения по корпусу космического корабля.

И как тут ни крути, за это нельзя было снять вину с Ломбара — ведь именно он-приказал не раскрывать Хеллеру даже самых элементарных правил шпионской работы, основным принципом которой всегда было стремление ничем не выделяться из толпы. Любой уважающий себя агент прежде всего присмотрелся бы внимательно к тому, как выглядит окружающее его население, и постарался бы приобрести себе примерно такую же одежду. А Хеллер уж совершенно точно не походил ни на кого в этом тихом и захолустном южном городке. Глядя сейчас на него, я только и был способен повторять вслед за продавцом, но уже в другом смысле: «О Боже!»

Хеллер бросил взгляд на часы. Время приближалось к девяти. Но, несмотря на это, он сделал еще одну остановку. На этот раз он зашел, в кондитерскую. Я не удержал рвущегося из груди стона. Мне подсунули вместо специального агента самого настоящего идиота. Специальные агенты вообще не едят кондитерских изделий. Они сигареты курят! Стайка детишек лет двенадцати оживленно спорила с хозяином по поводу тянучек, цена на которые неожиданно повысилась. Двое из мальчишек были в бейсбольных шапочках, как принято у детей в Америке. И тут мне стало ясно, что Хеллер, который тоже нацепил на себя точно такую же шапочку, будет автоматически восприниматься окружающими как совсем зеленый юнец.

Хеллер подошел к прилавку, по-видимому, желая выбрать вполне определенный сорт конфет. И сразу нашел то, что искал, — это были конфеты, украшенные идущими по спирали красными и белыми полосочками. Каждая конфета была завернута в полупрозрачную бумажку. Это были как раз те конфеты, которые он, высмотревв рекламном буклете на базе, даже пытался сам варить на корабле.

Дети покупали на свою мелочишку по одной-две конфеты, но Хеллер буквально ошарашил пожилую продавщицу, попросив сразу десять фунтов конфет. Правда, он взял не только этих в полосочку, но и других сортов и при этом потребовал, чтобы конфеты разных сортов перемешали, что, естественно, сразу поставило проблему — как их загружать в пакеты, одновременно перемешивая? Было совершенно очевидно, что пожилой продавщице не часто приходилось делать такую работу.

Нагруженный покупками Хеллер вышел на улицу. На углу какой-то полицейский припарковывал патрульную машину. Любой сколько-нибудь опытный агент наверняка двинулся бы в прямо противоположную сторону. Любой — но не Хеллер. Уже привычной трусцой он двинулся вдоль улицы, пробежав почти вплотную с полицейским и его машиной. В поле бокового зрения Хеллера проплыло изображение полицейского, рассматривающего его странную фигуру. Я решил, что настал час немного подкрепиться стаканчиком хорошо охлажденной сиры. А заодно неплохо будет и помолиться.

Если существует на том свете специальный ад для работников Аппарата, отвечающих за деятельность агентов, то мне, несомненно, достанется местечко в том подразделении, где меня будут принуждать руководить неподготовленными агентами. И не помогут здесь ни сира, ни молитвы! И если что-нибудь случится с Хеллером до того, как мне удастся добыть трафарет, я погиб.

 

ЧАСТЬ ПЯТНАДЦАТАЯ

 

ГЛАВА 1

 

В гостиничном номере Мэри Шмек все еще спала тревожным сном. Хеллер небрежно бросил покупки на кровать и принялся за свои чемоданы. Он поставил их на большой письменный стол и расстегнул стягивающие их ремни. Наконец-то мне представилась возможность ознакомиться с их загадочным содержимым. А что, если его шаблон окажется там прямо на виду?

Пустые надежды. Камней в чемодане не обнаружилось — это верно, зато тут была целая куча каких-то тюбиков, коробочек, мотков проволоки и прочей дребедени. Просто свалка самого разнообразного мусора.

Хеллер извлек из этого вороха маленький ящичек с инструментами и две крохотные баночки. Потом взял только что купленные кинокамеры «Никон» устаревшей модели и поставил их на стол подле чемодана. Он внимательно оглядел краешек фирменной эмблемы с черно-золотой надписью «Никон», капнул на ее край каким-то составом, и этикетка тут же отлетела. Ту же операцию он проделал и с другой камерой. Потом он достал из чемодана два небольших ящичка и открыл их. Там лежали визоры времени. Оба!

Да, тут уж ничего не скажешь — буксир наш и в самом деле не мог теперь выйти за пределы этой Солнечной системы. Мне было точно известно, что Аппарату никогда не удастся выманить у Флота еще хоть один такой прибор.

Из другой баночки он взял по крохотной капельке того, что, как я догадался, наверняка было какой-то разновидностью клея, размазал его по тыльной части этикеток, и всего секунду спустя этикетки засверкали на визорах времени, превратив их на первый взгляд в обычные камеры фирмы «Никон». Теперь их просто невозможно было отличить от восьмимиллиметровых кинокамер фирмы «Никон».

Он снова уложил визоры в ящички и погрузил их в чемодан. Туда же он небрежно бросил и две допотопные камеры.После этого он вытащил из чемодана те конфеты, которые он изготовил еще на буксире. Обертки их были чуть иного оттенка, но это не бросалось в глаза. Конфет у него было заготовлено, судя по объему, около трех фунтов. Он принялся укладывать их в бумажные мешочки с купленными в магазине конфетами, а потом рассовывать эти мешочки по разным местам во втором чемодане. Получилось на редкость неаккуратно.

А потом он стал как попало совать в тот же чемодан части складных удилищ и спиннинги. Туда же он затолкал перепутанные лески, крючки и грузила, распихивая все как попало. Получилась жуткая путаница.

А я еще считал парней из Флота аккуратистами и чистюлями! Ему даже пришлось несколько отпустить ремни, стягивающие чемоданы, иначе его новые приобретения просто не уместились бы.

Потом он перебрал вещи, находившиеся в спортивной сумке, и подготовился к отъезду. Из отдельного пакета он извлек румяную булочку, кофейник и молочник — все это он купил, по-видимому, когда я молился в соседней комнате, — и осторожно попытался разбудить Мэри Шмек. Она сбрасывала с плеча его руку и упорно пыталась снова уткнуться лицом в подушку. Когда она приоткрыла глаза, я заметил, как сузились у нее зрачки. Было ясно, что ей сейчас не до молока, кофе или сладких булочек.

– Нам нужно ехать, — сказал Хеллер.

Казалось, что это дошло до ее сознания.

– Вашингтон, — прошептала она.

– Да, мы будем проезжать и через Вашингтон, округ Колумбия, — подтвердил Хеллер.

– Ну, в Вашингтоне я наверняка раздобуду себе дозу. Там его всегда навалом, — бормотала она как бы про себя. — Вашингтон полон этой дряни. Так вези же меня туда поскорее, ради всего святого. — Она попыталась встать, однако тут же бессильно со стоном упала на постель. — О Господи! Что же это творится с моими ногами? — Мышцы на ее ногах ходили ходуном из-за судорог. Она бессильно завалилась на спину и расплакалась.

Хеллер собрал вещи, вышел из дома и сложил багаж на заднее сиденье «кадиллака». Потом он вернулся, взял Мэри Шмек на руки и бережно усадил ее на переднее сиденье. На пол, рядом с ее ногами, он поставил ее туфли. Картонные пакеты с молоком и кофе и пару сладких рогаликов он положил на специальный подносик для еды.

Ключ от номера он держал в руках и, по-видимому, не знал, что с ним делать, он просто не мог додуматься, что его следовало бы просто оставить в двери, а самому поскорее сматываться. В коридоре возникла уборщица, старая негритянка, которая вышла из соседнего номера.

О боги! Он не придумал ничего лучшего, как направиться к ней и вручить ей ключ от номера! Ведь таким образом он привлек к себе ее внимание. Такого никогда нельзя себе позволять! А потом он еще усугубил свою ошибку, спросив, не знает ли она, по какой дороге можно добраться до Вашингтона.

Ну вот, теперь она не только могла как следует разглядеть и запомнить его, но еще и сообщить полиции, куда он направляется. А ведь первое, что делает полиция при розыске преступников, — это проверка мотелей.

– Езжайте прямо по Двадцать девятой. Проедете Шарлотсвилл, Калпепер, Арлингтон, потом пересечете Потомак и будете на месте. У меня сестра живет в Вашингтоне, а я черт знает почему торчу как проклятая в этой Виргинии, где нас до сих пор держат за рабов! — протараторила она.

Я про себя отметил, что она никогда не посмела бы сказать такое взрослому виргинцу. У рабства тоже есть свои плюсы. Я чуть было не отвлекся от дел, потому что мне пришла в голову мысль об Ютанк, но тут произошло нечто такое, что весьма недвусмысленно напомнило мне о моем служебном долге.

Хеллер вывел машину задом из-под навеса и зачем-то высунулся из окна.

– Спасибо за приятно проведенное время, мисс! — крикнул он.

Женщина улыбнулась в ответ, а потом долго глядела им вслед, опираясь на швабру. Через зеркало заднего обзора было хорошо видно, как пристально глядит она им вслед. Газета, прикрывавшая номер машины, к тому времени уже упала, сорванная ветром. Совершенно очевидно, что женщина разглядела, а следовательно — и запомнила номер. (...) этот Хеллер.

Нет, нет, что проку ругать или проклинать его? Мне нужно молиться, чтобы он уцелел!

Хеллер без труда сумел выбраться на шоссе номер 29 и поехал по дороге на Шарлотсвилл. Он спокойно катил себе по дороге, любуясь красивыми пейзажами Виргинии. Четырехрядная дорога ровной лентой пролетала под колесами мягко ворчащего «кадиллака», который особенно легко катил по этой ухоженной трассе. Похоже было, что этот августовский день обещал быть удивительно жарким, и Хеллер вскоре начал возиться с кондиционером. Он установил его на семьдесят три градуса, перевел на автоматический режим, а какое-то время спустя, когда разогретый воздух вышел из салона, поднял стекла в дверцах. Было на редкость тихо и спокойно. Мимо пронеслась аккуратная изгородь из белых досок. Потом мелькнула вывеска на ней: «Коневодческое ранчо Джексона». За изгородью видны были резвящиеся на лугу лошади. По-видимому, Хеллер быстро сообразил что к чему.

– Так, значит, вот как выглядят настоящие лошади! — рассмеялся он. А потом сделал и совсем уж непонятную мне вещь. Он ласково похлопал по колонке руля и так же ласково сказал: — Не огорчайся, «броэм кадиллак купе элегант»! Ты нравишься мне ничуть не меньше, хотя у тебя и нет под капотом трехсот таких животин.

Нет, я просто отказываюсь понимать этих парней из Флота его величества. По сравнению с аэромобилями Волтара земные машины выглядят жалкими пародиями. И уж кому это знать, если не ему. Но тут только до меня дошло. Да ведь это игрушки. Баловство! Офицеры Флота буквально все во Вселенной превращали в игру. Игрушками им могло служить что угодно — от судов до тяжелых бронированных крейсеров и так вплоть до целых планет. У них просто отсутствует уважение к силе. Нет. И тут я нашел наконец правильное определение их поведению — они обожествляют фетиши.

По пути Хеллер довольно быстро выяснил, что может спокойно управлять машиной, пользуясь только одним коленом, и тут же развалился на сиденье, раскинув руки на спинке. Такое его поведение заставило меня понервничать некоторое время, пока я не сообразил, что нахожусь от него на расстоянии целых ста пяти градусов долготы.

Но у него в запасе имелся еще один неприятный для меня сюрприз. Когда он небрежно глянул на спидометр, я успел подметить, что стрелка стояла на отметке шестьдесят пять миль в час. Скорость же на этом отрезке шоссе, судя по знакам, была ограничена пятьюдесятью пятью милями в час, и все дорожные знаки предупреждали водителей о том, что дорога контролируется радарами. И тут я понял, что он ведет машину, руководствуясь не показаниями спидометра, а просто двигаясь равномерно в потоке машин.

В этот час на шоссе было немало и легковых, и грузовиков и все они, за редким исключением, шли со скоростью шестьдесят пять миль. Но ведь полицейские как раз тем и славятся, что выхватывают из потока одну какую-нибудь машину и задерживают ее. Я вышел из комнаты за очередной порцией сиры.

Через Шарлотсвилл он проехал совершенно спокойно. Но потом Мэри Шмек, которая до этого пребывала в тревожном забытьи, внезапно пришла в себя.

– Ох, до чего же паршиво я себя чувствую! — простонала она. — Ноги болят так, что я просто не переживу этого! У меня ломит каждый суставчик! — Она металась в разные стороны, пытаясь найти более удобное положение, но это ей не помогало. — Сколько нам еще до Вашингтона?

– Мы уже почти добрались до Калпепера, — сказал Хеллер.

– Ох, — простонала она. — Еще так долго!

– Нет, нам остался всего лишь час езды, — успокоил ее Хеллер.

– О Господи, у меня все болит! Включи какую-нибудь музыку. Может, хоть это как-то отвлечет меня от мрачных мыслей.

Хеллер повозился немного с приемником и наконец поймал легкую джазовую мелодию. Мужской голос заполнил салон автомобиля:

 

Проходя мимо Сент-Джеймского лазарета,

Я увидел там мою любимую.

Она лежала во весь рост на столе,

Такая бледная, такая холодная, такая обнаженная.

 

Мэри простонала:

— Ох, мои бедные нога!

Я пошел справиться у доктора.

«Она совсем плоха», — сказал он.

 

Я пошел поглядеть на мою любимую.

О Господи, она была мертва,

ОНА БЫЛА MEРTBA!

— О Боже мой, — сказала Мэри.

 

Шестнадцать черных как ночь лошадей

Влекли катафалк па резиновых шинах.

Семерых девушек везли они на кладбище.

Только шесть из них вернулись назад.

 

– Выключи эту гадость! — выкрикнула Мэри.

Хеллер послушно выключил приемник. Честно говоря, я пожалел, что он ее послушался. Ведь это были единственные приятные слова, которые мне удалось услышать за последние дни. Тем временем Мэри начала дрожать всем телом. Было заметно, что она покрылась гусиной кожей.

– Я замерзаю! — простонала она, беспомощно мечась по сиденью.

Хеллер быстро поставил термостат на восемьдесят градусов. Но, прежде чем воздух успел прогреться, Мэри стала жаловаться, что ее поджаривают живьем. И Хеллеру пришлось поставить термостат на старое деление. И так продолжалось некоторое время. Мэри не могла спокойно усидеть на месте. Мне было совершенно очевидно, что она сейчас входила в третью стадию так называемой ломки. Немудрено, что она изводила Хеллера жалобами. Да, в таком состоянии люди и в самом деле испытывают невероятные мучения.

– Я совершенно не могу дышать, — хрипела она, задыхаясь.

Ну что ж, и это тоже было совершенно нормально, особенно в отношении тех, у кого больное сердце. Смерть в результате отказа дыхательной системы чаще всего наступает у наркоманов, привычных к морфию, а значит, ту же картину можно наблюдать у потребителей героина, который является производным морфия. Просто мы шечные ткани легких вдруг перестают работать. А в данном случае, учитывая непрекращающиеся жалобы девушки на сердце, я просто не был уверен, что ему удастся довезти ее живой до следующего мотеля.

И тут у меня самого чуть было не отказали мышечные ткани легких. Что будет, если Хеллер останется с трупом проститутки и наркоманки? Да еще с чужими документами на такое имя? О боги! Да ведь портрет его будет напечатан на первых страницах всех хоть немного уважающих себя газет в Америке. А уж о том, что предпримет в сложившейся ситуации Роксентер, страшно и подумать. Но я никак не мог рассчитывать, что Хеллер поступит должным образом. Будь он настоящим шпионом, у него хватило бы профессиональных знаний для того, чтобы завезти Мэри в какое-нибудь укромное местечко, сунуть в первую попавшуюся колдобину и поскорее убраться. Так нет же, он непременно будет действовать по-своему и как обычно — вопреки всем правилам. Вот и сейчас он все силы бросил на то, чтобы помочь ей.

Они как раз проезжали Калпепер.

– Нам нужно быстро найти туалет! — неожиданно объявила девушка. — Я хочу в туалет! Гляди — вон впереди заправочная станция! Остановись там! Быстрее!

Начиналась четвертая стадия. Внезапное расстройство желудка.

Хеллер въехал на редко посещаемую здесь станцию технического обслуживания, и Мэри пулей вылетела из машины, бегом кинувшись в дамский туалет. Я молил небо о том, чтобы они не задерживались здесь надолго на виду у всех проезжающих машин. Застенчивому, явно деревенскому мальчишке, который вышел к машине, Хеллер велел наполнить «химический запасник», и парень, хоть и был деревенщиной, по-видимому, сообразил, что клиент имеет в виду бензобак. И этот вялый и флегматичный парень, похоже, решил, что ему просто необходимо повысить уровень технических познаний Хеллера. С множеством подробностей и деталей Хеллеру был прочитан курс технического обслуживания автомобиля. Различные виды масел, тормозная жидкость, жидкость для охлаждения радиатора, специальная жидкость для протирки стекол, октановое число бензина — все это разъяснялось подробно и обстоятельно. Наверное, никогда в жизни этот деревенский парнишка не находил столь благодарного слушателя и просто из кожи вон лез, чтобы просветить «виргинского мальчишку», несмотря на то разочарование, которое вызвало у него сообщение Хеллера о том, что машина вовсе не украдена им. Парнишка довел свою лекцию до того, что перечислил все виды покрышек. На этом он иссяк. Но тут же его осенила новая блестящая идея, и он объявил, что машина нуждается в смазке и требует проверки дифференциала. Он заверил, что много времени эти операции не отнимут. И быстренько загнал машину на эстакаду, которая возвышалась над поверхностью площадки футов на пять. Как и следовало ожидать, масла оказалось мало. Парень притащил шприцнасос для масла и закачал смазку в нужные места Хеллер присматривался ко всему очень внимательно и явно запоминал эти процедуры. И только после того как масло закачали, он забеспокоился о девушке и пошел ее искать.

Мэри лежала в туалете у самого унитаза в обмороке. Кое-как Хеллеру удалось поднять ее и заставить хоть как-то привести себя в порядок. Снаружи послышались голоса. Хеллер выглянул в окно.

Полицейская машина! Полиция штата Виргиния!

Я поставил звук на полную мощность. Послышались слова полицейского: «...мужчина и женщина. Они прошлой ночью направлялись в эту сторону».

– А машина у них какой марки? — спросил флегматичный деревенский парень.

Офицер, по-видимому, сверялся со сделанной записью.

– «Кадиллак». Примерно такого цвета, как тот, который стоит у тебя на эстакаде.

У меня душа ушла в пятки. Прощай, трафарет Хеллера!

– Может, они проехали до того, как я заступил на смену? — сказал деревенский парень.

– Ну ладно, если они появятся, сразу же дай знать мне, Бедфорд, — сказал полицейский. — Их надо взять во что бы то ни стало!

– Всегда можешь рассчитывать на меня, Нат, — сказал застенчивый парнишка и,  когда полицейский отъехал, возвращаясь в сторону Калпепера, добавил: — В гробу я тебя видел, (...)!

Он съехал на «кадиллаке» с эстакады, и в этот момент появился Хеллер с Мэри на руках. Он осторожно уложил ее на переднее сиденье. Застенчивое лицо парня расплылось в улыбке:

– А я все-таки правильно догадался, что вы эту машину украли! — Он с восхищением оглядел Хеллера с головы до ног. — Я тут хотел снять и хорошенько смазать колеса, но с этим можно и подождать. Мне кажется, что вам нужно поскорее смываться отсюда.

В бак «кадиллака» влезло всего десять галлонов бензина. Меня это удивило. А потом я понял: все разговоры девушки о том, что машина якобы сжирает прорву бензина, были не более чем психологической уловкой с ее стороны. Предъявленный счет, можно сказать, был совсем пустяковым. Но Хеллер оставил парнишке на чай целых двадцать долларов. Да, на Хеллера всегда можно рассчитывать. Так он очень скоро вылетит в трубу, и это станет еще одним барьером на пути, который мне же и придется преодолевать. Ведь не могу же я отправить к нему Рата и Терба с тем, чтобы они вручили ему деньги. Кстати, они должны быть где-то рядом, на одной из близлежащих дорог, но я не мог с ними связаться, пока они находятся в пути.

Мэри снова пришлось отправиться в туалет, и, пока она пропадала там, парень проинструктировал Хеллера, как правильно содержать в чистоте машинные стекла — не пользоваться для протирки замасленной тряпкой, не использовать воекосодержащие пасты, а лучше всего протирать их просто бумагой. Самое удивительное, что весь этот инструктаж он проводил уже после того, как Хеллер отдал ему чаевые.

Хеллер снова привел в порядок Мэри и снова усадил ее в автомобиль.

– Когда в следующий раз заедете, — сказал застенчивый деревенский парень, — задержитесь подольше, и я покажу вам, как следует настраивать мотор по-настоящему.

Хеллер искренне поблагодарил его, и когда они выехали на дорогу, в зеркале заднего обзора можно было долго видеть приветливо машущего им вслед парня. На прощание и Хеллер дважды нажал на сигнал, и автомобиль понесся в сторону Вашингтона.

«А ведь Вашингтон, — внутренне простонал я, — самый насыщенный полицией город на всей планете».

Я начал всерьез подумывать о том, что сейчас самое время засесть за составление завещания. А оставить мне было что: партия золота, которая вот-вот должна прибыть сюда, причитающаяся мне доля со строительства госпиталя и, конечно же, танк. Вся беда в том, однако, что мне некому было оставлять все это добро. Еще никогда в жизни я не чувствовал себя таким одиноким и брошенным на произвол судьбы, как в этот час, когда я глазами Хеллера глядел на шоссе, ведущее к Вашингтону.

 

ГЛАВА 2

 

Сложнейшую систему указателей и ту немыслимую путаницу дорожных развязок, которую Хеллеру приходилось преодолевать, управление транспорта местных властей специально создавало, чтобы любым путем воспрепятствовать гражданам Америки въехать в обиталище их правительства. Хеллер не поддался на коварное приглашение воспользоваться шоссе номер 236, с которого нужно было бы свернуть на шоссе номер 66, а затем — на шоссе номер 485, чтобы потом оказаться в реке Потомак. Он просто не обратил внимания на рекомендацию съехать на шоссе номер 495, которое на самом деле является номером 95 и по которому вообще невозможно попасть в Вашингтон. Он даже не поддался на весьма остроумную уловку, специально придуманную для обмана доверчивой публики, с помощью которой водителю внушалось, будто он едет по шоссе номер 50, в то время как на самом деле он продолжал ехать по шоссе номер 29. Вопреки всему он продолжал упорно следовать по Двадцать девятому шоссе, преодолев даже головоломные развязки у реки Потомак, и не попер в сторону Пентагона, как это случается с подавляющим большинством доверчивых граждан, а ехал себе спокойно по мосту через Потомак. Истинное чудо ориентирования, хотя просто невозможно объяснить, как ему удалось такое.

Синяя гладь реки Потомак была необычайно красива. Красив был и белый мост через нее. По другую сторону реки возвышался мемориал Линкольна, сиявший белизной в лучах послеполуденного солнца. Мемориал был построен в стиле древнегреческой архитектуры. Однако у Хеялера тем временем начались серьезные неприятности. Мэри металась и размахивала руками на переднем сиденье так, что стало почти невозможно управлять машиной. Она стонала, цеплялась за руль, за рычаг переключения скоростей. При этом непрерывно выкрикивала то: «О Боже, сердце отказывает!», то: «Мне нужно срочно вколоть себе дозу, Господи!» Однако боги этой планеты не реагировал ни на одну из ее отчаянных молитв.

Хеллер постоянно следил за ней и значительно больше тратил времени и сил на то, чтобы удержать ее на месте, чем на маневрирование в густом потоке транспорта. Странно запутанный водоворот из легковых машин и грузовиков на кольце у мемориала, может быть, и не мог нарушить величественного спокойствия огромной статуи Линкольна, однако задуман был явно с целью подрыва нервной системы посягнувших на этот покой и не включенных при этом в сонм бессмертных.

Наконец-то Хеллеру стало, по-видимому, ясно, что комбинацию усилий Мэри и проектировщиков транспортных развязок ему в данный момент просто не преодолеть. Поэтому он приглядел довольно удобный поворот в сторону парка, разбитого на юго-восточной стороне от мемориала Линкольна. Парк этот был очень красив — его пересекали тихое малолюдное шоссе и множество пешеходных дорожек, отделявших широкие и хорошо ухоженные газоны от реки Потомак. Это один из самых уютных и живописных уголков Вашингтона. Единственным недостатком его, однако, было то, что ЦРУ избрало это место полигоном для обучения своих агентов искусству тайной слежки.

Тут меня передернуло. Хеллер останавливался! До чего же горькая доля — направлять действия человека, который не имеет ни малейшего представления о шпионаже. Освой он хоть азы его, и то наверняка знал бы, что агентам Волтара строжайше запрещено даже приближаться к этому парку.

Хеллер заметил один из фонтанчиков для питья, которые расставлены здесь вдоль дорожек на расстоянии нескольких сот футов один от другого. Должно быть, он все-таки учуял ложность умиротворенности этого романтического пейзажа с его красивыми плакучими деревьями, высаженными вдоль дорожки у реки. Но, может быть, его все-таки привлекло свободное место, где можно было без проблем поставить машину. Судя по всему, день в Вашингтоне выдался жаркий, но, несмотря на это, газоны здесь были почти пустыми.

Хеллер припарковал машину. Мэри в этот момент пребывала в очередном обмороке. Он выбрался из машины и подошел к одному из фонтанчиков. С собой у него был пустой бумажный стаканчик для кофе. Хеллер почти моментально сообразил, как включается фонтанчик, включил его, быстро сполоснул стакан и до краев наполнил его. Подойдя к машине, он открыл дверцу со стороны Мэри.

– Может быть, вам поможет, если вы выпьете немного воды?

Конечно, он был совершенно прав. Ломка обычно приводит к резкому обезвоживанию организма. Он мог понять это, даже не зная симптомов, просто по ее опухшим и Пересохшим губам. Она с трудом сделала несколько глотков. Но тут же толчком распахнула дверцу машины, выставила ноги наружу и чуть не выпала, сотрясаемая страшным приступом рвоты. Он придерживал ее за плечи, тихим и заботливым голосом уговаривая потерпеть еще немного. Его боковое зрение отметило часть седла и бок лошади, которая двигалась в его сторону. Хеллер оглянулся. Конный полицейский из охраны Национального парка подъехал на расстояние футов пятидесяти к их машине и, остановив лошадь, стал пристально вглядываться, пытаясь определить, что там происходит.

Я только и успел подумать: «Да, Грис, тебе все-таки следовало бы составить завещание, ибо пришел всей этой авантюре конец! Хеллер влип!»

Полицейский из охраны парка тем временем достал откуда-то радиотелефон и начал что-то говорить. Я быстро усилил звук приемного устройства. «...Я знаю, что при докладе я обязан называть номер...»

Кто-то, с кем он разговаривал по рации, должно быть, дежурный по участку, похоже, устраивал полицейскому разгон.

Мэри в это время переживала новый приступ рвоты, но в ее желудке, по-видимому, не осталось даже воды. Однако спазмы продолжали сотрясать ее хрупкое тело.

– Но буквенное обозначение на номерном знаке отсутствует, на его месте только дырка от пули, — говорил тем временем полицейский в микрофон. — Ну хорошо. Хорошо! Ладно, запишите так: номер двести первый докладывает о подозрительном автомобиле. Мэри уже и сидеть больше не могла. Хеллер открыл дверцу заднего отделения и раздвинул лежавшие там вещи. Потом взял Мэри на руки, перенес на заднее сиденье и уложил ее там.

– ...Да, — говорил тем временем в микрофон конный полицейский. — Молодой парень и женщина в автомобиле. Нет, я не видел, кто из них вел машину. Я вообще не видел их до того, как они остановились... Да нет, черт побери! Я не собираюсь идти... Да говорю же я вам, что я здесь один! Я простой полицейский из охраны парка, а не Джеймс Бонд. Они вполне могут оказаться сотрудниками ЦРУ или еще кем-то...  Нет!  Выстрелы могли бы перепугать мою лошадь. Ну и хорошо, присылайте эту вашу (...) патрульную машину!

Я возносил небесам молитвы, чтобы Хеллер убрался отсюда поскорее к чертовой матери. Но он обмакнул свою краснозвездную инженерскую тряпицу в воду и прикладывал прохладный компресс на лоб Мэри. Я был до того взволнован, что даже не отметил у себя, что в этом поступке усматривалось нарушение Кодекса.

Прошло совсем немного времени, и машина с номерами городского управления полиции приткнулась к обочине рядом с лошадью. Прибывшие переговорили о чем-то шепотом с конным полицейским. Я почти ничего не расслышал из их разговора.

«...Это виргинские номерные знаки, вот и созвонитесь с ними и проверьте».

Один из полицейских взял микрофон радиотелефона. Потом они вышли из машины и, разойдясь в стороны по широкой дуге, стали приближаться к «кадиллаку». Находясь уже футах в двадцати от машины, ближайший ко мне полицейский выхватил пистолет.

– Эй, ты! Не двигаться!

Хеллер выпрямился во весь рост. Я молил богов, чтобы он ничего не вздумал предпринять. «Не сделай очередной глупости, Хеллер! С такого расстояния они преспокойно застрелят тебя. Я ведь еще не успел добыть твои трафареты».

Ближайший к нему полицейский сделал ему знак пистолетом:

– Ладно, парень, ложись на травке лицом вниз.

Хеллер направился в указанное место и лег на живот. Голова его была повернута в сторону полицейского.

– Ну хорошо, — сказал полицейский. — Предъяви-ка мне свое водительское удостоверение, где оно у тебя?

И тут раздался крик из машины. Мэри, по-видимому, одолел приступ истерической энергии.

–— Удостоверение у меня в сумочке! Этого мальчишку я просто подвезла по дороге. Машина принадлежит мне! — Но взрыв этот явно исчерпал все ее силы. Она безвольно опустилась на землю, задыхаясь и держась за сердце. И тут мне стало ясно, что она все-таки не настоящий психолог. Дело в том, что главной задачей в этой науке считается умение или искусство перекладывать на других возникающие подозрения и ответственность за содеянное, чтобы взвалить на них всю вину и тем самым, естественно, освободить от нее себя, что в конечном счете представляет собой одно и то же. И хотя ее поступок являлся явным нарушением основных требований психологической науки, я с благодарностью принял эту неожиданную помощь. Второй полицейский подошел к машине и принялся рыться там в поисках ее сумочки. Найдя ее, он вынул водительское удостоверение и принялся изучать его.

– О Господи, — простонала Мэри. — Прошу, умоляю вас, добудьте мне хоть одну дозу!

На слова эти полицейский отреагировал моментально.

– Наркоманка! — воскликнул он и, знаком приказав держать под прицелом Хеллера, принялся выбрасывать чемоданы из машины. Он, по-видимому, решил искать в них наркотики. Прежде всего он раскрыл спортивную сумку, порылся в ней и отшвырнул ее в сторону. Потом схватил один из чемоданов Хеллера, и быстро расстегнув ремни, открыл крышку.

– Да это же все вещи мальчишки, — простонала Мэри.

Но полицейский, уже запустил внутрь руку. И тут же с воплем выдернул ее и, морщась от боли, осторожно освободился от огромного рыболовного крючка. Потом пососал пораненный палец. С меньшей энергией и с большей осторожностью он взял обломок удилища и принялся шевелить им в запутавшейся леске.

– Фотокамеры и рыболовные снасти, — сообщил он. — О Господи, парень, ну и умеешь же ты запаковывать вещи в дорогу. Все навалено так, что ты все переломаешь, пока довезешь. — И он захлопнул крышку. Второй полицейский оставался в стороне, держа Хеллера на прицеле.

Первый полицейский раскрыл второй чемодан.

– О Боже! — выкрикнула Мэри. — Да достаньте же мне мою дозу!  Неужто никто здесь ничего не слышит? — Она вползла в машину и упала ничком на заднее сиденье. Все тело ее содрогалось от приступов рвоты, хотя желудок ее уже давно был пуст.

– Конфеты! — воскликнул первый полицейский. — Тут полно конфет! Они наверняка в них перевозят наркоту! — Он обернулся к напарнику: — Понимаешь, я сразу понял, что у них должны быть наркотики. Они наверняка спрятали их в конфетах. Стараясь не наткнуться на очередной крючок, он из путаницы лески и рыболовных снастей извлек мешочек с конфетами и, открыв его, достал конфету. Потом взял перочинный нож и разрезал ее пополам. Потом поочередно попробовал обе половинки конфеты на язык. С разочарованным видом он швырнул остатки конфеты и фантик в сторону таблички с надписью «Просьба не сорить». Потом достал из чемодана еще один бумажный мешочек с конфетами и повторил процедуру.

– Вот черт, — сказал он. — Это самые обычные конфеты, и вкус у них самый обыкновенный, конфетный.

– Джой, — сказал второй полицейский, — я думаю, что если бы у них были наркотики в багаже, то у дамы не было бы ломки.

Первый полицейский закрыл чемодан Хеллера, вытащил чемодан, принадлежащий Мэри, и принялся рыться в нем.

– Ура! — торжествующе выкрикнул он. — Ну я же знал!  Погляди, да у нее здесь полный комплект инструментария наркомана! — И он поднял над головой металлическую коробочку со шприцем так, чтобы напарник мог разглядеть ее. — Это противозаконно, даже если у них нет при себе наркотиков. Я сразу же решил, что они попались!

«О, Хеллер, — молился я. — Ради всего святого, продолжай спокойно лежать. Ничего не предпринимай».

У Мэри как раз случился перерыв в приступах сухой рвоты. Она попыталась добраться до первого полицейского.

Это мой шприц! Я доктор! Мой диплом лежит в этом чемодане!

Первый полицейский даже не снизошел до того, чтобы затолкать ее обратно в автомобиль, и она завалилась на дорожку, хотя ноги ее продолжали оставаться в машине. Первый полицейский, к своему разочарованию, тут же нашел диплом.

– Знаешь, а она права! — крикнул он товарищу, захлопнув с раздражением крышку чемодана, и выпрямился. — Ах, (...), тут нет ни крошки героина.

– Можешь вставать,  парень, — сказал второй полицейский и сделал Хеллеру знак пистолетом. — Ты свободен.

Я весь обмяк от радости. Теперь я точно знал, что чувствует приговоренный, когда ему приносят весть о помиловании. Хеллер поднялся на ноги и, вернувшись к машине, попытался водворить Мэри на место.

И тут Хеллер боковым зрением приметил зеленый седан без каких-либо эмблем, который тихо подъехал к ним и остановился чуть в стороне.

– О (...)! — пробормотал первый полицейский. — Это ФБР.

Два субъекта весьма воинственного вида вышли из машины. У них были совершенно одинаковые пальто и шляпы, заломленные по последней гангстерской моде. Как по команде они одновременно вытащили удостоверения и сунули их под нос полицейским.

– Специальный агент ФБР Тупевиц, — отрекомендовался первый — человек с одутловатым лицом и отвисшей нижней губой.

– Специальный агент О'Блоом, ФБР, — кратко сообщил о себе второй — грузный верзила.

Тупевиц подошел к конному полицейскому и двум представителям городской полиции.

– Настоящее дело подлежит компетенции федеральных органов. Можете убираться отсюда!

О'Блоом подошел к машине со стороны багажника и внимательно осмотрел номерной знак.

– Все верно, это именно та машина. Поглядите на это пулевое отверстие!

Тупевиц сделал знак Хеллеру револьвером системы «кольт». Калибр кольта был 0,457, и оружие здорово смахивало на пушку.

– Стань-ка лицом к машине, парень. Руки — на крышу, а ноги раздвинь пошире.

Хеллер точно исполнил указания. Из такой пушки его можно было разнести в клочья.

– Да он просто попутчик, — произнес первый из городских полицейских. — Машина принадлежит этой вот женщине. Она говорит, что согласилась подбросить его по пути.

– Машина битком набита наркотиками, — сказал О'Блоом.

– В чемоданах только кинокамеры и рыболовные снасти, — возразил второй полицейский. — Даже в конфетах мы не нашли наркоты.

– Вы, братцы, кругом ошибаетесь, — вмешался Тупевиц. — Вот поэтому вас, представителей местных властей, все время и приходится выручать парням из ФБР. Не будь нас, вот бы вы благоденствовали в полном безделье.

Ну вот, Грис, сказал я себе, писать завещание тебе уже поздно! Хеллера прикончат так быстро, что ты и за стол сесть не успеешь. Тупевиц все это время держал под прицелом Хеллера.

– Ну-ка, парень, назови-ка себя, — потребовал он.

И тут вдруг оживилась Мэри:

– Не говори им ни слова, парень!

Хеллер не ответил на вопрос, Тупевица.

– Ты что, не понимаешь, — не унимался тот, — что совершаешь правонарушение, не называя себя представителям федеральных властей?

Ответом ему было молчание Хеллера.

Тогда Тупевиц сделал знак О'Блоому. Тот вытащил из-за пояса пистолет и, продолжая держаться в стороне, направил его на Хеллера. Тупевиц тут же принялся обыскивать Хеллера. Я прекрасно понимал, что сейчас произойдет. Даже молиться было уже поздно. Тупевиц быстро добрался до документов, которые лежали в кармане пиджака Хеллера, и, вытащив бумажник, принялся рассматривать их. Внезапно Тупевиц отошел в сторону от Хеллера и от полицейских и лихорадочными жестами стал подзывать к себе О'Блоома.

Тот, по-прежнему держа Хеллера под прицелом, бочком подобрался к своему напарнику. Я торопливо включил звук на полную катушку. Был слышен даже шум ветра в ветвях деревьев. Доносилось птичье чириканье. Кроме того, мне удалось расслышать отдаленный вой машины «скорой помощи», стремительно нараставший по мере приближения машины к месту происшествия. Но мне не удалось расслышать ни словечка из того, о чем говорили Тупевиц и О'Блоом, разглядывая документы. Я видел, что они шепотом обменивались какими-то репликами, но, поскольку по заведенному среди преступников обычаю они произносили слова уголком рта, я, даже видя их лица, не мог читать по губам.

Подъехала машина «скорой помощи». На борту ее было написано: «Джорджтаунская больница».

Из нее выбежали санитары. Промелькнули белые халаты и носилки. Они отворили вторую дверцу машины, только глянули на Мэри и сразу же взялись за нее. Она к тому времени уже настолько ослабела, что даже не сопротивлялась.

– Всего, парень! — только и смогла она слабо выкрикнуть.

Вопреки приказам агентов ФБР Хеллер повернулся в сторону санитаров.

– Не смейте убивать ее! — крикнул он.

Один из санитаров оставил Мэри, которую они сейчас пытались аккуратно извлечь из машины и уложить на носилки.

– Убивать ее? Ну, тут ты явно ошибаешься, сынок. Она нуждается в срочной помощи. Мы обязаны позаботиться о ней.

– Обещаете, что не убьете ее? — спросил Хеллер.

– Ну конечно, парень, — сказал санитар. Им удалось уложить Мэри на стоявшие рядом носилки.

Тупевиц придвинулся к санитару и сказал ему что-то шепотом, показывая свое удостоверение. Санитар в ответ только пожал плечами.

Хеллер повернулся к О'Блоому:

– Можно я положу ее чемодан в машину «скорой помощи»?

О'Блоом сделал разрешающий жест пистолетом.  Хеллер взял чемодан и сумочку Мэри, подошел к машине «скорой помощи» и положил туда вещи. «Скорая» рванула с места, и Хеллер проводил ее взглядом.

Тем временем Тупевиц принял какое-то решение.

– Садись сюда, парень, — сказал он, указывая на их служебную машину.

Но Хеллер сделал по-своему. Он подошел к «кадиллаку», аккуратно закрыл свои чемоданы, поставил их в багажник «кадиллака», после чего запер багажник, пользуясь запасным ключом. Только после этого он исполнил приказ Тупевица и занял место на перед нем сиденье служебной машины. О'Блоом же сел за руль «кадиллака» и первым тронулся с места.

– Нет! — выкрикнул Хеллер. — Это наша машина!

– Не волнуйся, — сказал Тупевиц. — Он отведет машину в гараж ФБР.

Полицейские из городского управления вместе с конным коллегой переговаривались шепотом и покачивали головами. То же самое делал и я. Челюсти Федерального бюро расследований сомкнулись на Джеттеро Хеллере. И хуже всего было то, что в данный момент фэбээровцы, как обычно, и представить себе не могли, что судьба всей планеты может хрустнуть под нажимом их кровожадных зубов. Безмозглые (...)!

 

ГЛАВА 3

 

Они вышли из машины у здания ФБР на Пенсильвания-авеню.

– Не пытайся бежать, — сказал Тупевиц. — Тебя могут застрелить.

Но Хеллер бежать и не собирался. Он, задрав голову, разглядывал серо-зеленый мраморный фасад дома. Его внимание привлекла надпись на нем, сделанная огромными золотыми буквами: «Дж. Эдгар Гувер».

Каждая из этих букв была пяти футов высотой, и расставлены они были так редко, что ему пришлось повернуться всем корпусом, чтобы прочесть надпись целиком.

– Мы что, собираемся нанести визит Дж. Эдгару Гуверу? — спросил Хеллер.

– Не корчи из себя (...) остряка, парень.

– А что, он такая важная птица? Я что-то никогда не слышал о нем, — простодушно пояснил Хеллер.

Это сообщение сразило Тупевица наповал.

– О Господи! Они уже совсем не изучают истории! — Он почти вплотную придвинул набрякшее лицо к Хеллеру. — Послушай, парень, ты, надеюсь, слышал хотя бы о Джордже Вашингтоне? — И он ткнул толстым пальцем в сторону надписи. — Ну, так заруби себе на носу — Дж. Эдгар Гувер в десять раз важнее Вашингтона! Настоящим спасителем этой страны был Г-У-В-Е-Р! Без его вклада подлинные хозяева страны просто не в состоянии были бы управлять ею! — И он решительно подтолкнул Хеллера в сторону входа, возмущенно бормоча себе под нос: — Господи, да ведь в наши дни молодежь не учат буквально ничему! Никаких святынь! Никакой памяти!

Минуя длинные коридоры и пересаживаясь с лифта на лифт, Тупевиц, слегка подталкивая, довел Хеллера до двух расположенных рядом кабинетов. Они вошли в первый из них, и Тупевиц толкнул Хеллера к креслу.

– Садись! — приказал он.

В кабинет почти сразу же вошел и О'Блоом. Тупевиц уставился на Хеллера пристальным взглядом.

– Тебе грозят серьезные неприятности. Так что ты уж лучше не пытайся сбежать, потому что охрана здесь весьма строга и оружия тут сколько угодно. Так что веди себя хорошо и не подымай шума. Фэбээровцы перешли во второй кабинет, оставив, однако, дверь открытой. Они опять заговорили шепотом, и я усилил звук, но и на этот раз не смог ничего разобрать. По соседству, в одном из кабинетов избивали кого-то, и этот тип страшно мешал мне своими воплями. Через приоткрытую дверь смежного кабинета Хеллер мог видеть

Тупевица. Агент сидел за столом и набирал номер телефона. Огромная грузная фигура О'Блоома нависала над ним.

– Мне нужно лично переговорить с Делбертом Джоном Роксентером, — сказал Тупевиц в трубку. — Это звонят из ФБР....Ну, в таком случае соедините меня с его секретарем. — Он прикрыл трубку рукой и сообщил О'Блоому: — Роксентер сейчас в России, где обговаривает условия займа, который поможет им свести концы с концами. — И снова в трубку: — Это ФБР в Вашингтоне. У нас тут сложилась такая ситуация... — Крики из находящегося поблизости кабинета заглушили дальнейшие его слова. Потом он снова прикрыл ладонью трубку и сказал О'Блоому: — Они сейчас свяжут нас с мистером Гробсом, одним из адвокатов его фирмы «Кинул Лизинг». Делами такого рода у него обычно занимается именно Гробе.

Пришлось ждать. Наконец Тупевица соединили.

– Мистер Гробе? Здравствуйте! У меня тут для вас большой сюрприз. Вы говорите со мной по проверенной и безопасной линии? О, она была проверена на предмет наличия «жучков» только сегодня утром? Отлично! В таком случае слушайте. Мы — это специальные агенты Тупевиц, — он заученной скороговоркой протараторил номер своего служебного удостоверения и те адреса, где все это можно проверить, — и О'Блоом, — и он отбарабанил данные О'Блоома. — Ну как, записали правильно?

По-видимому, мистер Гробе все записал. Тогда Тупевиц разложил перед собою бумаги Хеллера и принялся зачитывать их. Он прочитал все от корки до корки — свидетельство о рождении, диплом, ведомость с выставленными в учебном заведении отметками.

– Вы все успели записать? Я просто хочу убедиться в этом, чтобы потом не возникло каких-нибудь недоразумений или ошибок... Да, мальчишка сейчас у нас. Для доказательства я зачитываю вам описание его физических данных. — И он быстро и привычно отбарабанил описание внешности. — ...Нет, он ни с кем не разговаривал. Это мы обеспечили. — Тупевиц бросил торжествующий взгляд на О'Блоома, а потом снова заговорил в трубку. — Да не расстраивайтесь вы так, мистер Гробе... Но дело в том, что его разыскивают в Фейр-Оуксе, штат Виргиния, за нападение на представителей власти и избиение двух полицейских, оба сейчас госпитализированы... Да, это попытка к совершению убийства. Он также подозревается в похищении автомобиля, превышении скорости, в отказе остановиться по требованию полиции. Скрывается от закона... Совершенно верно. Подозревается также в хранении наркотиков... Вы совершенно правы. Также нарушение федеральных законов, выразившееся в попытке добыть их, чтобы переправить через границу штата. Вы, несомненно, правы. Ну а среди мелких правонарушений — незаконная связь с известной проституткой. Верно... А также в нарушении закона Манна — пересечение границы штата с аморальными целями... Совершенно справедливо. А также в попытке сокрытия своей личности от представителей федеральных служб. Мне стало ясно, что Хеллер может быть приговорен к пожизненному заключению — именно то, что и предусматривалось нами с самого начала. По-видимому, на другом конце провода решили перейти к более крутым мерам. После длительной паузы Тупевиц сумел все же перебить говорившего:

– Нет, погодите, мистер Гробе. Пока что я сообщил все это только вам. Женщина болтать не будет. У нас есть документы, у нас же находится и автомобиль, да и парень ведь тоже у нас... Нет, никто из газетных репортеров об этом не пронюхал. Имя его никому в Фейр-Оуксе не известно... Нет, об этом знаем только мы двое. Тупевиц напряженно слушал своего далекого собеседника, только изредка позволяя себе поддакнуть, демонстрируя свою полную лояльность. Мистер- Гробе, по-видимому, говорил весьма энергично и настойчиво. Тупевиц едва поспевал вставлять: «Слушаюсь, мистер Гробе», «Да, мистер Гробе», «Совершенно с вами согласен, мистер Гробе». Такой диалог длился довольно долго. Тупевиц хитро подмигнул О'Блоому и кивнул. Потом он снова заговорил:

– Нет, мистер Гробе. Никаких протоколов, никаких копий тут не имеется. Никаких сведений ни у тамошней, ни у местной полиции о нем нет, а что касается нас, то мы даже директору не станем докладывать.

Он утвердительно кивнул, словно загадочный Гробе мог это видеть. А потом он снова продиктовал в трубку номера служебных удостоверений и адреса, по которым их можно проверить, сообщив данные как о себе, так и о О'Блооме. Разговор Тупевиц завершил довольно пространной тирадой:

– Да, мистер Гробе. И вы можете пребывать в полнейшей уверенности, что в наших руках сын Д. Дж. Р. будет в полнейшей безопасности и ни словечка не будет сказано ни прессе, ни вообще кому бы то ни было. Сейчас, как и всегда, мы оба пребываем в абсолютной готовности оказать любую услугу Делберту Джону Роксентеру. Да, мистер Гробе, вы все поняли совершенно правильно. До свидания, мистер Гробе.

С сияющим лицом он повесил трубку и встал из-за стола. Потом они с О'Блоомом устроили в крохотном кабинетике нечто вроде индейской пляски, громко смеясь при этом.

– И подумать только, — сказал О'Блоом, — что мы собирались через несколько лет уходить в отставку, не имея за душой ничего, кроме наших жалких пенсий!

– Да, он наверняка должен будет взять нас к себе, — с восторгом подхватил Тупевиц. — У него просто не будет иного выхода!

Я был поражен. Эти два бесчестных агента воспользовались сложившейся ситуацией для того, чтобы подняться по социальнойлестнице. Они шантажировали самого Делберта Джона Роксентера. И что еще более усугубляло противозаконность их гнусных происков, так это тот несомненный факт, что, по существу, само ФБР целиком и полностью принадлежало Д. Дж. Роксентеру. Но самым глупым во всей этой истории было то, что они ведь были уверены, что в руках у них и в самом деле находится сын Делберта Джона Роксентера. Запланированные Ломбаром акции явно принимали неожиданный оборот. Проявим выдержку. Все это никак не облегчает участи Хеллера. Я еще не мог определить, каким именно образом это произойдет, но уже точно знал, что Хеллера поджидает верная смерть.

 

ГЛАВА 4

 

Зазвонил телефон, и двум бесчестным агентам пришлось прекратить свои дикарские пляски. Тупевиц подошел к телефону, внимательно выслушал, что ему говорили, коротко ответил и повесил трубку. После этого парочка вернулась в комнату, в которой они оставили Хеллера. Он сидел там тихо и спокойно, иногда глаза его обращались к застарелому пятну крови на стене. Я весьма сомневался, что ему удалось более четко, чем мне, услышать разговор, состоявшийся в соседнем кабинете. Должно быть, все это время он просто раздумывал, что же с ним теперь сделают.

– Послушайте,  Младший, — сказал ему Тупевиц, — Сейчас со мной разговаривал персональный адвокат вашего папаши, некий

мистер Гробе из юридической фирмы «Киннул Лизинг» в НьюЙорке. Папаша ваш сейчас в России, где его ублажают, как могут, так что домой он вернется не ранее чем недели через две.

– Так что вам, Младший, — добавил О'Блоом, — лучше всего сейчас сидеть спокойно здесь. Пройдет некоторое время, прежде чем мы сможем выпустить вас отсюда.

О'Блоом уселся за стол и придвинул к себе целый ворох официальных бумаг Я сразу же сообразил, что этот кабинет принадлежит ему, а тот, что рядом, — Тупевицу. Должно быть, они довольно высоко забрались по служебной лестнице в ФБР, если им выделили здесь личные кабинеты. Тупевиц направился к двери, но, перед тем как уйти, обернулся в сторону О'Блоома.

– Со всем остальным я сам справлюсь, — сказал он. — А ты пригляди здесь за мальчиком.

Он уже был в дверях, но, по-видимому, припомнил что-то и остановился. Теперь он обратился уже к Хеллеру:

– А по поводу этой шлюхи вы можете больше не волноваться. Она умерла.

Экран у меня вздрогнул.

– Почему вам пришлось убить ее? — спросил Хеллер.

– Убить? — удивился Тупевиц. — Она умерла естественной смертью в больнице Джорджтауна. Причина — сердечный приступ. — И — сама невинность — успокаивающе добавил: — Знаете, вам ведь чертовски повезло, что это произошло в карете «скорой помощи», иначе вас могли бы обвинить еще и в убийстве.

– Героин убил ее, вот так-то, Младший, — добавил О'Блоом.

– Кстати, я все время хотел у кого-нибудь спросить, — сказал Хеллер, — не объясните ли вы мне, что значит эта так называемая доза?

– Нет, этот милый мальчик меня доконает, — сказал Тупевиц, снова берясь за ручку двери. — О'Блоом, постарайся проследить, чтобы все здесь было в порядке. Все остальное я беру на себя.

И он вышел. Устало отодвинув от себя кипу бумаг, О'Блоом еще более усталым взглядом уставился на Хеллера.

– Не (...), парень! Вы до сих пор не знаете, что такое доза? Да чему же, черт побери, учат вас в этом вашем... — Он нашел в документах Хеллера диплом и продолжил: — В военной академии Сент-Ли? Кройке и шитью, да? — Он снова бросил взгляд на кипу бумаг и брезгливо отодвинул ее от себя. — Ну что ж, нам предстоит здесь убить массу времени, а поскольку вам все равно выпадет когда-то распоряжаться в этом доме, то ничего худого не произойдет, если я прямо сейчас займусь просвещением будущего Мистера «Америка»! Пошли со мной! Легонько подталкивая Хеллера, О'Блоом повел его по многочисленным лестницам и переходам.

– Ни с кем не разговаривайте, — предупредил он. — Я буду отвечать на все вопросы, если кому-то придет в голову их задать.

Судя по всему, здание это было огромным. Перед ними открылся длинный коридор. Звякая шипами по полу, Хеллер шагал довольно спокойно.

– Скажите, ради всего святого, Младший, — сказал О'Блоом, которого явно раздражал этот звук. — Какого черта вы нацепили на себя эти бейсбольные туфли с шипами?

– Так мне удобней, — отозвался Хеллер. — Я натер себе волдыри.

– Ах, это совсем другое дело. Я отлично понимаю вас — у меня самого мозоли. Ну вот, мы и пришли. И он остановился у двери с табличкой: «Химическая лаборатория. Наркотические вещества». Открыв дверь, он пропустил Хеллера вперед.

Взору Хеллера предстало помещение, в котором на многие ярды вглубь тянулись полки, сплошь уставленные стеклянными банками самых различных размеров и форм. За столом, склонившись над горящей спиртовкой, сидел лаборант. Он подогревал воду в столовойложке, а вокруг него, разбросанные по всему столу, валялись иголки.

– Вообще-то наркотиками занимается Агентство по борьбе с наркотиками, — начал свои пояснения тоном экскурсовода О'Блоом, — однако мы по-прежнему сохраняем у себя собственную лабораторию,  которая занимается исследованиями в этой области. Нашей заботой является осуществление контроля за работой и правительственных органов, поэтому нам нередко приходится перепроверять действия самого АБН. Тут у нас собраны практически все известные науке виды наркотиков. Вот, поглядите на эти банки!

– Вы занимаетесь их продажей? — спросил Хеллер.

Лаборант испуганно поднял голову.

– Тише! — сказал он. Повнимательней приглядевшись к Хеллеру и обращаясь к О'Блоому, он продолжил: — О чем это вы думали, О'Блоом, приведя сюда этого (...) мальчишку? Здесь не место для общественных экскурсий.

– Заткнись, Суинни, — отрезал О'Блоом.

Лаборант снова склонился над бунзеновской горелкой, что-то возмущенно ворча себе под нос.

– Видите ли, дорогой мой, — сказал О'Блоом, обращаясь к Хеллеру, — главная наша цель состоит в том, чтобы можно было по внешнему виду, запаху и на вкус быстро и точно определять все наркотические вещества. Вот, поглядите сами. Начните вот отсюда, с нижнего ряда, и идите до самого конца, осматривая каждую банку. И старайтесь при этом запомнить надписи на этикетках. Только ради всего святого, если вам придет в голову попробовать здесь что-нибудь на язык, тут же сплевывайте, сплевывайте немедленно!

Я не хочу, чтобы меня потом обвинили в том, что я превратил вас в наркомана.

Хеллер, как пай-мальчик, начал продвигаться вдоль рядов полок, послушно выполняя данные ему указания. И все-таки несколько раз О'Блоом заставил его прополоскать рот под краном, держа его при этом за шиворот, как обычно поступают с непослушными детьми. Верный своему обычаю, Хеллер проводил и это обследование чрезвычайно быстро. Но меня все происходящее отнюдь не радовало. Было совершенно очевидно, что, задерживая его здесь, они просто тянут время. Однако, отлична зная ФБР, я понимал, что они при этом пытаются вытянуть из него и какие-то сведения. Попытки эти, как и все, что они затевают, отличались крайней глупостью, но тем не менее предпринимались.

– О, привет! — сказал Хеллер. У него в руках была большая банка с коричневым порошком, которую он очень внимательно разглядывал. — А это что?

– О! Да тут, видимо, отлетела этикетка. Это, парень, опиум, Азиатский.  — О'Блоом пригляделся повнимательней. — Нет, это турецкий опиум.

В обычных условиях я просто взбесился бы оттого, что Хеллеру показывают все это. Но в калейдоскопе событий сегодняшнего дня острота ощущений у меня явно притупилась.

– А что означает слово «афьон-карахисарский»? — задал Хеллер вопрос, который чуть было не лишил меня рассудка.

– (...), не знаю, — сказал О'Блоом. — А где вы его нашли?

– А вот здесь, на боку банки написано, — ответил Хеллер. — Его тут почти не видно.

– Я оставил в кабинете очки, — сказал О'Блоом. — Суинни, что означает слово «афьон-карахисар»?

– «Замок черного опиума», — сказал Суинни. — Западная Турция. А что?

– Это написано на банке, — ответил О'Блоом.

– Да? — без тени удивления спросил Суинни. И так же спокойно продолжил: — В соседнем сосуде лежат черные шарики, которые поступили из тех же мест. А вот в той банке белого цвета, чуть дальше в том же ряду, находится героин, который тоже поступил оттуда. (...), да что я здесь для того, чтобы лекции читать! — И он демонстративно вернулся к своим занятиям.

– Видите ли, — тоном заправского лектора заговорил О'Блоом, — имеется такой цветок, который называется маком... Лепестки у него бывают различного цвета, но центр цветка обязательно черный. Головку мака царапают, вследствие чего выступает сок, который потом затвердевает и его соскабливают. Полученное вещество кипятят и получают таким образом опиум. В результате химического процесса из опиума получают морфин. А с помощью другого химического процесса из морфина получают героин. Белый героин поступает преимущественно из Турции и Азии. Коричневый героин — мексиканский... Суинни, где у нас литература по наркотикам? Чего я буду здесь зря языком молоть.

Суинни молча указал пальцем на какую-то дверь, и О'Блоом тут же отворил ее и заглянул внутрь какого-то помещения.

– (...), — сказал он, — ими тут пользуются вместо туалетной бумаги. — Казалось, это его несколько озадачило. Но тут же ему пришла в голову удачная мысль. Он сунул руку в карман. — Суинни, сбегай-ка к газетному ларьку и купи мне пару популярных брошюр. — Однако, как бы опомнившись, он выдернул руку из кармана. — Черт побери, да что же это я делаю? Стою рядом, можно сказать, с казначейством США и собираюсь тратить свои кровные доллары. Молодой человек, у вас есть при себе какие-нибудь деньги?

Хеллер послушно сунул руку в карман и вытащил пачку купюр. И то, с какой готовностью он это проделал, ясно доказывало, что массированное давление, которому он подвергался, стало давать свои результаты. Он машинально вернулся к своим старым привычкам. Игроки в азартные игры на Волтаре — а Хеллер, несомненно, относился к их числу, в чем я имел возможность убедиться на своем горьком опыте, — особым образом обращаются с деньгами.Они перегибают пачку купюр, засунув в центр палец, причем делают это так, что оба конца пачки складываются вместе, вследствие чего создается обманчивое впечатление, что пачка в два раза толще, чем она есть на самом деле.

Именно такую пачку денег он и показывал сейчас О'Блоому.

– О Господи, — только и вымолвил агент ФБР. Но тут же овладел собой. — Полагаю, что это вам дают каждую неделю на конфеты. — Он сразу же потянулся к пачке. — Давайте-ка подсчитаем. Книга стоит примерно три доллара. К ним мы добавим два доллара для Суинни за труды. Значит, я беру у вас пятерку. Нет, погодите, кроме того, вы ведь, должно быть, уже успели проголодаться, значит, Суинни нужно будет принести вам чего-нибудь перекусить — так что я беру у вас десятку. А впрочем, если хорошенько подумать, то и нам с Суинни самое время подзаправиться, значит, мне придется взять у вас две десятки.

По-видимому, он ничего больше просто не мог придумать и, вздохнув, вручил деньги Суинни, недоброжелательность которого внезапно словно испарилась.

– Так чего бы вам хотелось заказать, юноша? — спросил Суинни.

– Пиво и гамбургер, — не раздумывая ответил Хеллер, которому скорее всего припомнились рекомендации доктора Кроуба.

– Э, молодой человек, — проговорил О'Блоом, — да вы, оказывается, большой хитрец (...). Вы что, не знаете, что мы не имеем права угощать пивом юношу вашего возраста? Подталкиваете нас на правонарушение, да? Суинни, принеси ему гамбургер и молоко. А мне бифштекс с пивом.

Суинни исчез, а Хеллер вернулся к изучению более чем двухсот разновидностей наркотиков, собранных на полках. Я уже смирился с мыслью о том, что Хеллер теперь точно знает, чем мы занимаемся здесь в Афьоне. Меня сейчас беспокоил другой вопрос — чего ради они удерживают там Хеллера? Поведение их, их обращение с ним настолько не вписывалось в обычную практику ФБР, что мне было совершенно ясно: тут крылся какой-то тайный умысел, какой-то хитроумный план. Что-то чрезвычайно важное затевалось за спиной у Хеллера.

Вернулся с покупками Суинни, и вскоре О'Блоом и Хеллер возвратились в уже знакомый нам кабинет. О'Блоом откусывал огромные куски от сделанного из бифштекса бутерброда и смачно запивал их пивом.

Хеллер сидел, пощипывая принесенную ему еду и просматривая брошюру. Она называлась «Наркотик как развлечение», и в предисловии говорилось, что здесь содержатся «все необходимые сведения о наркотиках». Там также говорилось о том, что книга рекомендована к изданию учебником «Психология сегодня», и по одному этому я понял, что она представляет собой серьезную научную работу. Кстати, в книге описывалось буквально все — начиная с аспирина вплоть до древесного спирта. И вот Хеллер, по обычной своей привычке, вместо того чтобы разыграть сценку, будто весь погрузился в чтение, как это обязательно сделал бы нормальный шпион, сразу же принялся за свое «чтение», при котором он усваивал целую страницу за то время, которое обычному человеку понадобилось бы, чтобы прочитать одно-единственное слово. Перелистывая страницы с дикой быстротой, он при этом еще и прихлебывал молоко. И надо сказать, что он его так и не допил, дойдя до конца книги из двухсот сорока пяти страниц убористого текста. После чего он преспокойно спрятал книгу в карман и допил молоко.

– Что за черт, неужто не интересно? — начал было О'Блоом и туг же спохватился: — Ну ладно, я понимаю, у вас сегодня и так слишком много впечатлений, чтобы еще читать что-то. Поверьте, я вас хорошо понимаю. — Он снова посмотрел на часы с озабоченным видом. Но тут, видно, его осенила новая идея. — А знаете что, Младший? Тут у нас бывают общественные экскурсии по зданию. Помнится, они проводятся каждый час или что-то вроде этого. Но нам, естественно, не придется дожидаться, чтобы присоединиться к одной из групп. Сейчас я сам проведу вас по зданию и покажу немало интересного.

Зачем им так необходимо удерживать его у себя? Я-то прекрасно понимал, что они сейчас воспользовались приемом, который в наставлении озаглавлен «Как задержать объект без возбуждения в нем подозрений».

О'Блоом повел Хеллера вниз на выставку технических средств и оружия, используемого гангстерами. Мне и самому было интересно, поскольку кое-что могло пригодиться в дальнейшей работе. Делая пояснения, О'Блоом даже снимал для пущей убедительности кое-какие экспонаты с полок и витрин.

– И что, все это оружие — химическое? — спросил Хеллер.

– Химическое? — недоуменно переспросил О'Блоом.

– Ну, я хотел сказать, что оно не электронное, да?

– О Господи, какую чепуху вбивают детям в головы. Наверное, вы начитались комиксов. Если вы думаете, что у гангстеров имеются лазерные пистолеты или ружья, то это не так. Нам удалось поймать какого-то типа, который пытался сбыть нам нечто такое несколько лет тому назад, и я думаю, что он до сих пор еще ломает свой срок. Нет, молодой человек, такое оружие считается у нас противозаконным. А кроме того, порох значительно надежней. Вот возьмем, к примеру, этот обрез — да им же можно пополам разорвать человека!

Буквально располовинить его надвое, парень! Разве вам этого мало? — Он снял обрез с витрины. — И при этом нужно учесть — если махануть из него по толпе на улице, то можно уложить еще и массу прохожих. Эффект будет колоссальный. Они перешли к стенду, на котором раскрывалась методика современных банковских ограблений, и Хеллер очень внимательно осмотрел его. О'Блоом показал ему, где обычно устанавливаютсякамеры скрытого наблюдения, рассказал об использовании заранее помеченных купюр, о кнопках тревоги, об электронных охранных системах, о методах полиции и о том, конечно, как ФБР во всех без исключения случаях ловит всех без исключения грабителей, если даже они всего лишь пытаются обсчитать кассиров. Хеллер оказался таким благодарным слушателем, что О'Блоом даже подробно ознакомил его с принципом действия электронной охранной системы и заодно продемонстрировал ему все способы, с помощью которых ее можно вывести из строя.

– Ваш папаша, — сказал он, — как и полагается вашему папаше, особенно интересуется всеми этими делами, так что, надеюсь, вы все хорошо запомнили и сможете при случае блеснуть при нем своими глубокими познаниями.

Да уж, кто-кто, а Хеллер запомнил все просто великолепно, в этом можно было не сомневаться! Затем О'Блоом повел Хеллера в научно-методическую лабораторию, где ознакомил его с последними достижениями в области методики раскрытия преступлений с использованием новейших научных достижений, продемонстрировав даже то, что пока находилось в стадии разработок. Мне это вовсе не понравилось, поскольку все это расходилось с намерениями Ломбара, строго запретившего мне знакомить Хеллера с подобными вещами. Я почувствовал некоторое облегчение, когда они наконец вышли оттуда. При этом мне окончательно стало ясно, что весь этот экскурсионный тур был всего лишь импровизацией О'Блоома и не планировался заранее, что было особенно понятно, когда О'Блоом расталкивал случайных посетителей, желая показать Хеллеру что-нибудь наиболее, на его взгляд, интересное.Наконец они подошли к стенду с портретами особо опасных преступников, и Хеллеру была прочитана лекция о том, как выследили и арестовали всех этих людей. Особо подчеркивалось, что при этом ФБР ни разу, ну буквально ни разу, не потерпело неудачи ни при розыске, ни при аресте опасных преступников. Более того, для наглядности О'Блоом даже специально повел Хеллера назад, чтобы тот еще раз поглядел на выдающихся гангстеров тридцатых годов.

– Вот, полюбуйтесь, — сказал он, — здесь вы видите настоящих гангстеров. Это были совсем не те неженки, которые болтаются по улицам в наши дни. Вот то были гангстеры, самые настоящие гангстеры. Вы и представить себе не можете, как трудно было переловить их всех. Однако Гувер блестяще справился с этой грандиозной задачей. — О'Блоом широким жестом обвел стенд с посмертной маской и множеством фотографий. — Вот возьмите, к примеру, хотя бы этого Диллинджера. У него даже приводов никогда не было, не говоря уж о судимостях. На него ни разу в жизни не заводили протоколы. Всего лишь один-единственный протокол за мелкое правонарушение, да и тот был составлен Бог весть когда. И все-таки Гувер сделал его всемирно знаменитым. О'Блоом повернулся к Хеллеру и назидательно поднял перед его носом указательный палец: Гувер был наделен самым богатым воображением, богатейшим во всей истории человечества. Мозг его способен был придумать что угодно, буквально невообразимое, — гордо объявил О'Блоом. — Он сумел придумать даже эти (...) досье на людей. Полнейший учет и контроль! И все это — просто из головы. Взял и придумал. Нам! Гений чистейшей воды! А после этого он мог уже спокойно выбирать себе любого. Взять и просто пристрелить его! И сколько было этой стрельбы. Да, это был величайший мастер своего дела! Он создал нас и оставил свое учение, он научил нас действовать согласно его учению, и теперь, когда его нет,  на нас возложена колоссальная ответственность достойно продолжать его традиции.

Хеллер тоже сделал широкий жест, как бы объединяя всех этих дых выдающихся представителей преступного мира. И он поймал их всех только на основании составленных им анкет?

– Всех и каждого, — гордо подтвердил О'Блоом. — Но только им он не ограничился, при нем начали составлять досье вообще на всех граждан, так что дело его никогда не умрет.

– Да, — сказал Хеллер. — Этот тип и в самом деле выглядит устрашающе. — И он указал на одну из фотографий.

О'Блоом наконец взорвался:

– О Господи, ну и (...) же вы городите. Да это же и есть сам Гувер!

Он настолько расстроился, что отошел в сторону. За ним, позвякивая шипами по полу, поплелся Хеллер. Затем, как бы поддавшись неожиданному порыву, О'Блоом спустился по лестнице и молча толкнул Хеллера еще в одну дверь. Оказалось, что здесь находится внутренний тир. Я не на шутку встревожился. Все это время я чуял — они что-то затевают. И теперь мне оставалось только надеяться на то, что в паны эти не входило просто пристрелить Хеллера прямо у себя на территории. В противоположном конце комнаты были вывешены мишени. Было здесь и самое различное огнестрельное оружие, и защитные наушники для стреляющих. Затаив дыхание, я молил богов, чтобы Хеллер не вздумал схватить первый попавшийся пистолет и не начал пробиваться к выходу

– А где агент, который демонстрирует посетителям искусство стрельбы? — строго спросил О'Блоом у старика, занятого чисткой оружия.

– Что? О, да ведь сегодня у нас уже не будет показательных стрельб.

О'Блоом нацепил пару наушников на Хеллера, а сам выбрал один из пистолетов. Он сделал выстрел по мишени, и это как будто немного улучшило его настроение. Чуть повеселев, он обернулся к Хеллеру:

– Вы, конечно, сдавали экзамены по стрельбе из личного оружия?

– Нет, из такого оружия я еще ни разу в жизни не стрелял, — честно признался Хеллер.

– Военное  учебное  заведение  называется! — презрительно фыркнул О'Блоом. — Я же говорил, что вас, должно быть, обучали кройке и шитью или вязанию. — Но тем не менее он решил проинструктировать Хеллера: — Это револьвер системы «кольт», калибр 0,57 дюйма. Модель эта называется «магнум». Пуля из него свободно прошьет моторный блок, а после этого — еще что-нибудь.

И он тут же продемонстрировал Хеллеру, как проворачивать барабан, как проверить, заряжен он или нет, как зарядить и разрядить пистолет, и даже показал, как его лучше всего носить. Потом он взял пистолет армейского образца кольт 0,45, или просто «сорокпятый», и рассказал довольно подробно о нем. О'Блоом бросил взгляд на часы и нахмурился. По-видимому, ему необходимо было еще какое-то время отвлекать Хеллера.

– Знаете, Младший, а что, если я продемонстрирую вам настоящий класс стрельбы? Ну вот, смотрите, сначала нужно выбрать из множества карточек фотографию условного преступника. Потом там, на мишенях, появляются сразу несколько изображений. Мне же нужно моментально выбрать из них именно преступника и всадить ему пулю в сердце. Если я попадаю не в того человека, упражнение повторяется.

Он осмотрел таблицу с находящимися в розыске преступниками и запомнил их лица. Потом достал собственный пистолет. После этого он дал знак старику, и тот стал нажимать какие-то кнопки. На мишени стали появляться одно за другим разные лица. Тупевиц выстрелил и попал не в того.

– Говорил же я вам, О'Блоом, что вам обязательно надо обратиться к окулисту, — сказал старик.

– Ладно, заткнись, — оборвал его О'Блоом. — Нажми-ка лучше еще разок на эти свои кнопки.

Теперь он держал пистолет обеими руками. Старательно прицелившись, он еще раз выстрелил. На этот раз он попал в того, в кого требовалось.

– Ну вот, Младший. А теперь попробуйте вы. Убедитесь, что это не так-то просто.

Господи, да сейчас единственное, что следовало сделать Хеллеру, — это просто застрелить их обоих и спокойно уйти. В той ситуации, в которую он попал, это было-бы самым разумным решением, можете свериться по любому из наставлений. Хеллер осмотрел табличку с находящимися в розыске и тут же отложил ее в сторону. Начали появляться мишени с портретами. Хеллер выстрелил и, естественно, попал в выбранного им человека — точно в центр мишени. А что, спрашивается, было здесь сложного для опытнейшего специалиста по стрельбе Флота его величества?

– Нет, нет, не так, — сказал О'Блоом. — Господи, сказано же вам: никогда не нажимайте на спусковой крючок, пока пистолет неподнят на уровень ваших глаз. Но мы спишем это на состояние ваших нервов. И нечего важничать, если вы случайно попали в цель. В настоящем бою такое не повторится. А теперь постарайтесь держать пистолет двумя руками, хорошо расставьте ноги, это придаст вам устойчивости. А главное — внимательно следите, куда направляете ствол. Отлично. А теперь мы вам предоставим еще одну попытку. Нажми-ка на кнопки, Мэрфи. Испытывая немалые неудобства, Хеллер воспроизвел все показанные ему действия и попал точно в центр мишени.

– Ну вот, теперь видите? — сказал О'Блоом. — Вот как получается, когда у человека хороший инструктор. А хотите попробовать этот кольт?

Хеллер долго еще стрелял из самых разнообразных пистолетов, и наконец, облегченно вздохнув, О'Блоом глянул на часы.

– Ну, нам, пожалуй, пора возвращаться в мой кабинет, — сказал он.

Они вышли из тира и всю дорогу до кабинета по бесконечным коридорам О'Блоом без устали читал Хеллеру лекцию о всемогуществе ФБР и его безграничной власти над миром. И все это, несомненно, делалось для того, чтобы получше замаскировать то,|что они намеревались предпринять в отношении самого Хеллера.

Дело в том, что к этому времени я уже знал совершенно, определенно — какую бы ловушку они ему ни готовили, силки уже были расставлены.

 

ГЛАВА 5

 

О'Блоом, слегка запыхавшись из-за непривычно длинной лекции, прочитанной им во славу ФБР, доставил наконец Хеллера к своему кабинету. Едва они успели пересечь порог, как в комнате Тупевица зазвонил телефон. О'Блоом торопливо указал Хеллеру на стул, сделав при этом жест, который обычно подают собаке при команде «сидеть», а сам бросился к телефонному аппарату. На этот раз мне не потребовалось усиливать звук.

– О'Блоом у телефона, — проревел он и тут же перешел на очень вежливый и, я бы даже сказал, любезный тон: — Да, конечно же, обо всем этом можно свободно говорить со мной. Я ведь и есть напарник агента Тупевица. Полагаю, что он назвал вам мое имя.

При этих словах он схватил лежавший на столе блокнот и принялся записывать. Наконец он сказал:

– Да, мистер Гробе. Все это у нас под контролем, мы вполне владеем ситуацией... О, это просто прекрасно, мистер Гробе... Нет, он ни с кем не разговаривал... Да, мистер Гробе... Да, мистер Гробе... Благодарю вас, мистер Гробе.

И он повесил трубку.

Вошел Тупевиц, и они о чем-то переговорили шепотом. Затем они усадили Хеллера на стул, а сами заняли места на двух других стульях напротив него, и Тупевиц включил яркий свет, который бил прямо в глаза Хеллеру.

– Начну я, — сказал Тупевиц. — Послушайте, Младший, мы сообщили в Виргинию, что разбитый «кадиллак» с вашими номерными знаками был обнаружен в Мэриленде. Мы также сообщили им о том, что внутри разбитой машины обнаружен труп, обгоревший до неузнаваемости, хотя по описанию он и сходится по некоторым приметам с вашей внешностью. Все, кому вы там успели насолить, одним словом, все заинтересованные лица, не знают вашего имени, проститутка мертва. Это означает, что формально с вас сняты все обвинения. Так что никогда и нигде не упоминайте о том, что тут происходило, иначе этим вы будете обвинять нас во лжи. Понятно? — сурово спросил он.

Свет ослеплял Хеллера. Но внезапно мне стало ясно, что они вовсе не допрашивают его, и я почувствовал большое облегчение. Они инструктировали его и вводили в курс изменившейся обстановки. Просто иначе они вообще не умели разговаривать. Это был их стиль.

– А теперь, — продолжал Тупевиц, — вот вам новые документы на автомобиль. Они выданы здесь, в округе Колумбия, и машина имеет соответствующий номерной знак. Серийные номера на моторе и кузове изменены. Теперь все документы выписаны на ваше имя. Нам известно, что с самого начала вы и были тем человеком, который уплатил за эту машину, так что не вбивайте себе в голову, будто здесь происходит что-то незаконное. Вам понятно?

Хеллер взял поданные ему документы. К верхней части их была прикреплена небольшая записочка со штампом, в которой значилось:

 

К сведению органов полиции и отдельных полицейских. В случае возникновения любой проблемы обращаться исключительно в Главное управление ФБР, лично к агентам Тупевицу и О'Блоому,

Вашингтон, округ Колумбия.

 

Мы не стали морочить голову с оформлением страховки, — продолжал Тупевиц. — Но если вы умудритесь в кого-то врезаться, то с вашей фамилией в судах с вас постараются содрать последнюю

рубаху. Так что впредь водите машину поосторожней. Хватит с вас уж этих гонок со скоростями более ста миль в час. Поняли?

Хеллер понял.

– А теперь, — сказал Тупевиц, — вот вам ваше водительское удостоверение.

Хеллер взял удостоверение и морщась от яркого, бьющего в глаза света, увидел еще одну записочку, приколотую на этот раз к удостоверению и тоже снабженную штампом.

К сведению органов Полиции и отдельных полицейских. В случае возникновения любой проблемы обращаться исключительно в Главное управление ФБР, лично к агентам Тупевицу и О'Блоому,

Вашингтон, округ Колумбия.

Внезапно мне стало понятно, что они сделали — они снабдили «кадиллак» номерами «с хвостом». Во всех используемых полицией компьютерах при введении номера «с хвостом» сразу же появится срочное сообщение: «Этот автомобиль находится на контроле у ФБР. При обнаружении немедленно поставьте в известность агентов ФБР Тупевица и О'Блоома. ФБР, округ Колумбия». А это означает, что ФБР будет постоянно получать информацию о всех передвижениях Хеллера.

– Таким образом, — сказал Тупевиц, — мы возвращаем вам все ваши бумаги.

И он действительно вернул и свидетельство о рождении, и диплом, и ведомость с отметками. Хеллер спокойно положил все это в карман. О'Блоом сходил в свой кабинет и вернулся с довольно потертой картой автомобильных дорог США, выпущенной компанией «Октопус». Расстелив ее на столе, он снова уселся на свое место.

– Прекрасно, — сказал О'Блоом, бросая на карту блокнот, вкотором делал записи во время телефонного разговора. — Мистер Гробе в первую же очередь поинтересовался, имеются ли у вас деньги. Я заверил его, что они у вас имеются. Мистер Гробе выразил предположение, что вы наверняка утомлены — он вообще очень заботился о вас. Поэтому принято решение, что вам следует отправиться в Силвер-Спрингз в  Мэриленде,  где вы остановитесь в мотеле Говарда Джонсона. Выехав отсюда, вы двинетесь по Шестнадцатой авеню, а как только пересечете границу округа, так сразу и увидите ваш мотель. Вот, посмотрите по карте, видите? Хеллер все видел. Если придерживаться истины, то к этому времени он наверняка уже назубок знал все дороги и даже объездные пути всего восточного побережья Штатов.

И тем не менее он внимательно изучал карту. И тут мне внезапно стала понятна причина всех этих задержек. Дело здесь было отнюдь не в ФБР. Эти проволочки нужны были мистеру Гробсу. Где-то на дороге он наверняка посадит наемного убийцу. Я лихорадочно попытался сообразить, как именно это будет проделано.

– Вот и отлично, — продолжал тем временем О'Блоом. — Дело в том, что, по словам мистера Гробса, до каких-то там репортеров докатились слухи, что этим летом вы якобы отказались возвращаться домой. Распространилась какая-то дурацкая история о том, что вы будто бы решили жить теперь исключительно на собственные средства и вроде бы собираетесь вступить в профессиональную бейсбольную команду или еще куда-то. Так поэтому он велел передать вам, чтобы вы ни при каких условиях не регистрировались в мотелях или отелях под собственным именем, и при этом требует, чтобы не делалось никаких заявлений прессе вплоть до вашего воссоединения с семьей или пока вы не переговорите с вашим отцом, который сейчас пребывает за границей. Понятно?

– Значит, не пользоваться своим именем, — повторил Хеллер. — Да, понятно.

Ох уж этот Гробе! Он (…), прекрасно знает, что никакого Делберта Джона Роксентера-младшего не существует в природе! Так что все его старания направлены лишь на одно — не допустить никаких дурацких разоблачительных статей в газетах. А воспрепятствовать этому проще всего, приказав убить самозванца. У Роксентера наверняка имелось достаточно средств, чтобы исполнить это, и он не станет откладывать дело в долгий ящик. Но как именно он все-таки намерен проделать это? И где именно?

– Вот и прекрасно, — сказал О'Блоом. — Итак, завтра утром вы тронетесь в путь по шоссе номер четыреста девяносто пять — кольцевой дороге округа Колумбия, — потом свернете налево на шоссе номер девяносто пять. Дальше вы будете двигаться прямо и так проедете весь Мэриленд. Затем пересечете границу с Делавэром, где, двигаясь уже по шоссе номер двести девяносто пять, пересечете реку Делавэр, за которой сразу же попадете на транспортную развязку, а это уже территория Нью-Джерси. Там вам не нужно будет никуда сворачивать. Будете ехать все прямо-прямо — да там, собственно, и свернуть-то некуда. А теперь приглядитесь повнимательнее. Видите? Чуть севернее Ньюарка шоссе раздваивается. Так вот, мотель Говарда Джонсона находится прямо здесь, — и он пометил карту крестиком. — Вы прибудете сюда примерно в шестнадцать тридцать. На дорогу у вас уйдет часа четыре. Ни в коем случае не гоните машину! Регистрироваться в мотеле вам тоже не придется. Просто зайдите в столовую, займите место за столиком и пообедайте. Старый слуга семьи будет вас там ждать, и он же доставит вас до самого дома. Понятно?

Хеллер подтвердил, что все понял.

– И еще: мистер Гробе велел передать, что вам не следует ничего бояться, вам никакая опасность не грозит, так что не делайте никаких глупостей. Фактически он даже сказал, что Слинкертон будет тайно сопровождать вас всю дорогу только ради того, чтобы вас кто-нибудь не напугал.

– Слинкертон? — переспросил Хеллер.

– Да, я говорю о детективном агентстве Слинкертона, услугами которого обычно пользуется ваш отец! Это самое крупное агентство в стране, — пояснил О'Блоом. — Вы никого из них не будете видеть, а они постоянно будут сопровождать вас. — Он вдруг расхохотался. — Я просто уверен, что он предпринимает все это только для того, чтобы вы снова не сбежали от них, ведь никто не знает, сколько проституток попадется вам по дороге.

– Не пройти ли нам прямо сейчас к машине? — прервал его Тупевиц.

Они спустились в гараж ФБР, где и стоял «кадиллак» Хеллера. Хеллер прежде всего проверил содержимое багажника — все его барахло было на месте, к нему явно никто не прикасался. Потом он окинул взглядом новые номерные знаки спереди и сзади машины. После этого занял место за рулем.

– Итак, гуд-бай, Младший, — сказал Тупевиц.

– Благодарю вас, — сказал Хеллер (он был настолько растроган, что я уловил, как дрогнул его голос). — Спасибо за все, а особенно за то, что вы подобрали для меня такой маршрут, что я почти все время могу ехать прямо и прямо.

– Отложите свою благодарность до того времени, когда вы наложите лапу на денежки вашего папаши, — со смехом ответил О'Блоом. И оба агента дружно расхохотались. Потом, как это принято среди американцев — когда они говорят в присутствии детей так, будто этих детей рядом нет, Тупевиц сказал О'Блоому:

– А знаешь, О'Блоом, это ведь прекрасный парень. Немного своевольный, но по сути — просто отличный мальчик.

– О да, — поспешил согласиться О'Блоом, — чувствуется семейная закалка, кровь чувствуется. Но теперь ребята, как бы это сказать, более спокойные, что ли, чем в годы нашей юности.

Тут они снова заржали и принялись махать руками вслед отъезжающему Хеллеру. Я не стал наблюдать, как будет справляться Хеллер с уличным движением вечернего Вашингтона. Боковым туннелем я сразу же помчался в контору Фахта. Туннель был довольно длинным, и я успел здорово запыхаться, когда ворвался к нему через секретную боковую дверь.

– Мне нужно срочно связаться с Тербом! — заорал я.

Фахт молча выдвинул ящик письменного стола и вручил мне сводку. В ней фиксировались все радиопередачи за этот день. Радиодепеши записывались со скоростью пяти тысяч знаков в секунду и воспроизводились на сверхбыстром проигрывателе. Однако пяти тысяч слов данная сводка не содержала, она была значительно короче и сообщала, что Хеллер получил свидетельство о рождении, избил двух полицейских, потом спомощью «жучка» был вновь обнаружен Тербом в Линчберге, после чего поехал в Вашингтон, где и был арестован ФБР, а теперь спокойно сидит у них, дожидаясь, по всей видимости, когда же его отправят в тюрьму.

Как бы не так — в тюрьму! Я теперь знал гораздо больше, чем Терб и Рат, вместе взятые.

– Мне нужна связь с нашими людьми! — рявкнул я.

Хеллера задумали убить! И произойдет это в ближайший день или два. А у меня по-прежнему нет его шаблонов. Мне нужно срочно связаться с Тербом и приказать ему незаметно пробраться в этот мотель и перерыть весь багаж Хеллера.

– Так у них же нет приемной рации, — пожал плечами Фахт. — Рации эти слишком объемистые, и вы сами приказали не брать их с собой.

О боги! Я в отчаянии откинулся на спинку стула. Самое противное было то, что я не мог ничего сказать Фахту или еще кому-нибудь. Они не должны знать то, что известно мне, потому что тогда они обязательно вмешаются и наверняка все испортят.

– Но, может быть, я получу от них весточку из Нью-Йорка, — сказал, пытаясь приободрить меня, Фахт. — Они наверняка выйдут на связь в конце недели, если у них к этому времени кончатся деньги.

У них к тому же еще и деньги не кончились. Да и как им кончиться, когда они последнее время гребли их, можно сказать, лопатой. В настоящее время я с абсолютной точностью знал три вещи. Во-первых, сколь хитроумный план ни вынашивал Гробе, он в первую очередь должен убить Хеллера. Во-вторых, если Хеллера убьют, то Солтен Грис будет немедленно казнен. В-третьих, население Земли будет ввергнуто в жесточайшую бойню, если только связь с Хеллером окажется прерванной, а я сам в настоящее время был составной частью этого населения!

Я хотел было поинтересоваться у Фахта, имеется ли здесь, в Афьоне, хоть какое-нибудь приличное кладбище. В конце концов, могу же я рассчитывать хотя бы на достойные похороны. Но даже и этого я не посмел произнести вслух. И я зашагал по невероятно длинному туннелю по направлению к своей комнате. Будущее виделось мне чернее этого туннеля, а в конце его была отнюдь не комната, а могильная плита, а вернее — безымянная могила.

 

ГЛАВА 6

 

Даже без всякой надежды наблюдал я, как Хеллер въезжал в Силвер-Спрингз в Мэриленде. Он спокойно подъехал к мотелю Говарда Джонсона. В моем положении и это можно было считать каким-то послаблением со стороны рока, ибо при некоторой толике удачи факт его благополучного прибытия в мотель давал мне на несколько часов передышку от жуткого бессонного бдения, переносить которое мне становилось все труднее и труднее. Хеллер шел не оглядываясь, хотя обязательно должен был это делать.  Он даже не окинул взором контору и зал ожидания на предмет обнаружения подозрительно выглядящих фигур. Он вообще не предпринимал никаких мер предосторожности, которые на его месте обязательно предпринял бы любой нормальный агент.

Громко звякая и скрипя своими шиповками, он направился прямо к столу дежурного и просто заявил ему, что ему нужна комната на ночь. Выложив на столик дежурного тридцать долларов, он вписал в анкетку новый регистрационный номер своего автомобиля — записал новый подлинный номер, не переврав ни одной цифры и даже не пытаясь сделать запись неразборчивой. А после этого он сделал и вовсе нечто такое, что вызвало у меня новый приступ ярости. Не без лихости он расписался в книге для регистрации: «Джон Диллинджер» — и даже поставил в конце фамилии восклицательный знак. Да, многое же он успел почерпнуть, расхаживая у стендов в ФБР Джон Диллинджер был одним из наиболее прославившихся гангстеров в тридцатые годы. Да это просто акт святотатства! Он небрежно швырнул на пол в своей комнате чемоданы, проделав это с таким видом, будто содержимое их его вообще не волновало. Потом умылся и вскоре заскрипел на своих шипах наружу — при этом он даже не потрудился оглядеть близлежащие укромные места — просто обошел вокруг дома и направился прямиком в ресторан. Там он занял место за столиком. Довольно скоро к нему подошла пожилая официантка и заявила, что ему придется поменять место. Она заставила его пересесть в другую кабинку в углу, где он оказался на фоне белой стены. Потом она повозилась с освещением, в результате чего свет стал падать на него со всех сторон. И при этом его, похоже, совсем не волновало, что она сознательно

выставляет его на всеобщее обозрение. Он в это время был преспокойно занят изучением меню. А меню у Говарда Джонсона было составлено таким образом, что и раздумывать было нечего — в мотелях этой страны, хоть исколеси ее вдоль и поперёк, все меню были как близнецы — в них значились выставленные под номерами обеды, да и иллюстрированы они были тоже абсолютно одинаково. Пожилая официантка отлучилась куда-то, но вернулась довольно скоро. Она сняла с головы Хеллера бейсбольную шапочку и положила ее на сиденье соседнего стула, строго заметив:

– Молодые джентльмены не едят в головных уборах.

– Принесите мне шоколадное сливочное мороженое, — попросил Хеллер.

Она застыла над ним в неподвижной позе и наконец снизошла до ответа:

– Я принесу вам обед номер три. Это означает зеленый салат, жареный цыпленок, картофель и бисквиты. А вот когда вы съедите все это, можно будет вернуться и к разговору о Шоколадном мороженом. Она заранее была готова к тому, что Хеллер станет протестовать, и поэтому сразу же продолжила:

– У меня дома свои мальчишки, и у всех у вас одинаковые фантазии и одинаковое упрямство. Ну сколько можно вам втолковывать, что, для того чтобы нормально развиваться, необходимо полноценное питание.

Но меня она не ввела в заблуждение. Она уже явно успела показать Хеллера кому-то. Бессильный что-либо предпринять, я покорно гадал, что это все-таки будет — пуля, нож или мышьяк, подсыпанный в цыпленка. Может быть, подумал я со слабым проблеском надежды, это всего лишь опознание, может, кому-то просто следует ознакомиться с его внешностью. Но женщина, стоило признать, провела свою роль просто блестяще и имела при этом прекрасое прикрытие. Да, часто настоящего агента начинаешь распознавать по его приемам.

Тем временем принесли еду. Хеллер исподтишка огляделся, как видно, желая посмотреть, что и как едят здесь другие. Увиденное, по всей вероятности, успокоило его, и он набросился на пищу, орудуя столовыми приборами. Он даже позволил себе разорвать цыпленка руками — поступок, который не мог привидеться ему даже в самом жутком кошмаре на Волтаре. Но хотя он жадно впитывал в себя чужую культуру, он все же не избежал и досадных промахов. Так, например, я приметил еще в Вашингтоне, что он теперь говорил, пользуясь исключительно словарем интеллигента. Он скорее всего решил, что уже успел покинуть пределы Юга, а это отнюдь не соответствовало действительности. Мэриленд был все еще Югом, Югом был, кстати, и этот жареный цыпленок, которого Хеллер сейчас пожирал с такой жадностью. А Новая Англия, что ни говори, — это места, лежащие к северу от Нью-Йорка. Да, слишком он был еще зелен и неопытен, чтобы овладеть искусством шпионажа в полном объеме, да и первые его шаги на этом поприще никак не назовешь слишком удачными.

Он покончил с обедом, вытер выпачканные жиром пальцы и губы, и тут его внимание привлекло какое-то движение в противоположном конце зала. Там трудно было что-нибудь разглядеть, потому что свет бил прямо Хеллеру в глаза. Просто какая-то темная фигура, вернее — силуэт. И тут я застыл от страха. Фигура эта держала что-то перед своим лицом. Неужто пистолет? И вдруг экран прорезала необычайно яркая вспышка. По продолжительности она была очень короткой, но экран на моем приемнике побелел из-за перегрузок. Потом по экрану поплыли черные точки, и я уже не мог видеть того, что видел Хеллер, если он вообще видел хоть что-нибудь. Постепенно все прояснилось. Черные пятна растаяли. Хеллер же как ни в чем не бывало продолжал спокойно сидеть за столиком, обратившись лицом в дальний конец зала. Теперь там не было никакой фигуры.

К нему подошла официантка.

– Ну вот, какие мы молодцы! Я вижу, что вы уже все скушали. Послушный мальчик. Вот теперь вы можете заказать себе шоколадное мороженое.

– А что это там вспыхнуло? — поинтересовался Хеллер.

– Ах, там! У кассира перегорела лампочка. Вас не ослепило? — И с чисто материнской заботливостью она переставила соседние светильники так, что свет перестал бить ему прямо в лицо. В самом деле, кассир и впрямь возился сейчас со своей лампой. Хеллер заказал и съел мороженое, оплатил счет, дал щедрые чаевые и, позвякивая шиповками, направился к выходу. Вновь обогнув здание, он пошел прямиком в свою комнату, даже беглого взгляда не бросив в сторону густых кустов. Ну что ж, я лишний раз убедился, что имею дело с идиотом. И в комнату он вошел не как предусматривалось инструкцией — резко распахнув дверь и проскочив внутрь, одним прыжком, — а беззаботной походкой фланирующего бездельника. Более того, войдя в комнату, он даже не проверил свой багаж, чтобы убедиться, не трогал ли его кто посторонний. Он просто установил по своему вкусу кондиционер — тоже не удосужившись убедиться, не вставлена ли в него капсула с отравленным газом, — и уселся, развалясь в кресле, чтобы еще раз перечитать книгу о лекарствах и наркотиках.

Потом он сделал нечто такое, что породило в моем сознании острый конфликт желаний. С одной стороны, его нельзя убивать, пока я не раздобыл его дурацкий шаблон. С другой же — он должен быть убит, если и в самом деле раскроет то, ради чего Аппарат с такой настойчивостью цепляется за эту базу на Земле.

Хеллер поднялся и, побродив по комнате, нашел две пепельницы и поставил их перед собой. Потом он вывернул наизнанку карман куртки и потряс его над пепельницей. То же самое он проделал и с левым карманом, вытряхнув его содержимое уже в другую пепельницу. Оказывается, у него были наркотики!

Я ничего не понимал. Но потом мне стало ясно, что он просто сунул туда по щепотке материала, который позаимствовал из банок, так заинтересовавших его в лаборатории ФБР. После этой процедуры он раскрыл один из своих чемоданов и вытащил оттуда маленький флакончик. На самом дне его лежало совсем немножко какого-то вещества, буквально несколько крупинок. Потом он достал из чемодана еще один флакончик. И в нем тоже просматривалась микроскопическая порция какого-то порошка. Значит, и в самом деле при нем были наркотики, когда его обыскивала полиция Вашингтона! Пускай микроскопические дозы, но все-таки были. Интересно, откуда они у него взялись? Он тщательно обследовал содержимое каждого из флакончиков. Потом осторожно высыпал то, что находилось в первом, в пепельницу, стоявшую на краю стола. А содержимое второго вытряхнул в другую пепельницу. Потом он подошел к свету и поднес первую пепельницу почти к самым глазам. Крохотные крупицы тут же колоссально увеличились на моем экране.

Это был турецкий опиум! То же самое он проделал и со второй пепельницей. Оказалось, что это турецкий героин! Затем он подошел к высокому французскому окну, которое в мотеле-одновременно служило и дверью на террасу, и, повозившись немного с запорами, сумел его отворить. Потом он зажег спичку и бросил ее в пепельницу. Естественно, опиум сразу же начал тлеть и сильно дымить. Хеллер закашлялся и тут же прикрыл пепельницу пластиковой салфеткой. Потом точно так же поджег и ссыпанный во вторую пепельницу героин.

И опять он закашлялся и быстро прикрыл пепельницу плотной салфеткой. Комната перед его глазами начала покачиваться, что было неудивительно, поскольку в его легкие попал дым не только от опиума, но и от героина.

Хеллер стремительно вышел на террасу и несколько раз глубоко вдохнул и резко выдохнул свежий воздух. Потом он сделал маленькую пробежку на месте, шумно дыша. Естественно, все эти покачивания скоро прошли и зрение тоже прояснилось. Он вернулся в комнату и выбросил содержимое обеих пепельниц

в туалет. Затем вымыл пепельницы, прополоскал флакончики, самым тщательным образом вытряхнул карманы куртки и отложил все это в сторону. Потом он еще раз тщательно проверил, не осталось ли где-либо

следов героина или опиума. Но что ни говори, а проделал он все это — я имею в виду опыты с наркотиками — самым примитивным и дилетантским образом. Ни один уважающий себя наркоман ни при каких условиях не стал бы так переводить наркотик. Конечно, кто вам может запретить сжечь героин, если он у вас есть, но это же самый неэффективный способ использования. Чтобы получить максимум отдачи от него, его следует вводить в кровь. Даже несмотря на то что ночь была жаркой, Хеллер оставил окна открытыми. Решив, наверное, хоть чем-нибудь заняться, он отыскал и заново прочел «Высокое искусство рыбной ловли для начинающих». Закончив изучение этого пособия, он принялся за «Высокое искусство игры в бейсбол для начинающих».

На часах не пробило и восьми. Хеллер решил ознакомиться с телевизором. Его удалось включить и получить изображение. Но Хеллер все пытался что-то настроить и продолжал вертеть переключатели и нажимать самые различные кнопки. Он проверил все, что можно было проверить в этом телевизоре. Он нажал на все, на что можно было нажать, несколько раз включая и выключая все, что можно было выключить. Я никак не мог понять, что же ему в нем не нравится. Звук был отличным, изображение — тоже.

Несколько раздраженный невозможностью добиться желаемого результата, Хеллер вновь и вновь проводил весь цикл настройки. Наконец он заметил небольшую записочку, в которой говорилось, ято, если телевизор не работает, следует обратиться в администрацию. Хеллер даже направился к телефону, но передумал и в изнеможении опустился на стул.

– Ну ладно, — сказал он, устало обращаясь к телевизору, — можешь считать, что ты первый визор, который я не мог починить. Можешь радоваться — я так и не сумел понять, каким образом у тебя включается трехмерное изображение. Но ты от меня не отвертишься — я все равно стану смотреть твою программу, хотя и в двух измерениях.

На экране как раз начиналась демонстрация фильма под названием «Зоркий глаз ФБР наблюдает за тобой!».

И Хеллер покорно просмотрел полный набор стрельбы, головокружительных автомобильных погонь, взрывов и аварий. По ходу фильма ФБР сначала поголовно истребило всех красных агентов в США. Потом поголовно уничтожило всех мафиози в США. Потом поголовно перестреляло всех членов Конгресса США. Я убедился, что фильм этот произвел на Хеллера глубокое впечатление. Он все время зевал, а согласно законам психологии, зевота — явный признак нервного напряжения. Она призвана купировать особо острые всплески нервного напряжения, как бы включая внутренний механизм разрядки. После этого по телевидению передавали местные вашингтонские новости. На экране убивали белокожих. Потом убивали чернокожих. Насиловали белых, насиловали и черных. Чернокожим проламывали головы и тут же проламывали черепа бледнолицым. Дело в том, что в США действует закон, по которому телевидение должно следить за объективностью подаваемой им информации. Оно обязано в своих программах избегать каких-либо пристрастий или предубеждений, особенно в расовом вопросе. И надо признать, что им удалось достичь отличной сбалансированности. Однако в программе не было ни словечка сказано о том, что произошло в парке на берегу реки Потомак. Не было сказано ни словечка и о Мэри Шмек, наркоманке, которая умерла в машине «скорой помощи» на пути в больницу — такие смерти столь обычное явление, что о них даже и упоминать не стоит. Хеллер тяжело вздохнул и выключил телевизор.

Потом он улегся в постель. В Турции было начало седьмого утра. И я тоже выключил свой приемник. Но заснуть не мог. Подумать только — он даже не закрылдверь на цепочку и не затворил дверь, ведущую на балкон. Более того, он даже не положил под подушку никакого оружия. Ему предстояло быть убитым. Это было решенным делом. И если это не случится сегодняшней ночью, то произойдет где-то в пути, на столь заботливо указанной ему дороге. Гробе все уже подготовил. Вопрос, собственно, сводился не к тому, убьют его или нет, а к тому — когда именно это сделают.

Я прикован цепью к полному идиоту, и он тащит меня на ней к неминуемой смерти. И вполне может статься, что я окончу свои дни так же незаметно, как Мэри Шмек, и упокоюсь в безымянной могиле. Мысль эта глубоко опечалила меня.

 

ГЛАВА 7

 

Для человека, которому предстояло быть убитым, Хеллер (на следующее утро выглядел слишком спокойным и уверенным в себе.

Рядом с экраном у меня был вмонтирован крохотный сигнальный зуммер, который автоматически включался в случае оживленного приема информации, если, конечно, вы не забывали заблаговременно включить его. А я его вчера, разумеется, включил. В два часа дня по турецкому времени звук зуммера заставил меня вскочить с постели. В Мэриленде это соответствовало семи часам утра, но Хеллер уже успел встать и сейчас принимал душ. По крайней мере, он был все еще жив, хотя я и сомневался в том, что это состояние продлится у него долго. А сейчас он преспокойно плескался под душем. Эта его сугубо флотская мания чистоты здорово действовала мне на нервы. В Турции было ничуть не менее жарко и душно, чем в Вашингтоне, и я это отлично чувствовал на себе. У меня в комнате не было кондиционера, и я наверняка сильнее его пропитался и потом, и вообще грязью, не говоря уж о том, что и вещи мои были куда в более запущенном состоянии, но я спокойно обходился без душа. Нет, человек этот был просто чокнутый.

Я вышел из спальни и поймал за ухо маленького мальчишку, что вертелся без дела в коридоре. Без лишних слов я швырнул его в сторону кухни, а вскоре уже снова занял место у экрана, жадно откусывая куски дыни и прихлебывая каву, что по-турецки означает «кофе» — напиток, напоминающий наш джолт. Я был настолько погружен в происходящее на экране, что машинально запивал все это весьма крепкой саде, совершенно позабыв, что ее следует обязательно чередовать с небольшими глотками минеральной воды — именно так ее принято употреблять здесь. Неразбавленная саде окончательно добила мою нервную систему. Нервы мои и без того были натянуты как струна, а теперь я чувствовал, что состояние мое на грани шока. Поэтому я, добавив побольше сахару, выпил неотрываясь еще и с полграфина воды. Но нервы мои так и не успокоились. Чем дольше я всматривался в экран, наблюдая за действиями Хеллера, а вернее — за его полным бездействием, тем более мне становилось жутко.

Он умудрился не проверить багаж, а ведь не раз подходил к нему. Он просто достал из сумки чистое белье и носки и пошел в ванную. А я опять лишился возможности ознакомиться с содержимым его чемоданов.

Одевшись и приведя себя в порядок, он вышел в холл, конечно же, не удосужившись предварительно осмотреть его. На улице он спокойно завернул за угол, не убедившись заранее, что там никто не притаился. Он даже не поинтересовался, нет ли новых или просто подозрительных машин на стоянке, когда проходил мимо. Он и не подумал оглядеть ресторанный зал, когда вошел в него. Просто с непростительной в его положении небрежностью, легкомысленно, я бы сказал, он направился к столику и преспокойно уселся. К столу подошла официантка — молоденькая девушка с прической в виде конского хвоста.

– А где же та пожилая женщина, что была здесь вчера? — спросил Хеллер.

Было совершенно ясно, что этот идиот успел несколько привязаться к ней — вне всякого сомнения, тут наблюдалась тяга к материнской опеке. Глупая девчонка не нашла ничего лучшего, как справиться у администратора. Потом она вернулась к столу.

– Она работала временно.  Вы просто не можете себе представить, как часто сменяется обслуживающий персонал в этих мотелях. Так что вы намерены заказать?

– Шоколадное мороженое, — сказал Хеллер. — С этого мы начнем. А потом... А что это такое? — спросил он, указывая на картинку в меню.

– Вафли, — сказала девчонка. — Ну просто вафли.

– Принесите мне пяток, — сказал Хеллер. — И три чашки горячего джол... кофе.

Я торопливо сделал у себя пометку. Хотя я уже давно приметил, что он подстраивается под акцент, который характерен для его собеседников, сейчас он чуть было не нарушил Кодекс. Ну ничего, как только я добуду этот проклятый трафарет, обвинений против него наберется достаточно.

Официантка вернулась с вазой, в которой была выстроена роскошная башня из мороженого. И Хеллер тут же ее разрушил. Потом она принесла на пяти отдельных тарелочках пять порций вафель и расставила их по столу. Он уничтожил и их. Настала очередь кофе. Он высыпал в кофе сахарницу и выпил все до дна. Девчонка как пришитая вертелась возле его стола, никак не давая ему счет.

– Да, здорово вы это придумали, — сказала она. — Скоро начинается осенний семестр. Собираетесь поступать в какую-нибудь из местных школ?

– Нет, я здесь проездом, — ответил Хеллер.

–  (...)! — в сердцах сказала девчонка и тут же ушла куда-то. Вернулась она уже с чеком и яростно, с ледяным лицом, подала его Хеллеру. Держалась она более чем высокомерно. Даже остав ленный на чай доллар не в состоянии был растопить этот лед. Должно быть, она смотрела ему вслед, потому что я, так и не видя ее, разобрал слова, сказанные ее голосом: «Нет, все-таки невезучая я какая-то».

Хеллер остановился подле кассира.

– Насколько я понимаю, у вас тут вчера перегорела лампа.

– Какая лампа?

– А вот эта, — указал пальцем Хеллер.

Кассир справился у администратора, который как раз расставлял сигареты на витрине. Тот ответил им обоим:

– Ах да. Пробка перегорела. Но дело в том, что она не перегорела даже, а просто оказалась вывинченной. А может, просто выпала как-то.

Хеллер накупил целую кипу газет и вернулся в свою комнату.

Вот ведь снова упущена великолепная возможность, отметил я про себя. Я тут же мысленно обругал Рата и Терба. Они же находились где-то там, почти рядом, милях в двухстах — иначе у меня бы здесь не было изображения. Разве можно целиком и полностью полагаться на работу «жучков», которых они насовали ему в чемоданы и в одежду? Мне просто хотелось морду им набить за то, что они не потребовали передатчика, а вернее, рации. Да, я, естественно, знал, что им запрещено возить с собой громоздкое оборудование и они обязаны обходиться компактными портативными приборами. Так, они вынуждены пользоваться маленьким передатчиком, величиной и формой напоминающим дорожный будильник. Но они просто должны были сказать себе: «(...) все законы! Это нужно для Гриса!» Но они этого не сказали. Вот уж парочка (...)! Оба хороши! И сейчас упустили такой блестящий шанс обыскать его чемоданы. Да если бы у меня был этот трафарет, неужто я стал бы так переживать за все его проколы?

Он достал из вещей роторную зубную щетку, заполнил ее из специального баллончика освежающей жидкостью и почистил зубы. А я в это время так горевал из-за этих проклятых чемоданов, что чуть было не пропустил самое настоящее нарушение Кодекса. Ведь на зубной щетке, может быть, даже сохранилось название фирмы на волтариаиском языке. Правда, никто на этой планете не в состоянии был прочесть, что написано на такой метке, но нарушение Кодекса было все-таки налицо. Его бессмысленная тяга к чистоте рано или поздно погубит его. Я, например, никогда не имел роторной зубной щетки — она стоит целых три кредитки.

Держа в каждой руке по чемодану, да еще прижимая локтем к боку спортивную сумку и удерживая под мышкой целую кипу газет, Хеллер направился к своему автомобилю.

И, может быть, вы думаете, что он самым тщательным образом оглядел его со всех сторон, чтобы удостовериться, не подложил ли кто бомбу? Ничего подобного! Он преспокойно швырнул вещи на заднее сиденье, газеты положил рядом с собой на переднее, завел мотор и выехал со стоянки. Я даже приглушил звук приемника, каждую секунду ожидая грохота взрыва.

Он покатил себе по шоссе номер 495, не спеша, со всеми удобствами, потом выехал на шоссе номер 95, на этот раз придерживаясь положенных пятидесяти пяти миль в час. Он действительно никуда не спешил и откровенно любовался зелеными просторами живописного Мэриленда, не считая нужным хотя бы изредка поглядывать в зеркало заднего обзора, чтобы убедиться, что за ним никто не следит. Ведь все эти красоты, которыми он сейчас так беззаботно наслаждался, весьма обманчивы. Я ведь точно знал, что где-то на дороге его ожидает смерть. Он пересек границу штата и теперь уже катил по Делавэру,

бездумно глазея по сторонам и восхищаясь чем угодно, вплоть до последнего полуразрушенного сарая. Я никак не мог понять, почему он так пристально приглядывается к птицеводческим фермам с их огромными вывесками. Возможно, он сообразил, что за рекламными щитами могли скрываться и снайперы. И вдруг огромный трейлер, на борту которого виднелась броская надпись «Бройлерная корпорация Делавэра», вильнул на соседнюю полосу, намереваясь обогнать его «кадиллак» (он ведь еле плелся), и проехал в такой близости от него, что ему чуть было не пришлось принять вправо. Но, пропустив его, Хеллер как бы завис у него на хвосте. Машина была загружена клетками с живыми цыплятами, и он не сводил с них глаз.

– Вот оно что, — пробормотал он, — значит, вот как выглядят эти цыплята!

Нет, он совершенно безнадежен! Миновав Уилмингтонский аэропорт, он свернул вправо, на огромный мост через реку Делавэр. Но если вы думаете, что мысли его были заняты делом, то глубоко ошибаетесь. Ничего подобного. Он неожиданно остановил машину. Прямо посреди моста, не обращая ни малейшего внимания на движение, на сигналы, на скрип тормозов, он просто нажал на тормоз и остановился. Какой-то тягач, шедший за ним, успел затормозить и объехать его, что сразу же преградило путь остальным машинам.

А он тем временем вышел из машины. Бросив ее прямо посреди дороги с работающим мотором, он просто взял и вышел из нее. Он только мельком глянул на ту заварушку, которую сам же и устроил, и уверенно направился к перилам моста, откуда принялся глядеть вниз на воды реки Делавэр.

– О боги! Да что же это здесь творится? — проговорил он поволтариански. Ну, что вы на это скажете?

И на что же он так внимательно смотрел? Его взгляду предстала бурлящая, коричневого цвета вода. Ну что он собирается тут еще увидеть? На поверхности воды не было ничего, кроме радужных пятен нефти, медленно плывущих старых покрышек да дохлых кошек. Конечно, я не отрицаю, по сравнению с другими водными артериями Делавэр выглядит рекой достаточно полноводной, а кроме того, здесь воды реки смешиваются с водами Делавэрского залива, который представляет собой часть Атлантического океана, вследствие чего река кажется более широкой.

Водитель грузовика, который пытался обогнать Хеллера и чуть не раздавил «кадиллак», тоже застрял в потоке остановившегося транспорта. Он выскочил из кабины и, размахивая кулаками, бросился к Хеллеру. Я видел его на экране только боковым зрением, потому что Хеллер на него не смотрел. Он сейчас смотрел на северо-восток в сторону верховий реки. Шум стоял вокруг оглушительный. Вой сирен и злобные выкрики, а тут еще и ругань шофера. Мне пришлось приглушить звук.

Хеллер полностью игнорировал и кулаки, и отборную брань шофера. Он оборвал его тираду прямо на словах: «(...) сопляк, что...»

– А там, вверх по течению, имеется какой-нибудь город? — спросил Хеллер.

– Господи, — только и смог простонать сбитый с толку шофер. — Да откуда ты такой появился?

– С Манко, — ответил Хеллер, который был, по-видимому, на столько занят своими мыслями, что ответил правду.

Не дослушав новой тирады, разгневанного шофера, Хеллер прервал ее на словах, которые звучали примерно так: «Плевать мне, откуда взялся такой дурень, как ты, да по мне...»

Очень раздельно и четко Хеллер проговорил:

– Я задал вам вопрос, имеется ли какой-либо город вверх по течению этой реки?

О боги, он перешел на этот свой властный тон офицера Флота.

Я еще больше приглушил звук.

– Филадельфия там лежит, (...), ты, невежда...

– И это сточная канава города? — задал новый вопрос Хеллер все тем же тоном.

– А ты что, сам не видишь, (...), что это и есть сточная канава?! — завопил взбешенный шофер грузовика.

– О Господи, — сказал уже на нормальном английском Хеллер.

И, по-прежнему не обращая ни малейшего внимания на крики, сигналы и мелькающие у него перед носом кулаки, вернулся к своей машине, уселся на место и поехал.

– Судя по всему, население этого города составляет не меньше сотни миллионов жителей, — сокрушенно качая головой, размышлял он вслух. — Господи! И как только они умудряются обходиться без канализации? Загрязнение окружающей среды в самой прямой и примитивной форме.

Как я уже не раз отмечал, он совершенно не думал о деле. Ведь в любой проезжающей мимо машине мог оказаться снайпер, готовый пристрелить его. Единственная радость — он наконец попался. Ведь он фактически сказал землянам, откуда родом. Я уж принялся было записывать, что именно он сказал, но потом решил, что мне, пожалуй, стоит перечитать статью а-Зб-544 М, часть Б Кодекса. Мне смутно припоминалось, что там говорилось о действиях, которые можно интерпретировать как «оповещение местных жителей о том, что на их планете совершена посадка инопланетного корабля». Тут у меня появились некоторые сомнения относительно того, следует ли считать этого шофера «оповещенным» о нашей экспедиции, если принять во внимание именно такой ответ Хеллера. Но я так и не смог найти эту книжку. Когда я снова уселся за работу, Хеллер как раз преодолевал дорожную развязку в Нью-Джерси, поддерживая скорость все на тех же пятидесяти пяти милях. Он снова выглядел спокойным и даже благодушным. Все стекла в машине были подняты, и по включенному кондиционеру я понял, что день там выдался жаркий. Движение было очень насыщенным. И вообще эта развязка, пропуская примерно раза в три больше транспорта, чем предусматривалось проектом, несомненно является мировым рекордсменом по насыщенности транспортом. Несмотря на высокие цены на бензин, не говоря уже о ценах на сами машины, а также несмотря на многочисленные транспортные ограничения и бесконечные придирки, поток грузовых машин целиком занимал все двенадцать полос. Апельсины из Флориды, казалось, были здесь основным грузом, и в этом апельсиновом потоке плыл сейчас Хеллер. Так он и ехал какое-то время, пока вдруг какой-то из трейлеров, едущих впереди, не посыпал обильно полотно дороги апельсинами. Хеллер, по-видимому, решил насладиться запахом апельсиновых корок и открыл окно. Тут же чихнул. Потом помотал головой, как бы отряхиваясь от какой-то напасти. И снова чихнул. Ну а как ему было не чихать? В штате Нью-Джерси, а особенно на этой дороге, да еще на этом месте, уровень загрязнения окружающей среды тоже безусловно может претендовать на мировой рекорд. Я мог сказать ему это и без всяких опытов. Это — общеизвестный факт.

Не обращая внимания на двигавшиеся впритык грузовики, он вытащил записную книжку и стал заносить туда какие-то формулы и процентные выкладки. Я разглядел формулу двуокиси серы и еще чего-то, чего я не разобрал, но наверняка это были обозначения каких-то ядовитых веществ.Потом он закрыл окно.

– Да тебе же придется скоро применять бензопилы для того, чтобы проделать для самолета проход в воздухе. — Эту тираду он произнес, видимо, в адрес всей планеты вообще. — И как это только ты ухитряешься деградировать так быстро? На этом участке степень загрязнения возросла на ноль целых и шесть сотых процента со времени моих первых замеров.

Некоторое время он ехал молча.

– Пора мне приниматься за дело, — наконец сказал он.

Однако он проехал еще довольно много миль, пока все-таки решил приступить к делу. И к тому же то, что он предпринял, было просто лишено всякого смысла. Он решил проделать то, что в пособиях по шпионажу называется «попыткой оторваться от погони», и проделал это глупейшим из всех известных в мире способов.

Каким-то образом ему удалось оставить позади все грузовики с апельсинами из Флориды. Теперь перед ним на много миль простиралось двухполосное шоссе и при этом совершенно пустое. К тому же местность здесь была на удивление монотонной и унылой. Никаких живописных пейзажей здесь вообще не было отродясь. Не было здесь и сколько-нибудь заметных поворотов.

Несмотря на серьезные предупреждения со стороны Тупевица и О'Блоома, он вдруг нажал на педаль газа и рванул машину вперед со скоростью девяносто миль в час. Я понял, что он наконец-то решил бежать от своих преследователей. Он теперь просто пытается удрать. Естественно, для него это не было предельной скоростью. Но если уж собираешься удрать от кого-то, то следует жать на полную катушку. Однако он летел сейчас вперед и вперед, постоянно поглядывая в зеркало заднего обзора.

Он сейчас был у всех на виду. Так просто невозможно скрыться от кого бы то ни было. Так он промчался ровно три мили. Потом, действуя столь же открыто и абсолютно непоследовательно, он подъехал к посту, где взимают дорожную пошлину, уплатил ее, проехал через выездные ворота и тут же остановился. Потом подал машину задом и в сторону с таким расчетом, чтобы выезжающие из ворот не могли его заметить сразу. А потом он просто сидел там и следил за воротами. Спустя какое-то время он выбрал одну из газет, что лежали кучей на переднем сиденье, и принялся читать ее, только изредка поглядывая в сторону ворот. Он нашел там статейку, которая весьма заинтересовала его. Это была статья в газете «Нью-Йорк Дейли Скам»:

 

ИЗВЕСТНЫЙ РЕПОРТЕР ОКАЗАЛСЯ РАЗМАЗАННЫМ. ПОСЛЕДНИЙ ВЗЛЕТ МАККИ ХЭКА.

Макки Хэк, ветеран бытового репортажа и разоблачитель многих преступлений, совершенных их вечным конкурентом — изданием «Ежедневные сплетни», был буквально размазан по всей Тридцать четвертой улице прошлой ночью, когда его сделанный по специальному заказу «мерседес-бенц» фаэтон оказался начиненным взрывчаткой и сказал громкое «бум!» всем присутствующим. Машина стоила 89 000 долларов по оценке «Бонда», единственной страховой компании, которая решилась застраховать его. По слухам, это был подарок фармацевтической корпорации ИГ Барбен. Любителям роскошных машин будет очень недоставать ее на специальном ежегодном параде в Атлантик-Сити. Взрывом были также разрушены пять близлежащих магазинов. Полицейский инспектор Бульдог Графферти, который вел расследование обстоятельств взрыва, выступил сегодня с весьма взвешенным заявлением: «Это была очень дорогая машина. Бомба в нее была заложена, несомненно, весьма компетентным подрывником, настоящим мастером своего дела». По требованию страховой компании «Бойд» безопасность машины обеспечивалась системой «тилт» и еще пятью совершенно независимыми друг от друга охранными устройствами. Единственным, кто мог заложить в нее взрывное устройство, несомненно, является Бац-Бац Римбомбо. Бац-Бац, в прошлом морской пехотинец и подрывник, не раз напоминал о себе со времен последней войны. Ему и в прошлом приписывались подрывы множества других машин, однако арестовать его по этим обвинениям не удалось ни разу. Бац-Бац является пользующимся доверием и почетом членом печально известной мафиозной семьи Корлеоне, которую неутомимый Макки Хэк разоблачал с редкостной настойчивостью в своих едких репортажах. В настоящее время в Нью-Йорке и Нью-Джерси семьей руководит весьма одаренная и очаровательная Малышка Корлеоне, бывшая жена покойного Джона Корлеоне по прозвищу Святоша Джо. Общеизвестным фактом является то, что Корлеоне заработал свою кличку Святоша Джо потому, что отказался сбывать наркотики. Известно также, что Фаустино Наркотичи по кличке Петля в настоящее время осуществляет нажим, завоевывая плацдармы в Манхэттене, который ранее считался безраздельной вотчиной Корлеоне. Таким образом, мотив для того, чтобы Бац-Бац заминировал машину репортера, имеется. Экспертиза также установила чрезвычайно высокую квалификацию подрывника, доступную только Римбомбо. Бац-Бац, однако, не был арестован по той уважительной причине, что пока еще не успел отсидеть свой нынешний срок и находится в настоящий момент в Синг-Синге, откуда будет выпущен только завтра и где находился в момент взрыва. Несколько владельцев магазинов подвергнуты аресту за то, что разрешили репортеру припарковаться именно в этом месте, о чем он их, впрочем, вообще вряд ли спрашивал. Дело, таким образом, можно считать закрытым. Макки Хэк оставил безутешными главного редактора и свою старую машину «форд».

Хоть убейте, не могу понять, что интересного Хеллер нашел в этой статейке. К тому же, при его способности к быстрому чтению, наблюдать за тем, как он более десяти минут вглядывается в одну статью, выходило за пределы моего понимания. Честно говоря, мое раздражение могло быть вызвано и тем, что он держал газету перегнутой как раз на том самом месте, где помещался отрывок из похождений Хитрого Кролика. Я уже несколько раз перечитал описание той сценки, когда Хитрый Кролик уложил Элмера Фадда в ванну из морковного сока. Но газета была сложена так, что я не мог прочитать начала истории, а значит, и не мог понять, каким образом Элмер попал в эту ванну и почему: А не заболел ли Элмер? А может быть, Элмер приготовил ванну в качестве западни, а потом сам в нее и свалился? Но в данных условиях я был начисто лишен возможности попросить Хеллера как-нибудь иначе сложить газету, с тем чтобы я смог прочитать интересующий меня отрывок. Это, признаться, очень раздражало. Наконец Хеллер с решительным видом посмотрел на часы. О боги, да ведь он и здесь носит часы военного инженера! Прямо на виду у всех! Конечно, мне нужно внести это в список нарушений Кодекса. Но тут же я решил, что особо торопиться не следует: ведь выглядят часы эти как плоский диск с маленьким отверстием в центре. Земляне скорее всего будут считать их просто брелоком или столь модным сейчас опознавательным номером, какие выдаются у них солдатам и служат для опознания трупов.

Он повернул кисть руки так, что часы оказались снизу, и потрогал их. Я уже и раньше наблюдал у него этот жест, и, как правило, в состоянии взволнованности. Но сейчас я впервые ясно осознал причину возникновения у него этой привычки. Она показывала, что в конечном счете и у него есть нервы. Хеллер зевнул — а это тоже один из верных симптомов нервного перенапряжения. Потом глянул на ворота площадки для приема дорожных сборов. За это время из них не выехало ни одной машины.

– Итак, — сказал он, — никакого Слинкертона нет!

И тут мне стало ясно, зачем он тут расположился. У Флота наверняка разработано множество тактических приемов, и сейчас он собирался на практике применить один из них. Он решил навязать бой преследующему его противнику. Но суть-то заключалась в том, что у него не было оружия, значит, сейчас он действовал в соответствии со вдолбленными в него навыками и приемами, пребывая в состоянии крайнего нервного напряжения, вследствие чего действия эти свелись к чисто импульсивному выполнению шаблонных операций без должного материального обеспечения. Мой анализ был безупречен. Именно так оно и было, потому что теперь Хеллер тронул с места «кадиллак» и, вне всякого сомнения, очень огорченный тем, что уловка его не сработала, выехал по сложной путанице разворотов и развязок на трассу, снова заплатив дорожный сбор. Вскоре он выехал на шоссе, идущее как и раньше в северо-восточном направлении.

Транспортный поток по-прежнему оставался чрезвычайно насыщенным, а при наличии здесь массы грузовиков, которые все время пытались еще и обогнать друг друга, любой нормальный водитель понял бы, что ему следует сосредоточить внимание на дороге.

Однако Хеллер, похоже, не мог взять себя в руки и постоянно отвлекался от дороги, попутно просматривая газетную статью, озаглавленную «Экономический хаос ожидает нас в ближайшем будущем, если верить оценкам финансовых экспертов корпорации "Мэррилл Балл"».

Эти эксперты, несомненно, пришли бы к заключению, что хаос, который ожидает его в ближайшем будущем на дороге, будет носить отнюдь не экономический характер. Любой барашек, ведомый на бойню, по моему глубокому убеждению, имел значительно больше шансов выжить, чем этот идиот.

 

ГЛАВА 8

 

Ровно в шестнадцать двадцать Хеллер прибыл на место встречи.

Он уже останавливался время от времени и не гнал машину, и все равно прибыл на место за десять минут до назначенного срока.Он достаточно небрежно запарковал «кадиллак» на весьма шумной стоянке, а потом пробрался сквозь толпу резвящихся детишек и их разъяренных родителей, которыми обычно бывают заполнены подобные стоянки на автотрассах. Он прямиком направился в ресторан и вскоре уже сидел за столиком. Наконец-то он огляделся вокруг. Я буквально застыл от ужаса. Прямо в противоположном конце зала я смутно разглядел знакомое лицо. Хеллер просто скользнул по нему взглядом, но этого было для меня достаточно. Я собрал нервы в кулак и, используя вторую доловишсу экрана, провернул пленку назад и застопорил на нужном мне месте.

По форме строения лицевых костей черепа лицо это явно принадлежало уроженцу Сицилии. Оно к тому же было испещрено оспинами. Шрам от удара ножом шел от угла рта к мочке левого уха. Глаза у него были холодные и невыразительные, как у змеи. У меня безупречная память на лица. Но сейчас я что-то никак не мог вспомнить, где же я его видел. Молниеносным движением я снял с одной из полок фотопарат, навел его на экран так, чтобы в кадр не попали рамки экрана, и сделал снимок лица крупным планом. Работая с бешеной скоростью, я быстро переснял полученную карточку на земную фотобумагу.

Продолжая одним глазом следить за тем, что творилось на экране, я увидел, как к сицилийцу подошел высокий седой мужчина. Сицилиец показал седому что-то, что он держал в руке. Неужто фотография? Более того, едва заметным кивком он указал седому именно на Хеллера. Это означало, что сицилиец в данный момент играл роль наводчика! Седой отошел от него и стал не торопясь прохаживаться вдоль стены. На голове у него был котелок, и вообще одет он был безупречно — костюм-тройка с жилетом другого — серого цвета. На носу его поблескивало пенсне, прикрепленное к лацкану пиджака узкой черной ленточкой. В довершение ко всему в руках он держал зонт.

Хеллер заказал гамбургер и сок, ему их принесли, и он даже успел все это спокойно съесть. В тот момент когда он получал у официанта чек, к столику подошел седой. Коснувшись пальцем котелка, седой мужчина отрекомендовался:

– Позвольте представиться, молодой хозяин, я — Баттлсби. Мистер Гробе велел мне встретить вас. Я должен указать, куда вам следует ехать. Если вы готовы, то, может, поедем?

У него было великолепное английское произношение, и он отлично играл роль дворецкого или еще какого-нибудь слуги. Хеллер без лишних слов поднялся, уплатил по чеку и вслед за Баттлсби направился к выходу.

Сицилиец обогнал их, когда они добрались до стоянки, и сейчас усаживался за руль другой машины. Баттлсби распахнул перед Хеллером дверцу «кадиллака», а сам, обойдя машину, занял место пассажира на переднем сиденье.

– Я попросил бы вас, — сказал он, — выехать теперь на автостраду. Потом я покажу вам, где нужно будет сворачивать.

Хеллер заметил, что почти вплотную за ними едет в своей машине сицилиец, однако, бросив на него взгляд-другой в зеркало заднего обзора, он, похоже, полностью утратил к нему интерес.

– Мы оставим вашу машину в гараже в Вихокене, — сказал Баттлсби.

– А зачем? — спросил Хеллер.

– О Господи, — отозвался Баттлсби. — Да ведь никто никогда не пересекает на своей машине мост, ведущий в Нью-Йорк. Не приведи Господь! Движение по Манхэттену просто пожирает автомобили, уродует их, ломает и портит. Каждый человек, наделенный хоть толикой здравого смысла, оставляет свою машину в Нью-Джерси, берет такси и уже на нем отправляется в Нью-Йорк. И в самом Нью-Йорке мало кто пользуется своей машиной для разъездов. — Он позволил себе короткий смешок. — Такси могут биться сколько угодно. Так что ваша машина будет пребывать в полной безопасности в гараже Нью-Джерси. Хеллер молча продолжал вести машину.

Разговор возобновил Баттлсби:

– Мистер Гробе просил передать, что он ужасно огорчен тем, что дела удерживают его в городе. Он, однако, подготовил для вас, юный джентльмен, номер в отеле «Брюстер» на Двадцать второй улице. Вот вам рекламка этого отеля, на всякий случай. — И он сунул какую-то карточку в нагрудный боковой карман Хеллера. — Мистер Гробе обо всем позаботился. Юному джентльмену нет нужды регистрироваться под собственным именем, ему следует, как это сейчас принято у молодежи, зарегистрироваться под псевдонимом. Ведь именно так поступают все юные джентльмены, когда приезжают в город, чтобы развеяться. Мистер Гробе нанесет вам визит завтра ровно в восемь часов утра. Он придет прямо в ваш номер. Он настоятельно просил меня заверить вас, что вам не грозит никакая опасность, что никто на вас не держит ни малейшей обиды и что все намерены отстаивать ваши интересы. Значит, вы обещаете, что будете его дожидаться в отеле?

– Конечно, — сказал Хеллер.

Идиот! Вот тогда-то его и убьют! А может, эта операция будет осуществлена и раньше. Следуя указаниям Баттлсби, они съехали с автострады и, подчиняясь теперь уже дорожным указателям, двинулись в сторону туннеля Линкольна. Однако у таблички с надписью «Бульвар Дж. Ф. Кеннеди» они свернули в сторону и скоро оказались в Вихокене, заштатном городишке Нью-Джерси. Проехав по Тридцать четвертой улице и вновь подчинившись указаниям липового семейного слуги, они остановились у въезда в огромное, плохо освещенное здание, которое оказалось гаражом. Провожатый Хеллера вышел из машины, трижды постучал в дверь рукой, а потом добавил еще два удара ручкой зонта. Буквально через мгновение огромные ворота поднялись с помощью скрытого механизма, открывая перед ними весьма просторное и почти не освещенное внутреннее помещение. Явно перекормленный в детстве молодой человек с огромными и какими-то перепуганными глазами, одетый в испачканный краской комбинезон, возник в воротах и тут же принялся знаками подавать команды.

Хеллер въехал, следуя уже этим знакам. Пол гаража был испачкан краской. Тут стояли несколько сильно побитых машин, у которых, судя по всему, ремонтировали кузова. Кроме этих развалин, других машин здесь не было. В глубине, почти у противоположной стены, нашлось местечко, не так заляпанное краской, и вообще чуть почище. Там Хеллер и поставил свою машину.Он вышел из «кадиллака» и открыл заднюю дверцу. Баттлсби тут же принялся выгружать багаж, продолжая играть роль преданного слуги. Он даже попытался подхватить сразу все вещи, но явно не справился с этим, поэтому один из чемоданов взял Хеллер. Рядом возник толстый молодой человек.

– Дайте ключи, — сказал он, протягивая руку. — Нам, может, придется перегнать машину на другое место.

Хеллер снял с колечка ключи, и тут я впервые заметил, что у него их два комплекта. И этот идиот спокойно положил один комплект на вытянутую ладонь толстяка. Когда они вышли наружу, их уже поджидало такси. Водитель сидел, низко опустив козырек фуражки, по-видимому, для того, чтобы не было видно лица. Баттлсби погрузил багаж в такси и весьма церемонно распахнул дверцу перед Хеллером. Хеллер сел в машину, но Баттлсби садиться в нее не стал.

– А разве мы не вместе едем? — спросил Хеллер.

– О нет, слава Богу. Чтобы я заехал в Манхэттен без особой на то нужды? Жуткое место, доложу я вам. Шофер, доставьте этого юношу в отель «Брюстер», что на Двадцать второй улице. И смотрите у меня — без аварий.

Такси отъехало, и сразу же к гаражу подкатила машина сицилийца. Баттлсби забрался в нее, и потрепанная машина сицилийца двинулась с места. Вскоре они уже были в туннеле Линкольна, и казалось, что Хеллера больше интересуют слои отваливающейся штукатурки на стенах туннеля, чем то, что его сейчас, по существу, везут к месту казни. Когда они выбрались из туннеля на другом берегу реки, Хеллер стал с жадным любопытством оглядываться по сторонам, знакомясь с видами Нью-Йорка. Не упустил он и проезжающие мимо машины, с особым интересом приглядываясь к их крыльям. Оно и справедливо — потому что крылья нью-йоркских машин, несомненно, являются самыми побитыми и искореженными во всем мире.

Он осматривал иссеченные старыми шрамами и рубцами крылья тех машин, что проносились мимо, и крылья тех, что спокойно стояли у обочин, и, по всей вероятности, остался полностью удовлетворен объяснениями, данными ему Баттлсби. Но меня они не удовлетворили. Гробе весьма успешно лишил самозваного мистера Делберта Джона Роксентера-младшего машины, которая могла помочь ФБР выйти на его след или же на след самого ФБР, если бы следствие велось достаточно серьезно. Наконец они въехали на Двадцать вторую улицу, весьма узкую и непрезентабельную. А вскоре такси затормозило перед отелем «Брюстер», который и вовсе оказался жуткой дырой. Может быть, отель «Брюстер» и не был самым дешевым в Нью-Йорке, но он был именно тем отелем, где останавливались приезжие, если они оказывались при деньгах. Хеллер выгрузил свои вещи, расплатился с шофером — я, например, был уверен, что с ним уже давно расплатились, — и вскоре стоял уже у стола администратора, в том помещении, которое только с большой натяжкой можно было назвать холлом.

Дежурный, весь серый как мышь, глянул на него невыразительными глазами и сразу же потянулся за ключом. Значит, обо всем уже было условлено заранее, вплоть до номера. Хеллеру молча подсунули регистрационную карточку, и он и тут не ударил в грязь лицом. Ничтоже сумняшеся, он вписал в соответствующие графы: имя — Аль Капоне, место жительства — Синг-Синг. Дежурный протянул ему ключ, не удосужившись даже заглянуть в регистрационную карточку. Хеллер кое-как втиснул багаж в лифт, сам сообразил по номеру на ключе, что выходить надо на четвертом этаже, и скоро уже был в отведенной ему комнате. Комната эта производила жалкое впечатление. У противоположной от двери стены стояла двуспальная кровать. Один стул, одно кресло у письменного стола. Столик с еще одним креслом. Ванная образца 1890 года и телевизор. Хеллер бросил вещи на кровать и тут же направился к широкому окну. Здание напротив, через улицу, имело ту же высоту, что и гостиница, и у него была плоская крыша с парапетом — именно то, что требуется, чтобы снайпер мог занять самую удобную позицию.

Однако Хеллер не придал этому никакого значения. Он отошел от окна и попытался включить телевизор. Изображение и звук появились сразу, но изображение было черно-белым. Хеллер мягко постучал по телевизору. Потом повертел все ручки, вскрыл заднюю панель, нашел там какие-то соединения и стал возиться с ними, достав инструменты из чемодана. Я никак не мог понять, чего он пытается добиться. Он что, подкладывал туда бомбу? Или, может, задумал что-нибудь не менее фектное? И тут только до меня дошло — да ведь здесь нет ни цветного, ни техмерного изображения. Скорее всего он просто считал, что ему подсунули неисправный телевизор. Наконец все вынутые детали он вернул на место, навесил все рычажки и кнопки, которые тоже, естественно, пооткручивал, и изображение, конечно, тут же восстановилось, не став при этом, однако, ни трехмерным, ни цветным. Телевизор, стоявший на столике с колесиками, Хеллер чуть отодвинул в глубину комнаты и поставил перед ним кресло. Спинка кресла оказалась как раз напротив окна. О боги, неужто он не понимает, что именно оттуда ему следует ждать рокового выстрела? А потом этот наивный простак преспокойно уселся перед экраном и внимательно прослушал всю программу вечерних новостей, со всеми их дурацкими байками.

Потом ему удалось найти канал, по которому передавали кинофильмы, и он опять уставился в экран, терпеливо наблюдая, как мафия выиграла вторую мировую войну для Соединенных Штатов в Италии. Нервы, однако, начинали пошаливать, и он на протяжении всего фильма зевал. Я не стал вместе с ним дожидаться конца фильма. Схватив отпечатанную фотографию, я помчался в контору Фахта. Там я сунул карточку под нос Факту и потребовал, чтобы он сказал мне, кто это такой.

Тот в ответ только пожал плечами и жестом указал на полку с надписью «Личные дела студентов». В папках на этой полке мы на всякий случай держали и дела наиболее перспективных наших клиентов, чтобы не допускать путаницы и не отпустить товар не тем людям. Целых полчаса ушло у меня на поиски — как мне не хватало в эти минуты нашей мощной компьютерной системы, но закон запрещает устанавливать их на этой планете.

И я все-таки отыскал его! Память никогда меня не подводит.

Сомнений нет — он дважды посещал Турцию с целью инспекции сделок, заключенных покупателями со стороны их мафиозной семьи. Это был Разза Лузеини! Капитан мафиозной семьи, во главе которой стоит Фаустино Наркотичи по кличке Петля. Нью-йоркская мафия как раз и осуществляла нашу связь с фармацевтическим концерном ИГ Барбен.

Очень солидные люди.

Это был прямой выход на органы, с помощью которых Роксентер осуществлял контроль за распространением наркотиков. Следовательно, одному из наших лучших клиентов было поручено ликвидировать Хеллера. Конечно же, это было справедливо, однако никто из этих людей и подозревать не мог о той роли, которую призван играть сам Хеллер. Весь замысел был известен одному только Ломбару. Он все предвидел заранее. Он прекрасно понимал, какую ярость вызовет в лагере сторонников Роксентера появление наглого самозванца. Ибо имя Роксентера — святыня! По отношению к Ломбару я испытывал одновременно и зависть, и восхищение. Это он собственными руками отправил Хеллера на костер. В какой-то момент, наблюдая сцену в вашингтонском ФБР, я решил было, что Ломбар поступил неправильно. Однако нет — я ошибался. Могущество начальника Аппарата проявлялось во всем — прямо через глупых и покорных марионеток.

Но тут как-то неожиданно восхищение сменилось тошнотворным приступом страха. Мне припомнилось, что у Хеллера имеется тайный выход на Великий Совет, о чем мы до сих пор и не подозревали. А я пока так и не сумел добыть его шифр. В оставшееся время не было никакой возможности тайно и срочно обыскать багаж Хеллера.

Итак, планета обречена! Впрочем, плевать мне на планету! Кому может быть интересна ее судьба? Вся беда в том, что я сам, Солтен Грис, буду мертв, и смерть эта отзовется трагическим эхом на смертельный ружейный выстрел в это окно.

 

ГЛАВА 9

 

Ровно в десять минут восьмого по нью-йоркскому времени в гостиничный номер Хеллера постучали. Сонный мальчишка-посыльный с надписью «Деликатесы Галпинкля» на куртке передал Геллеру сумку.

Хеллер сумку у него взял.

– С вас два доллара плюс чаевые, — сказал бой.

Хеллер быстро сообразил, что ему следует уплатить два доллара и пятьдесят центов, тут же вручил деньги посыльному и затворил за ним дверь. Раскрыв сумку, он вытащил из нее пластиковый пакет с горячим кофе и две булочки с вареньем. В гостиницах такого ранга не бывает подобного обслуживания. Может, все это отравлено? Или туда подсыпано снотворное? Хеллер понюхал кофе. Потом разломил булочку и тоже понюхал.

Потом этот (...) дурак принялся за завтрак. Он не потерял сознания, не пал замертво, и тогда я понял, что все это было сделано только для того, чтобы он не покидал своего номера и не расхаживал повсюду, поскольку его могли заметить и запомнить.

Хеллер переоделся в свежий бейсбольный пуловер. Одевшись, он тщательно причесался и вычистил зубы роторной щеткой. Потом он принялся наводить порядок в номере. Кресло переставил поближе к окну, приставив к нему слева столик. Стул он тоже придвинул к столу. После этого поставил на столик, поближе

к креслу, две массивные стеклянные пепельницы. Затем, будучи скорее всего не в силах выносить томительного ожидания и стремясь хоть как-то убить время, он решил кое-что отремонтировать. Похоже, он обнаружил какую-то неисправность в креплении дверной ручки, поэтому, достав какие-то инструменты из сумки, немного повозился с ручкой. В конце концов он вообще оставил дверь приоткрытой. Потом направился к постели и, застелив ее, поставил сверху оба чемодана и раскрыл их.Затем опорожнил спортивную сумку, сложив все вещи аккуратной стопкой на покрывале. Потом он взялся за маленький портативный радиоприемник, который недавно купил, и, немного повозившись, поймал одну станцию, а потом настроился на другую. Казалось, его здорово забавляет то, что приемник не стереофонический. А как он мог быть стереофоническим при столь убогом состоянии электроники на Земле? По сути приемник и годился-то разве что на то, чтобы его с шиком носить на ремешке. Хеллер тем не менее направился с ним к креслу и уселся. Он решил прослушать сводку новостей. Новая игрушка! До чего же все эти флотские парни помешаны на игрушках! Вот взять, к примеру, Хеллера — его должны через минуту-другую убить прямо здесь, а он сидит себе и как ни в чем не бывало возится с какой-то дурацкой игрушкой. Разве назовешь новостями то, что в Нью-Йорке кого-то ограбили, избили или вовсе убили?!

Время приближалось к восьми. Он встал с кресла и подошел к окну. Смотрел он прямо вниз на улицу, повидимому, надеясь разглядеть, как подъедет к отелю его визитер. Но я-то сумел разглядеть нечто совсем иное. Воспользовавшись периферийным зрением Хеллера, я увидел, как из слухового окна на соседней крыше вылез человек. В руках он держал футляр со скрипкой.

Хеллер отошел от окна и снова сел. По радио заканчивали передавать утренние вести. В дальнем конце коридора с шумом раздвинулась дверь лифта. Хеллер, не освоив еще, как видно, новой игрушки, повозился немного с приемником, прежде чем ему удалось его выключить. Он небрежно бросил его на кучу вещей, лежавших в раскрытом чемодане, отошел от постели и опять уселся в кресло.

Послышался стук в дверь.

– Входите! — крикнул Хеллер. — Открыто.

В номер вошел типичный юрист с Уолл-стрит, одетый с иголочки, подтянутый, деловой. Этот типаж уже давно стал легендарным. Костюм-тройка серого цвета. Без шляпы. Безупречная аккуратность во всем. Сухой, как чернослив, поскольку ему приходится таить внутри себя все свои многочисленные прегрешения. В руке он держал солидно набитый портфель.

– Позвольте представиться, меня зовут мистер Гробе. Юридическая фирма «Киннул Лизинг», — сказал он.

Произношение его не оставляло сомнений, что перед нами — представитель элиты. Хеллер жестом пригласил его занять место за столом. Гробе уселся на стул, поставив портфель рядом на пол. Он решил не терять времени зря.

– Как вам вообще пришла в голову такая идея? — спросил он.

– Ну, идеи появляются у самых различных людей, — ответил Хеллер.

– Но кто-то все же подбил вас на это?

– Да у меня тут и знакомых почти нет, — сказал Хеллер.

– Сколько раз вы пользовались именем Делберта Джона Роксентера-младшего?

– Я вообще не пользовался им, — сказал Хеллер.

– А случалось вам пользоваться им, называя себя при знакомстве?

Ага! Разза Лузеини и Баттлсби не посвящены в курс дела. Они, значит, просто должны были доставить сюда безымянную личность. Да, мистер Гробе никому не позволяет заглядывать в свои карты.

– Нет, — сказал Хеллер. — Никто и никогда не называл меня этим именем, и я никому не назывался им.

Гробе явно почувствовал облегчение.

– Ага, ну я вижу, что имею дело с очень сдержанным молодым человеком.

– Вы правы, — подтвердил Хеллер.

– У вас здесь все бумаги?

– Они у меня в пиджаке.

Гробе вынул бумаги из пиджака, заодно проверив и содержимое остальных карманов. Потом снова вернулся к столу и сел на свое место.

– Да, кстати, — как бы невзначай проговорил Гробе, — а ФБР снимало с них копии?

– Они держали их в руках, когда разговаривали по телефону, а потом бумаги просто лежали на столе, перевернутыми так, чтобы никто из вошедших не мог разглядеть, что в них написано.

Чувствовалось, что настроение мистера Гробса с каждой минутой все улучшается. Он уже чуть ли не улыбался, если только о юристе можно сказать, что он улыбается в тех редчайших случаях, когда у него, начинает подергиваться уголок рта.

– И у вас они все в единственном экземпляре?

– Можете обыскать весь номер, — сказал Хеллер. — Вот висит мой пиджак, рядом мои спортивные костюмы, чемоданы и сумка тоже лежат на постели.

Гробе встал и, подойдя к постели, начал рассматривать спортивный инвентарь и одежду. Меня не проведешь — я сразу понял, что он рассматривает этикетки на вещах. Теперь у меня были не только некоторые предположения относительно того, что он задумал. Юрист тем временем перешел к содержимому чемоданов. Для начала он запутался в рыболовной леске, а потом в его палец впился крючок для ловли морского окуня. Он отдернул руку, помахал ею и сьма осторожно продолжил осмотр. Уголки его губ и в самом деле подрагивали, когда он вернулся и на стул лицом к Хеллеру.

– Я могу предложить вам сделку, — сказал он. — Вы отдаете мне документы, я же выдаю вам взамен другие, действующие и официально оформленные, и плюс к этому двадцать пять тысяч долларов.

– Покажите-ка их, — потребовал Хеллер.

Гробе открыл одно из отделений портфеля и достал свидетельство о рождении, выданное округом Бибб в Джорджии. В свидетельстве было сказано, что Джером Терренс Уистер родился в больнице Мейкона семнадцать лет назад. Родителями его были Агнес и Джерадд Куртис Уистеры и что ребенок белой расы, блондин мужского пола.

– Это самое настоящее свидетельство, — сказал Гробе. — И мало того, что родителей уже нет в живых, у мальчика к тому же нет ни братьев, ни сестер, ни вообще каких-либо родственников.

Хеллер знаком показал, что этого мало. Гробе тут же вытащил заверенную зачетную книжку военной академии Сент-Ли, в которой были проставлены и отметки за сданные предметы. Средняя оценка была «Д».

(По американской шкале оценок — посредственно. (Примеч. ред.))

– Но здесь нет аттестата об окончании, — сказал Хеллер.

– Ага, должен сказать, что вы не учитываете одного обстоятельства. Это экономит вам целый год по сравнению с дипломом об окончании. Если вы при поступлении предъявите этот документ, то ровно через год сможете претендовать на степень бакалавра, потому что при подаче этих документов вы как бы переводитесь из одного учебного заведения в другое для продолжения учебы. Вы ведь наверняка собираетесь закончить колледж, не так ли?

– Люди просто отказываются разговаривать с вами, если у вас нет диплома, — сказал Хеллер.

– Да, тут вы совершенно правы, — согласился Гробе. — Я и сам не мог бы выразить эту мысль точнее и лаконичней. Так что сами видите — вы и здесь оказываетесь в выигрыше. Пройдет один-единственный год, и у вас будет честно заработанный диплом об окончании колледжа.

Я лихорадочно стал перебирать в уме все то, что знал о порядке получения здесь образования, чтобы понять, в чем таится подвох. И наконец понял. Имея по всем предметам оценку «Д», он столкнется с немалыми трудностями при переводе в новый колледж, а если учесть то, что он пропускает целый учебный год, — Гробе просто не мог знать, что он вообще пропустил все образование на Земле, ибо и не приступал к нему, — Хеллер наверняка завалит все экзамены. Но это свидетельствовало всего лишь о садистских наклонностях Гробса. Он прекрасно знал, что зачетная книжка никогда и никуда не будет предъявлена. Однако это помогло мне глубже понять характер этого человека. Он весьма изобретателен и не упускает деталей. Он в своих планах учитывает, что что-то может и не сработать даже в тех случаях, когда, казалось бы, успех обеспечен на все сто процентов.

Таким образом, вы получаете нечто большее, чем то, что имелось у вас, — продолжал уговаривать его Гробе. — Как видите, я с вами честен и откровенен.

Хеллер жестом потребовал показать ему все имеющиеся документы.

– Вот, пожалуйста, — сказал Гробе. — Здесь ваши водительские права. Они выданы в Нью-Джерси и действительны также и для Нью-Йорка. И прошу вас обратить внимание, что по ним вам предоставляется право на вождение всех без исключения машин, включая мотоциклы. И это все — в обмен на те, что вам выданы в Вашингтоне. Как видите, я не мелочусь, так ведь?

Хеллер внимательно изучал права.

– А вот это — документы о регистрации вашего автомобиля взамен выданных в Вашингтоне, которые я оставлю у себя. А это — новые номерные знаки. Обратите внимание, что выданы они в Нью-Джерси, а значит, считаются также и нью-йоркскими номерами. Их, однако, я возьму с собой, чтобы прикрепить к вашему автомобилю. Ведь вы же вернетесь в гараж, чтобы забрать свой автомобиль, не так ли?

Хеллер кивнул, и, как я заметил, согласие его обрадовало Гробса. Но Хеллер снова вытянул руку и выжидающе уставился на своего гостя.

– А вот ваше удостоверение о социальном страховании, — сказал юрист. — Оно совершенно новенькое, потому что вы ведь нигде еще не работали. Но оно очень пригодится в тех случаях, когда возникнет потребность установления личности.

Оно очень скоро понадобится для установления личности убитого, подумал я. Однако Хеллер явно дал понять, что ожидает чего-то еще. Уголки Гробса снова дрогнули, и он подал Хеллеру паспорт гражданина Соединенных Штатов. Хеллер раскрыл его, глянул на фотографию. А как вы добыли карточку? — спросил он.

Это было проделано вчера, — пояснил Гробе. — Это как раз и было причиной вашей остановки в СилверСпрингз.

– Вспышка в ресторане, — сказал Хеллер.

– Вы весьма наблюдательны. Кстати, вы можете взять себе и копии. Они мне больше не понадобятся. — И он протянул Хеллеру целую пачку фотографий паспортного формата.

– А почем я знаю, что все эти удостоверения и документы действительны? — спросил Хеллер. — Как вам удалось получить их?

– Милый юноша, — сказал Гробе, — правительству постоянно приходится выдавать целые комплекты совершенно нормальных и признаваемых законными документов, удостоверяющих личность. Это решает проблему свидетелей, которые дают показания с явной опасностью для жизни. Госдепартаменту тоже приходится регулярно выдавать их. А мы, можно сказать, держим в руках госдепартамент. И вы проявили немалую находчивость, заставив нас нажать на все кнопки. Но все остальное — совершенно легально.

Легально в трактовке, данной этому понятию самим Роксентером? О боги!

– И вы можете не волноваться относительно подлинности всех этих бумаг, — заверил его Гробе. — Честно говоря, если бы они оказались фальшивыми, меня это поставило бы в весьма неловкое положение.

Конечно, поставило бы, мистер Гробе. Ведь документы, найденные на трупе, обычно подвергаются особо тщательной проверке.

– А теперь наступил черед денег, — сказал мистер Гробе и достал из левого кармана своего солидного портфеля несколько пачек. — Здесь двадцать пять тысяч долларов. Специально подобраны старые, побывавшие в употреблении купюры, номера их не записаны и никаких помет на них не сделано.

Хеллер сложил полученные пачки на столике за пепельницами.

– И еще одно дельце, — сказал Гробе. — По закону регистрация в Нью-Йорке под чужой фамилией является правонарушением. Преступлением, можно сказать. (Наглая ложь!) Поэтому я принес с собой регистрационный бланк. Впишите в него имя и фамилию и проставьте Мейкон, штат Джорджия, в качестве вашего постоянного адреса. На этом мы и завершим наши дела.

Хеллер взял у него бланк и разложил его на колене.

– И еще одно дельце, — сказал он.

– Да? — удивился Гробе.

– Выложите остальные деньги из вашего портфеля, — сказал все тем же совершенно спокойным тоном Хеллер.

– Ох ты! — выдавил из себя Гробе. Впечатление было такое, будто ему нанесли удар прямо в солнечное сплетение.

Ага, оказывается, юрист наш при всем при том еще и жульничает. Он наверняка решил присвоить часть денег.

– А вы, юноша, крутенько ведете дела, — только и сказал Гробе. Но Хеллер уверенно вытянул в его направлении руку ладонью вверх. Гробе молча достал из правого кармана портфеля толстую пачку.

– Тут еще ровно двадцать пять тысяч, — сказал он.

Хеллер положил деньги на те, что были получены им ранее, и получилась недурная стопка. А потом совершенно спокойно, как наверняка подписывал бы и свой собственный смертный приговор, вписал в учетную карточку отеля: «Джером Терренс Уистер, Мейкон, штат Джорджия».

– Да, круто вы ведете дела. Но это и неплохо. Могу только сказать, что вы наверняка сумеете пробить себе дорогу в жизни.

Пробивать тебе ее осталось не более десяти минут, подумал я. Как только мистер Гробе выйдет из номера и обеспечит себя надежным алиби, стекла этого окна прошьет пуля, которая и прервет жизненный путь Хеллера. А заодно — и мой собственный. Гробе поднялся.

– Ну, вроде бы теперь я все отдал и все получил, не так ли?

Он посмеиваясь показал Хеллеру, что портфель его пуст, и только после этого сложил в него все полученные документы и новые регистрационные номера машины. Он явно наслаждался своей победой. Потом он еще раз внимательно оглядел комнату и направился к двери.

– И еще одно дельце, — остановил его Хеллер. — Возьмите телефонную трубку и велите дежурному администратору выйти на улицу и передать снайперу, сидящему на этой крыше, чтобы он срочно пришел в этот номер.

Гробе на какое-то мгновение напряженно застыл на месте. Потом решительно взялся за ручку двери. Она отвалилась и осталась у него в руке. Он с недоумением уставился на нее. Потом, отбросив ручку, сунул руку за отворот пиджака. Он явно полез за пистолетом. Хеллер чуть отодвинулся в сторону. При этом он, повидимому, взялся за стеклянную пепельницу, но на экране кисть его руки оставила только туманное пятно. Пепельница со свистом пролетела через всю комнату, нанесла скользящий удар по руке Гробса и, ударившись о косяк двери, раскололась на множество осколков, которые обсыпали юриста. Тот сделал шаг в сторону от двери, рука у него бессильно свисала. Он в ужасе всматривался в Хеллера.

В руке у Хеллера теперь была вторая пепельница.

– А этой, — сказал он, — я снесу вам верхнюю часть черепа.

Гробса всего трясло, когда он здоровой рукой придерживал на весу раненую. В таком состоянии он подошел к телефону и велел дежурному выйти на улицу, подняться на крышу противостоящего дома и сказать находящемуся там человеку, чтобы тот срочно пришел сюда. Если не считать освещенного места у самого окна, внутренность комнаты была затенена, чему немало способствовали и занавеси на окнах. Хеллер неспешными шагами направился к Гробсу и преспокойно вытащил у него из внутреннего кармана пистолет.

– Вот, а теперь просто спокойно садитесь на кровать, чтобы вас сложно было, отворив дверь, сразу же увидеть. И, постарайтесь держаться более непринужденно.

– Я думаю, у меня сломана рука.

– А вы лучше думайте о том, что у вас пока цела голова. Так что, когда он постучит, вы ровным, спокойным голосом пригласите его войти.

И они принялись ждать: Гробе — сидя на постели, а Хеллер — прислонившись спиной к стене у двери. Минут через пять в дверь постучали.

– Входите, — сказал Гробе.

Дверь распахнулась, и в номер вошел мужчина, Хеллер опустил ребро ладони на затылок вошедшего, и человек полетел прямо на Гробса. Скрипичный футляр он выронил на пол. Когда «скрипач» пролетал мимо Хеллера, тот успел выхватить у него из-за пояса кольт модели «кобра». Держа оба отобранных пистолета в руках, Хеллер сунул «кобру» в карман, а потом наклонился и перевернул валявшегося на полу мужчину на спину. Лицо поверженного снайпера было физиономией злобного хорька, и казалось, что штампы тюрьмы наложены здесь один на другой. Хеллер вытащил из его кармана объемистую пачку денег и на секунду задумался, взвешивая деньги в руке. Снайпер с ненавистью глянул на Гробса.

– А мне помнится, вы говорили, что это просто мальчишка! — Было очевидно, что он в ярости от случившегося.

Хеллер подошел поближе и, казалось, чуть коснулся его рукой, однако убийцу всего скрючило. Хеллер тем временем уже держал в руках его бумажник и документы. Пододвинув к себе ногой портфель, Хеллер открыл его, но вынул оттуда только номерные знаки автомобиля.

– Я всегда выполняю заключенные договора, мистер Гробе. Вы купили у меня бумаги, и они в вашем распоряжении. Я получил взамен другие, которыми тоже буду пользоваться по своему усмотрению. Договор всегда остается договором. — Хеллер знаком велел им подняться и встать у противоположной от двери стены. — Однако, мистер Гробе, у меня есть основания сомневаться в том, что вы — человек чести. Вот только поэтому... Он взял со стопки вещей, лежавших в открытом чемодане, портативный магнитофон. Нажал кнопку перемотки, а потом — воспроизведения записи. Из маленького динамика послышался голос Хеллера: «Входите! Открыто!» — а потом сразу же голос мистера Гробса: «Позвольте представиться, меня зовут мистер Гробе. Юридическая фирма "Киннул Лизинг"». Хеллер остановил пленку и проверил еще раз. Запись звучала просто отлично.

– Вот только поэтому, — продолжил он, — мы поместим эту штуку в безопасное место на тот случай, если со мной что-нибудь произойдет.

– Суды не принимают пленки в качестве доказательств, — не удержавшись, уколол его Гробе.

– Тогда у меня к вам будет еще одно дельце, — сказал Хеллер.

– Меня уже мутит от этих ваших «делец»! — зло выкрикнул Гробе.

Хеллер раскрыл бумажник наемного убийцы. Потом, достав блокнот, молниеносно переписал в него все данные. Затем вслух прочитал имя убийцы — Торпедо Фиаккола, назвал его домашний адрес, а также номер и серию социальной страховки. Потом он вынул из кармана отобранные у преступника деньги.

– Тут примерно пять тысяч долларов, — сказал он и положил деньги в бумажник, отчего тот сразу же неестественно раздулся. — Я полагаю, что это половина той суммы, которую вы должны были получить по контракту за мое убийство. — И он вручил бумажник гангстеру. — Я не хочу, чтобы меня потом обвиняли в том, что я у кого-то отнимаю кусок честно заработанного хлеба. Поэтому я предлагаю вам контракт на убийство мистера Гробса. Совершенно ошарашенные, гангстер и мистер Гробе переглянулись и как по команде уставились на Хеллера.

– Но я не хочу, чтобы вы его выполняли сейчас же, — сказал Хеллер. — Только в том случае, если хоть один из полученных мною документов вызовет у кого-либо подозрения или я услышу свист направленных в меня мистером Гробсом пуль, я позвоню вам и вы приступите к выполнению контракта. Выполнив его, вы немедленно получите остальные пять тысяч. Повторяю, к выполнению вы приступите, как только получите от меня команду. Должно быть, при этих словах он любезно улыбнулся бандиту.

Парень, чувствовалось, просто не знал, что делать.

– Да вы не беспокойтесь, — сказал Хеллер. — Я легко найду вас — у меня кроме вашего адреса есть адрес и телефон вашей матери.

Гангстера при этих словах передернуло. Честно говоря, я не думаю, что Хеллер сам понял, что сказал. Услышав его слова, бандит наверняка решил, что Хеллер имеет в виду то, что если он не выполнит приказа, то Хеллер прикончит его мать. Я сразу увидел, что гангстер именно так и воспринял его слова. А вот с Гробсом все обстояло несколько иначе. В то время как Хеллер изучающе смотрел на него, я понял, что у того имеется какой-нибудь козырь в рукаве.

– Итак, нужные вам бумаги вы получили. Вам нечего бояться меня, мистер Гробе, — сказал Хеллер. — Свою часть сделки я буду выполнять, пока вы сами не нарушите договора. Так что давайте на этом и поладим.

Хеллер разрядил оба револьвера. Я обалдел! Теперь он остался безоружным, ему нечем грозить им. После этого Хеллер раскрыл скрипичный футляр и внимательно оглядел лежавшую там в разобранном виде снайперскую винтовку. Он и здесь ограничился тем, что забрал все патроны. Потом отдал оружие и скрипичный футляр своим визитерам. Быстро орудуя отверткой, он привинтил ручку к двери и распахнул дверь перед ними. Коротким, безукоризненно вежливым поклоном он дал им понять, что они могут идти.

– Будем надеяться, что судьба не приведет нас к новой встрече, — сказал Хеллер.

Взгляд, которым одарил его Гробе, мог бы расплавить любую бронзовую статую. Они ушли. Хеллер — просто дурак, и я в этом только лишний раз убедился. Может быть, его рыцарские или героические поступки и могли сыграть свою роль, но в другое время и в другом месте, а уж ни в коем случае не в Нью-Йорке, городе на планете Земля. Одним словом, не на Блито-ПЗ.

Он должен, да что должен — обязан был — тихо и спокойно убить обоих. Именно так и поступил бы на его месте любой профессионал. Он жестоко унизил одного из самых влиятельных юристов на всей планете, нанес поражение самому Роксентеру — а такого этот человек не привык сносить ни от кого. И вот сейчас, только что нажив себе по меньшей мере двух смертельных врагов, он окончательно закрепил привинченную на место дверную ручку, упаковал свои вещи и тщательно привел в порядок номер. После этого он натянул бейсбольную шапочку, сдвинул ее на затылок и, стоя перед зеркалом, обратился к себе: «Да, а ведь школа ФБР просто великая вещь, она всегда поможет выбраться из любой ситуации». И Хеллер расхохотался. Может, его и научили чему-то в ФБР, но все-таки далеко не всему. Гробе наверняка успел сообразить, что любая угроза в адрес Хеллера, с чьей бы стороны она ни последовала, может быть интер претирована Джеромом Терренсом Уистером как исходящая именно от Гробса. А это не оставляло иного выхода, как тем или иным путем — если не сразу, то какое-то время спустя — задействовать все доступные средства для устранения Джерома Терренса Уистера.

Ведущие юристы Уолл-стрит в принципе никогда не проигрывают. Они только откладывают срок своей победы. Ведь фактически в прямом подчинении у Гробса находятся не только правительственные органы, но и сами правительства — целиком и полностью. И он может любое из них натравить на Хеллера. Деньги тоже не играют для него никакой роли. Очень может быть, что в ту самую минуту он предлагает тому же Торпедо Фиакколе сумму, втрое превышающую предложенную Хеллером, чтобы тот предпринял еще одну попытку. А Фиаккола, взбешенный дурацкой угрозой в адрес его матери и тем позором, который ему пришлось сегодня терпеть, вряд ли сочтет возможным отклонить подобное предложение. Хеллер, по существу, действовал сейчас в совершенно незнакомой ему сфере. И при этом слишком уж заносился. Шпионы именно тогда и опасны по-настоящему, когда, подобно скорпионам, действуют из укрытия. И они не напевают веселых песенок, выходя из гостиничного номера после того, как только что запустили маховик могущественной и мстительной машины, какой является империя Роксентера.

Я сидел, предаваясь самым мрачным размышлениям. Я никак не мог придумать способ завладеть трафаретом Хеллера до того, как он будет убит. Ничего удивительного в том, что ожидаемая продолжительность жизни военных инженеров измеряется сроком не более двух лет. Что же касается ожидаемой продолжительности жизни тех, кто поставлен управлять их деятельностью, то есть таких людей, как я, то она.может оказаться и значительно короче. И пока я сидел так, погруженный в печальные свои размышления, специальный курьер из кабинета Фахта прибежал с ежедневным отчетом, поступившим от Рата и Терба. В отчете говорилось: «Он зарегистрировался в отеле "Брюстер" и только что съехал оттуда». О боги, даже мои собственные люди не способны оказать мне поддержку в тяжелую минуту. Ни один из закоулков ада не знает тех мучений, которые выпадут на мою долю.

 

ЧАСТЬ ШЕСТНАДЦАТАЯ

 

ГЛАВА 1

 

Спустившись в холл гостиницы, Хеллер не обнаружил там никого из администрации. Тогда он зашел за стойку дежурного, положил на самом видном месте тридцать долларов за номер, там же оставил свою регистрационную карточку на имя Аль Капоне и сам себе выписал квитанцию на оплату, а потом сам же и расписался за администратора. «Бринкс» — поставил он подпись. Да, не так-то уж и детально обучали его в этом ФБР, иначе он знал бы, что Капоне за всю свою многолетнюю карьеру ни разу не ограбил машину инкассаторов фирмы «Бринкс», занимавшейся сдачей в прокат бронированных автомобилей. Уж я-то прекрасно знаю историю Америки!

Разбираясь в массе телефонных номеров, записанных прямо на стене у аппарата общего пользования в холле гостиницы — а были там в основном телефоны девиц, сутенеров и педиков, — Хеллер нашел номер одного из таксомоторных парков и набрал его. После того как багаж был погружен в такси, он попросил водителя, здорово смахивающего на немца:

– Мне нужно место для жилья. Какой-нибудь отель получше этого. Что-нибудь приличное.

Пробираясь среди покореженных крыльев и погнутых бамперов машин, состояние которых уже было отмечено Хеллером ранее, они направились по Мэдисон-авеню к центру. На углу Пятьдесят девятой и Пятой авеню таксист высадил Хеллера прямо на тротуар. Хеллер выгрузил свои вещи и протянул водителю двадцатидолларовую бумажку. Таксист выхватил деньги у него из рук и тут же быстро отъехал, поскольку за проезд ему полагалось значительно меньше. Можно сказать, что Хеллер начал понемногу знакомиться с условиями жизни в Нью-Йорке. Он огляделся. Прямо перед ним возвышался отель «Сноб Палас». Хотя у дверей его стоял швейцар, а кругом так и сновали посыльные, багаж у него никто не взял. Хеллер собрал свои вещи и вошел. Огромный холл, величиной чуть ли не в ангар, простирался перед ним. Мягкие искорки поблескивали на богатой инкрустированной мебели, хотя в холле царил приятный полумрак. Вся эта роскошь проплывала мимо него, пока он шел по направлению к отделу регистрации.

В отделе было множество клерков и каждый, казалось, не мог оторваться ни на минуту от своих занятий — никто даже не глянул в сторону вошедшего. Наконец Хеллер выбрал одного из них и сказал ему, что хотел бы снять здесь номер.

– У вас сделан предварительный заказ? — спросил клерк. — Нет?

Тогда вам следует обратиться к помощнику управляющего. Прошу вас, вон его стол.

Помощник управляющего был тоже занят. Он давал объяснения по телефону по поводу какой-то жалобы. Тон его при этом был виновато-сочувственный. Речь шла о пуделе, которого, по-видимому, не выгуляли или выгуляли не вовремя. Наконец он снизошел до того, что бросил взгляд на Хеллера. И по всему было видно, что посетитель не произвел на него особого впечатления. Благодаря зеркалу, занимавшему полстены за его спиной, я тоже имел возможность видеть Хеллера, и не мог не согласиться с ним. В зеркале отражался субъект в кричащем и слишком для него тесном пиджаке в красную и белую клетку, в брюках в синюю и белую полоску, которые не доходили до его бейсбольных шиповок. Вдобавок ко всему на голове его красовалась бейсбольная шапочка.

– Да? — коротко поинтересовался помощник управляющего.

– Мне нужна хорошая комната, а может быть, и пара комнат, — попытался сломать лед Хеллер.

– Вы прибыли с родителями?

– Нет, моих родителей нет на Земле.

– Номер в нашем отеле стоит от четырехсот долларов в день и выше. Я не думаю, что вам захочется останавливаться у нас. До свидания.

И он снова взялся за телефонную трубку, объясняя обстоятельства, в силу которых чей-то там пудель не получил должной порции свежего воздуха и моциона. Я сразу понял причину недоразумения. Хеллер мыслил категориями кредиток. А кредитка по курсу равна нескольким долларам. Он молча собрал свои вещи, вышел из отеля и сразу же наткнулся на освобождающееся такси, из которого как раз выпускали китайскую болонку, повидимому, только что получившую свой моцион.

– Мне нужна комната, — сказал он таксисту. — Я хочу найти что-нибудь подешевле того, что предлагают в этом отеле.

Таксист быстро выбрался из деловой части города, свернул на Лексингтон-авеню, умело избежал нескольких аварий и высадил Хеллера на Двадцать первой улице. Хеллер протянул ему двадцатидолларовую бумажку. Крайнее изумление отразилось на лице шофера, когда ему не удалось с ходу выхватить эту бумажку из пальцев Хеллера. Купюра держалась как приклеенная. С недовольным видом он принялся отсчитывать сдачу. Хеллер оставил ему на чай ровно пятьдесят центов. Значит, он уже кое-чему научился здесь.Хеллер с недоверием оглядел облупленное и крайне запущенное здание. Вывеска над входом гласила: «Дом для ночлега». Подхватив чемоданы, он вошел внутрь. Группа лоснящихся итальяшек сидела там на лоснящейся мебели. Лоснящийся клерк сидел за лоснящимся столом. И вообще весь холл выглядел каким-то засаленным и потертым. Какой-то странный звук донесся до меня из динамика. Но я быстро понял, что это такое. Хеллер принюхивался.

– Ох! — произнес он, не обращаясь ни к кому в частности. — Можно подумать, что порядками в этом доме ведает Аппарат!

Нарушение Кодекса! Самое настоящее нарушение Кодекса! А кроме того — Вызывающе непатриотическое поведение. Я быстро сделал пометку в своих записях и даже заложил кусочком бумаги этот отрезок пленки. Никто не сможет обвинить меня в том, что я пренебрег выполнением своего долга!

Хеллер подхватил чемоданы, молча повернулся и вышел на улицу. Там он остановился и снова оглядел здание.

– Ну и отели здесь! Можете хоть все провалиться сквозь землю. Дом наверняка обойдется дешевле и будет значительно чище. — Хеллеру пришлось прошагать два квартала, прежде чем ему удалось поймать такси. Машина на секунду остановилась у обочины, и Хеллер успел отворить дверцу прежде, чем такси отъехало от тротуара. Таксист выглядел так, будто не ложился спать по меньшей мере весь последний год. А кроме того, у него совсем не было пространства между глазами и волосами на голове. Типичный неандерталец. Хеллер загрузил багаж. Он наклонился вперед, чтобы быть расслышанным сквозь стекло и металлическую сетку, которые, по мнению нью-йоркских таксистов, могли хоть как-то защитить их от грабителей.

– Вы знаете адрес какого-нибудь дома, где я мог бы остановиться?

Таксист окинул его оценивающим взглядом и погрузился в раздумья.

– А деньги у вас сеть? — поинтересовался он.

– Конечно же, у меня есть деньги, — сказал Хеллер.

– Но вы еще так молоды.

– Послушайте, — сказал Хеллер, — знаете вы такой адрес или не знаете?

Таксист снова с сомнением глянул на него и только после этого утвердительно кивнул.

– Вот и отлично, — сказал Хеллер, — тогда отвезите меня туда.

Они пробились сквозь плотные потоки транспорта на Сороковые улицы и потом двинулись в сторону Ист-Ривер. Высокая черная стена здания Объединенных Наций мелькнула в окне. Они теперь передвигались по более спокойному и элегантному району, застроенному солидными и богатыми зданиями.Какое-то время спустя такси остановилось у одного из таких домов. Это было здание из полированного камня и дымчатого стекла, высокое строение приятного модернистского стиля. Небольшой газон и специальный подъезд вели к расположенному чуть в глубине дому. Элегантная вывеска полированного черного камня слева от главного входа оповещала золотыми буквами: «Ласковые пальмы». Таксист не стал подгонять машину к самому входу, потому что проезд был занят приземистым черным лимузином, за рулем которого поджидал своего пассажира шофер. Хеллер выгрузил из такси чемоданы и поставил их на дорожку. Сейчас он рылся в карманах в поисках денег, чтобы расплатиться с водителем такси. Но тут произошло нечто совершенно неожиданное.

Таксист, который все это время выглядел таким сонным и вялым, вперился взглядом в стоящий перед входом лимузин. В глазах его внезапно отразился неприкрытый откровенный ужас. Визжа колесами, такси дало задний ход, развернулось и рвануло с места с такой скоростью, будто все силы ада гнались за ним. Таксист даже не взял платы за проезд. Хеллер проводил взглядом быстро удаляющуюся машину, потом сунул в карман приготовленные деньга, поднял чемоданы и зашагал в направлении входа. Лимузин, как оказалось, стоял с работающим мотором. Справа от входа поджидал кого-то молодой человек мощного телосложения и угрожающей внешности, одетый в двубортный костюм. Шляпа его была опущена так низко, что почти закрывала глаза. Когда Хеллер приблизился, он оторвал спину от стены. Рука его поднялась, и я разглядел, что он сжимает в ней какой-то предмет. Оказалось, что это была миниатюрная рация. Не сводя глаз с Хеллера, он что-то сказал в нее.

– Здесь что-то явно происходило! Что-то наверняка опасное!

А Хеллер — этот идиот — даже не встревожился. Он как ни в чем не бывало вошел в дверь. Холл оказался не очень просторным, но обставлен был с необыкновенным вкусом. Спиральная лестница в глубине холла, плавно изгибаясь, вела на балкон. Позолоченная дверь лифта прекрасно гармонировала со стеной из полированного камня. Украшения из позолоченного кованого железа покрывали стены холла изящным узором. В холле стояли мягкие глубокие кресла оригинальной конструкции, расставленные попарно и отделенные друг от друга редкостными растениями в изысканных горшках. Длинная, золотого цвета стойка, по-видимому, служила здесь регистрационной конторкой. Но зал был совершенно пуст. Ни одной живой души. Звонко топая по узорному полу своими шиповками, Хеллер подошел к стойке. Маленькая дверь слева от стойки, с надписью «Хозяин» в верхней части ее, приоткрылась дюймов на шесть. В щели показалось лицо отталкивающего вида. Потом появилась и рука, которая молча поманила Хеллера. Сложив на полу свой багаж, Хеллер подошел к двери, и она тут же распахнулась. За дверью просматривался роскошно обставленный кабинет. В глубине его стоял резной письменный стол, за которым сидел элегантно одетый узколицый брюнет миниатюрной комплекции. Табличка на его столе сообщала: «Вантаджио Меретричи. Управляющий». Справа за тем же столом расположились еще двое мужчин. Оба были в шляпах и сидели так, что рук их не было видно. Вся тройка внимательно смотрела на Хеллера. Дверь за его спиной захлопнулась.

И тут его внезапно схватили сзади! Руки его оказались намертво прижатыми к телу. Потом его силой подвели к стулу, что стоял в углу у самой двери, и заставили сесть. При этом тот, кто держал его сзади, так и не ослабил свой удушающий захват. Один из тех, что сидели за столом в шляпах, сказал, указывая на Хеллера:

– Это что, один из ваших похабных мальчиков?

– Нет! Нет! — горячо запротестовал управляющий. — Мы здесь не пользуемся услугами молодых людей.

Второй гангстер недоверчиво расхохотался.

– Брось (...), Вантаджио. Сколько ты сдираешь с клиента за мальчишку с таким хорошеньким личиком, как у этого (...)? Ну ладно, вернемся к делу, Вантаджио. Фаустино сказал, что ты собираешься толкать здесь наркоту. Значит, так мы поставляем товар, ты его сбываешь.

– Никогда! — воскликнул Вантаджио. — Так мы растеряем всех наших клиентов. Они ведь наверняка решат, что под это дело мы будем пытаться выкачивать из них информацию.

– О, да какая, к черту, может быть информация у этих черномазых да косоглазых, которыми забиты все места в Объединенных Нациях! И что вообще они понимают в информации, — презрительно фыркнул тот из гангстеров, что сидел поближе к Вантаджио. — Теперь тебе придется хорошенько усвоить новые правила. Теперь Фаустино командует парадом, и тебе это прекрасно известно. Итак, с чего мы начнем? Не сразу же тебя отправлять на тот свет, в конце концов! Как ты смотришь на то, если для начала мы попортим твою мебель, а? Или, может быть, изувечить несколько твоих шлюх?

– А почему бы нам не начать с этого красавчика? — предложил второй гангстер.

Бандиты молча переглянулись и понимающе улыбнулись друг другу. Тот, который высказал последнее предложение, прикурил сигарету и встал.

– Для начала мы наделаем глубоких дырок в его мордашке, и ебе придется оплатить счета за его лечение.

Гангстер поднялся с места и направился в сторону Хеллера, раскуривая на ходу и без того ярко горевшую сигарету. Человек, державший Хеллера сзади, усилил свою железную хватку. Неожиданно Хеллер оторвал ноги от пола. Продолжая сидеть на стуле, он сделал нечто, напоминающее заднее сальто. Носки его туфель ударили в голову стоявшего за его спиной. Держась руками за сиденье стула, Хеллер завершил переворот, пролетев над самой головой стоявшего сзади. В результате он оказался за его спиной и моментально выхватил у него спрятанный в кобуре под пиджаком пистолет. Гангстер, который направлялся к нему, изумленно застыл посреди комнаты. Тот же, что оставался у стола, выхватил пистолет.

– Не заслоняй, отойди в сторону! — заорал он тому, что стоял посреди комнаты. Тот сразу же упал на пол.

Бандит у стола выстрелил. Хеллер же стоял за спиной того бандита, который держал его пыле. Пуля, выпущенная сидевшим у стола, попала ему прямо в грудь.  Используя в качестве щита тело, прошитое пулей, Хеллер стался укрыться от огня. Бандит у стола прицелился и выстрелил. На этот раз дважды. Обе пули снова попали в труп. Наконец сидевший у стола понял, что труп его дружка надежно прикрывает Хеллера, и попытался податься в сторону. Хеллер выстрелил, и пуля попала точно в сердце сидевшему у стола.

Тот, что распластался на полу посреди комнаты, вытащил тем временем пистолет и тоже попытался выстрелить. Хеллер заметил его движение и успел увернуться. Тот все же выстрелил. Пуля и на этот раз попала в труп. Теперь и Хеллер пригнулся к полу. Из этого положения он выстрелил, и пуля прошила голову последнего из троицы гангстеров. Двое были мертвы, третий чуть подрагивал в предсмертных судорогах.

– О Господи, — только и сумел выдавить из себя сидевший по-прежнему за столом Вантаджио Меретричи.

За дверью послышался топот бегущих ног. Хеллер отскочил от двери. Верзила, что стоял у входа во время приезда Хеллера, едва отворив дверь, тут же заметил его и вскинул руку с пистолетом. Однако Хеллер успел выстрелить первым. Пуля попала в верхнюю часть плеча.Верзилу отшвырнуло от двери и развернуло в обратную сторону. Но он не упал. Дверь захлопнулась, и послышался быстро удаляющийся топот ног.

Взревел мотор и, судя по шуму, лимузин, стоявший у входа, умчался со страшной скоростью.

– О Господи, — повторил все тем же тоном Вантаджио. Но тут он словно очнулся. — Послушай, парень,  быстренько помоги-ка мне здесь!

Один из гангстеров валялся на коврике возле стола. Вантаджио ухватил этот коврик за углы и как на саночках быстро потащил тело к двери. На ходу он подпер дверь стулом, чтобы она не захлопнулась, и вытащил свой груз в холл. Хеллеру он указал рукой на труп, который так надежно послужил ему в качестве щита. Хеллер подхватил тело и вынес его в коридор. Издалека послышался прерывистый вой полицейской сирены.

Управляющий на пару с Хеллером вытащили и третье тело. В холле появилась старушка в безукоризненно выглаженной форме горничной из богатого дома.

– Сейчас же подотрите кровь в кабинете! — крикнул ей управляющий. — Да поживее, поживее!

Полицейская машина приближалась. Управляющий быстро нырнул под свой письменный стол. Оказалось, что там лежал связанный по рукам и ногам клерк с кляпом во рту. Хеллер помог вытащить его оттуда, разрезал веревки и вынул кляп. Управляющий тем временем разложил в определенном порядке трупы в холле. Он взял тот пистолет, которым пользовался Хеллер, вытер рукоятку и сунул его в руку прежнему владельцу. Полицейские машины уже тормозили у подъезда.

– Эти (...), — сказал управляющий. — Они договорились с легавыми, что те сразу же приедут и схватят меня, если только здесь поднимется стрельба.

Управляющий в последний раз оглядел холл, быстро сказал что-то по-итальянски клерку и обернулся в сторону Хеллера, наверное, намереваясь посоветовать ему поскорее сматываться отсюда, как со стороны входа раздался грубый голос: «Всем не двигаться!» Все — это были управляющий, Хеллер и клерк.

Полицейский инспектор в сопровождении еще двух полицейских, вооруженных скорострельными ружьями, вошел в холл. Это был человек средних лет, огромного роста, но рыхловатый.

– Ну вот, Меретричи, считай, что ты арестован!

– А за что? — осведомился Вантаджио.

Полицейский инспектор оглядел трупы. Потом перевел взгляд на клерка.

– Что тут произошло? — спросил он у него.

– Вы сами видите, — сказал клерк. — Этот вот, — и он указал на труп, лежавший ближе к входу, тот, что Хеллер использовал в — по-видимому, пытался убежать от остальных. Но они ворвались сюда прямо вслед за ним, и поднялась такая стрельба! Полицейский инспектор внимательно осмотрел вначале убитых, а потом и оружие каждого из них.

– Их нужно арестовать, — сказал Вантаджио. — Мы не разрешаем здесь у себя открывать стрельбу.

– Умничаешь, (...), — буркнул инспектор. Потом он подошел к Хеллеру: — А ты кто такой, черт побери?

– Он работает посыльным, — ответил Вантаджио. — Он вошел сюда с черного хода уже после стрельбы.

– (...), — пробормотал инспектор.

– Мне хотелось бы, чтобы вы исполнили свой служебный долг, — сказал Вантаджио, — то, чего вправе требовать от вас налоголателыцики, которые платят вам зарплату, и убрали все эти тела сюда к чертовой матери. Они уже и так окончательно испортили дорогой ковер.

– Не сметь ничего здесь трогать, — сказал инспектор. — Машина из полицейского морга прибудет сюда через несколько минут. Они их сфотографируют и сфотографируют также все вокруг. А вы двое, — он ткнул пальцем в управляющего и клерка, — обязательно явитесь по повестке в качестве свидетелей, и будет составлен протокол. Мне бы следовало отвести вас в участок и держать там как свидетелей.

– Свой гражданский долг мы обязательно исполним, — пообещал Вантаджио. — А вот вы постарайтесь впредь обеспечить более надежную защиту честных бизнесменов! — Он с яростью поглядел на распростертые тела. — А то у вас такие вот бандиты бегают по улицам.

Инспектор убыл. Патрульные остались стеречь тела, чтобы никто не мог покуситься на столь ценные вещественные доказательства.

– А вещи можешь занести ко мне в кабинет, — сказал Ванраджио и сделал Хеялеру приглашающий жест рукой.

Хеллер подхватил свои чемоданы, сумку и последовал за адмиршстратором в его кабинет.

 

ГЛАВА 2

 

Горничная уже успела смыть с пола всю кровь.  Вантаджио включил кондиционер на «вытяжку», повидимому, для того, чтобы очистить воздух в кабинете от запаха пороха. Он пригласил Хеллера сесть и только после этого сам уселся за резной письменый стол.

– Слушай, парень, — сказал Вантаджио, — а ты ведь спас мне жизнь. Я еще никогда в жизни не видел такой великолепной стрель бы. — Он некоторое время молча приглядывался к Хеллеру. — Послушай, а как ты вообще здесь оказался?

Хеллер рассказал, что был занят поисками жилья, а потом почти дословно передал содержание своего разговора с таксистом вплоть до того, как спросил у того, не знает ли он адрес какого-нибудь дома.

Вантаджио расхохотался.

– О Господи, до чего же ты еще зеленый! Похоже, ты попал сюда из тех мест, где и представления не имеют о том, что тут творится. Послушай-ка, парень, и запомни. На языке аборигенов этого достославного города слово «дом» означает в первую очередь бардак, бордель, дом под красным фонарем — иными словами, публичный дом, а еще более понятней — дом, в котором занимаются проституцией. Вот в такой-то дом ты и попал. Это, если можно так выразиться, дворец наслаждений Объединенных Наций, и он справедливо считается самым изысканным из всех «домов» на Манхэттене. — Он снова рассмеялся, но тут же сдержал себя. — Но как бы там ни было, я должен поблагодарить Пресвятую Деву за то, что ты сюда прибыл. Я ведь был совершенно уверен, что на этот раз мне выпал черный номер. — Откинувшись на спинку кресла, он какое-то время приглядывался к Хеллеру, будто решал некую проблему. — А ведь знаешь, недурно было бы тебя иметь здесь и на постоянных условиях. Послушай, парень, а как бы ты отнесся к тому, чтобы получить здесь работу? Ну, какую-нибудь солидную должность вроде, например, вышибалы?

– Нет, — сказал Хеллер. — Большое спасибо, но вынужден отказаться. Мне нужно получить диплом. Ведь пока у тебя нет диплома, люди не желают и разговаривать с тобой.

– О, тут ты совершенно прав. Я и сам убежденный сторонник просвещения. У меня и самого имеется диплом специалиста в области политических наук, выданный Нью-Йоркским университетом, — с гордостью сообщил он, — и в данный момент я, можно сказать, дошел до самых вершин моей профессии, став во главе главного борделя ООН.

В этот момент за дверью послышался какой-то шум, и в кабинет вбежали двое мужчин. Одежда их была в крайнем беспорядке. Все, что на них было надето, выглядело дорогим и элегантным, однако создавалось впечатление, что последнюю ночь они провели не иначе как под мостом и потом не имели возможности переодеться.

– Где вы были? — встретил их вопросом Вантаджио.

– Мы летели сюда как на крыльях, — ответил один из них. — На рассвете этот (...) инспектор Графферти ворвался в нашу квартиру и арестовал нас за бродяжничество и загрязнение улиц. И вот только сейчас наш юрист добился, чтобы нас отпустили под залог.

– Это все было подстроено заранее, — сказал Вантаджио. — Полицейский инспектор Бульдог Графферти. — И он сплюнул прямо на ковер. — Да ведь он сам сидел в засаде на улице и дожидался момента. Вас, двух телохранителей, он устранил с дороги, с тем чтобы банда Фаустино могла заявиться сюда и хорошенько нажать на меня. Если же в случае моего отказа им пришлось бы убить меня, Графферти оказался бы тут как тут и все протоколы составил бы так, будто им пришлось застрелить меня в порядке самообороны. Если бы этот парень не перебил их всех, к вашему приезду я был бы мертвее мертвого.

И он во всех подробностях рассказал, что тут произошло и что сделал Хеллер.

– О Господи! — хором воскликнули телохранители, глядя на Хеллера во все глаза.

– А теперь быстренько дуйте вниз, и пускай вас там приведут в порядок — вычистят и выгладят все ваши вещи. Мы не можем допустить, чтобы вы выглядели как пара беглых каторжников. У нас же здесь заведение высокого класса.

– Будет сделано, мистер Меретричи, — выпалили они и тут же выбежали из кабинета.

– У нас здесь и в самом деле заведение самого высокого класса, — повторил Вантаджио, обращаясь на этот раз уже к Хеллеру. — Эти типы из Объединенных Наций — странная публика. Если они вобьют себе в голову, что мы занимаемся сбытом наркотиков, они наверняка решат, что делаем мы это ради того, чтобы выудить у них какую-то информацию. Так что увольте, сэр. Мы сторонники старых и добрых традиций. У нас здесь подается контрабандное спиртное, правда, часть этой контрабанды мы получаем не из-за границы,

а от местных подпольных изготовителей. А спиртное нельзя смеши вать с наркотой, это азбука, парень.

– Смертельная смесь, — сказал Хеллер, вероятно, припомнив содержание своей книжонки.

– Что? О, ты несомненно прав! Ты это, парень, очень верно подметил. Многие отвернулись от старых промыслов. Подпольным спиртным сейчас не занимается ни одна семья. А ведь денег на этом можно сделать ничуть не меньше, чем во времена «сухого» закона.Ты знаешь, какие налоги сдирают федеральные власти с законных производителей? Вот в том-то и дело... Да к тому же это и выглядит как-то респектабельней. Более традиционно. Понимаешь ли, парень, — продолжал он, — хоть ты и зелен еще, но наверняка уже слыхал, что проституция не может обойтись без наркотиков. Не верь этой чепухе. Шлюхи от них просто дуреют. Их иссушает эта гадость. Больше двух лет они просто не в состоянии работать. А ведь мы в них вкладываем огромные капиталы. Нам приходится тренировать их, шить им наряды в самых дорогих фирмах, обучать их в клиниках — ведь у многих из них квалификация медсестер, — прививать навыки санитарии и гигиены, а потом еще отправлять на высшие курсы искусства любви, которые ведет бывшая содержательница борделей в Гонконге. Все это стоит колосных денег! Мы никак не можем допустить, чтобы они такбыстро приходили в негодность. За такой срок невозможно даже вернуть вложенные деньги. Налоговая инспекция не разрешит так быстро списывать столь значительные суммы на внутренние затраты. Так что, парень, никаких наркотиков.

– Да, наркотики и близко подпускать нельзя, — подтвердил Хеллер, думая, по всей вероятности, о судьбе Мэри Шмек.

– Совершенно верно, — сказал Вантаджио. — Да и клиентура из ООН, наша главная клиентура, просто разбежится. А кроме того, нам же пришлось бы тогда еще и тратиться на взятки АБН. Это верный путь к банкротству.

– Ну что ж, — сказал Хеллер. — Рад был познакомиться. Весьма сожалею, что обратился не по адресу. В таком случае я пойду.

– Нет! Нет! — горячо запротестовал Вантаджио. — Ты же спас мне жизнь. Сам Клинт Иствуд не смог бы вести себя лучше в такой перестрелке. Как я могу отпустить такого парня просто так! Послушай, бизнес наш в данный момент идет довольно вяло — у ООН перерыв между сессиями, на дворе лето и город просто обезлюдел. Ты ведь пришел сюда в расчете на то, что тебе удастся найти себе комнату. Только в одном этом здании более двухсот комнат и апартаментов. Есть у меня одна небольшая свободная комнатка на втором этаже — в ней раньше жила коридорная, и ты можешь занять ее.

– Ну что ж, — сказал Хеллер, — если вы разрешите мне снять ее, то я согласен.

– Снять? А что бы ты сказал, если бы тебе в качестве оплаты пришлось, ну... просто посидеть у нас в холле, раза два-три в неделю. Просто повертеться там часок-другой. А я, в свою очередь, позабочусь о том, чтобы у тебя была для этого более приличная одежда.

Мысленно я молил Хеллера ни за что не соглашаться. Он же должен понимать, что крутые парни из банды Фаустино знают теперь его в лицо. А этот тип просто хочет воспользоваться им в качестве пугала. По-видимому, и Вантаджио заметил, что Хеллера одолевают сомнения.

– Послушай, парень, ты ведь собираешься поступать в колледж. Если ты будешь поступать в Нью-Йоркский, я кое в чем смогу помочь тебе — вывести на нужных людей, посоветовать, переговорить кое с кем. Ресторана у нас тут, правда, нет, но тем не менее имеется приличная кухня. Блюда, что там готовят, потом подают в номера. А тебе, если захочешь, будут приносить бутерброды. Спиртное мы тебе подавать не сможем, потому что невооруженным взглядом видно, что ты еще по возрасту не вышел, нас могут за это лишить лицензии. Но безалкогольных напитков тебе будут отпускать — хоть залейся. Слушай, парень, соглашайся! Никто тут тебя не побеспокоит зря. А для ооновцев, чтобы не лезли с вопросами и поручениями разными, а то они готовы каждого превратить в «обслуживающий персонал», мы быстренько сочиним историю о том, что ты являешься сыном кого-то из диктаторов или еще кого-то, кто предпочитает не раскрывать своего инкогнито. И что папаша-де поселил тебя здесь на время обучения в колледже. Меня же беспокоили отнюдь не те многочисленные опасности, которым Хеллер может подвергнуться. Я никак не мог себе представить, каким образом Рат сможет пробраться сюда и обыскать его вещи. Ведь в любом уважающем себя борделе просто скандал поднимается до небес, если кого-то поймают на том, что он роется в вещах клиентов. Администрация сразу начинает воображать, будто вы здесь ищете компрометирующие материалы, которые можно будет потом использовать для шантажа, а то и для того, чтобы напустить на них полицию! А телохранители, хоть их и помяли слегка, выглядели более чем грозно. Это было почти равнозначно тому, чтобы пробраться к Хеллеру в строго охраняемую тюрьму.

Я понимал причину столь странного поведения Вантаджио. Он все еще пребывал в шоке, и его одолевало гипертрофированное чувство благодарности. Ведь если говорить по существу, то Хеллер по всем статьям здорово уступал охранникам, которых, как детишек, послали приводить свои вещи в порядок.

– А кроме того, здесь полно прехорошеньких женщин, — говорил тем временем Вантаджио, — и парню с такой приятной внешностью да с такой фигурой и мускулатурой придется силой отбиваться от них. Но ты всегда сможешь попросить помощи у какой-нибудь из мадам, если они уж слишком будут приставать к тебе. Ну, парень, что ты на это скажешь? Договорились?

– А у вас и в самом деле имеются и мальчики? — спросил Хеллер.

– Боже упаси! — возмутился Вантаджио. — Этот придурок просто выдумал. Дело в том... что сам-то он как раз и грешил по части мальчиков, вернее, грешит. Он педик, то есть был им. Ну, так что ты на это скажешь?

Не успел Хеллер кивнуть в знак согласия, как Вантаджио бросился к двери и выглянул в холл. Полицейские уже успели увезти трупы и убрались сами. Горничная подтирала пол. Вантаджио скомандовал клерку:

– Нажми-ка на все кнопки!

И вскоре многочисленный штат заведения высшего класса начал стекаться в холл. Чуть позже туда же стали спускаться головекружительно красивые женщины различной степени раздетости. Представительницы всех континентов Земли, они были всех цветов кожи, хотя преобладала белая раса. Холл постепенно заполнился полуобнаженными бедрами и полуприкрытыми бюстами. Вантаджио снял с Хеллера шапочку и попросил его подняться на мраморное возвышение. Целое море хорошеньких мордашек могло показаться обложкой какого-нибудь кино — или порножурнала, если-бы люди на обложках умели двигаться и обмениваться репликами.

В общем, все это напоминало монтаж, составленный из весьма соблазнительных красоток. Вантаджио обратился к ним решительным, не терпящим возражений тоном:

– Этот парень несколько минут назад спас мне жизнь. И я требую, чтобы все вы относились к нему с должным уважением.

Восхищенный вздох вырвался из общей груди, сопровождаемый не менее восхищенными восклицаниями. Я решительно ничего не понимал. И что они могли найти в этом Хеллере? Но мне тут же стало ясно, что сейчас ведь у них не сезон. Они просто изголодались по мужчинам.

– Он будет теперь здесь жить, — сообщил Вантаджио.

Если раньше восклицания были, так сказать, абстрактно восхищенными, то теперь раздались восклицания бурной радости. О боги, подумал я с некоторой досадой, как жаль, что графиня Крэк не видит этого.

– Слушайте дальше, — продолжал Вантаджио, повысив голос, чтобы перекрыть общий шум, — вы и без моих пояснений должны видеть, что он малолетка, это ясно как день. А искушение карается тюремным сроком. И если только он пожалуется на то, что кто-то из вас пристает к нему, этот кто-то вылетит отсюда на собственной (...)!

В ответ раздался встревоженный шепот.

– Мама Сессо! Ты слышала, что я сказал? — выкрикнул Вантаджио во всю силу своих легких.

Непомерной величины женщина с еще более непомерным бюстом, мускулистая и с черными усами, протолкалась к перилам.

– Я здесь, синьор Меретричи! — заорала она в ответ и, опершись о перила балкона, поглядела вниз.

– Как шеф-мадам, — крикнул Вантаджио, — ты будешь теперь следить, чтобы мое указание выполнялось беспрекословно. Кроме того, тебе вменяется в обязанность следить еще и за тем, чтобы все остальные мадам следили за его исполнением.

– Я все поняла, синьор Меретричи. Если найдется такая, кто не выполнит всего, чего потребует от нее этот малолеток, эту (...) нужно выбросить на улицу, и пусть катится к (...)!

– Нет, нет, совсем не так! — так же громко поправил ее Вантаджио.